6 января 2018 г. независимая общественно-политическая газета
Главная Общество Феномен "Свободы"
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    
       

Феномен "Свободы"

29 июля 2013 года
Феномен "Свободы"

     Исследование, предлагаемое вниманию читателей, посвящено одному из самых ярких и неоднозначных политических явлений на постсоветском пространстве: Социал-Национальной партии Украины, ныне именуемой Всеукраинским объединением «Свобода».
      Основанная в 1991 году, «Свобода» является старейшей украинской партией, дожившей до наших дней. Однако в течение долгого времени она оставалась абсолютно маргинальной, являясь прибежищем небольшой группы псевдоинтеллектуалов, увлеченных идеями европейских ультраправых с их культом арийской белой расы. Лишь после ребрендинга, проведенного в 2004-м, после переориентации на массовый электорат и многих лет терпеливой работы по формированию собственного электорального сегмента партия шаг за шагом добилась серьезных успехов. Так, на выборах в Верховную раду в 2012 году «Свобода» набрала 10,44% голосов по Украине в целом, а по Львовской области даже 38,02%. Рейтинг «Свободы» продолжает расти и после выборов: по результатам всеукраинского опроса она заняла третье место в списке самых популярных политических партий Украины. Опрос выявил также высокий образовательный уровень электората «Свободы», большую часть которого составляют работающие или учащиеся мужчины молодого и среднего возраста. Все это, вместе взятое, не позволяет отмахнуться от нее, назвать успех «Свободы» случайным, или ограничиться дежурными фразами о нерушимости украино-российской дружбы и об отсутствии у агрессивного национализма долговременных перспектив. Все намного сложнее: при ближайшем рассмотрении дружба оказывается не столь уж и нерушимой, а социальная база «Свободы» – обладающей большим потенциалом роста. «Свобода» как политический феномен гораздо тоньше, умнее и многограннее схематичного образа галичанского «діда», ненавидящего «москалiв» и поливающего машинным маслом кусты роз, под которыми закопан припасенный с войны пулемет.
      Автор книги Станислав Бышок составил очень подробное и богатое фактами описание истории ВО «Свобода» и вдумчиво проанализировал причины ее успеха. Его исследование позволяет увидеть закономерность и, более того, неизбежность нынешнего роста популярности «Свободы» в современной Украине. При этом, что тоже отрадно, автор не спешит с выводами. Даже констатируя определенное сходство между лозунгами, символикой, названием, униформой и многими другими чертами политической практики ВО «Свобода» и нацистской НСДАП, он не торопится наклеивать на первую ярлык «фашистская», предоставив читателю сделать выводы самому. И выводы эти при добросовестном сопоставлении фактов далеко не столь однозначны.
      Здесь несомненное достоинство книги – богатый и полный фактический материал, подобранный очень взвешенно, безо всякой попытки выпятить удобные и замаскировать неудобные для автора эпизоды, отчасти оборачивается и ее недостатком. Обычному читателю – не специалисту-политологу, глубоко погруженному в украинскую тематику, а простому человеку «с улицы», тем более живущему в России и не видящему украинских реалий воочию, своими глазами, несомненно, будет сложно выделить главное в этом потоке, соблюсти золотую середину, не скатившись ни в обличение «Свободы» («фашисты!»), ни в ее апологетику («патриоты!»). Подобных соблазнов, притом обоего рода, при прочтении книги будет немало, ибо «Свобода» – очень неоднозначное и сложное явление, обладающее не только отталкивающими, но и привлекательными чертами. Не ждите в этой книге описания злодейств и эсэсовских шествий – будь это так, будь «Свобода» всего лишь партией «бывших эсэсовцев», как иной раз ее пытается представить не слишком умная и не слишком грамотная пропаганда – они никогда не получила бы 37 мандатов в Верховной раде Украины. Все, повторяю, обстоит намного сложнее.
      Феномен «Свободы» порожден в первую очередь тем идейным и духовным вакуумом, который образовался в умах и сердцах жителей бывшего СССР после его распада. Национализм оказался одним из самых привлекательных маяков, на свет которого поплыли бывшие участники «новой исторической общности – советского народа», заблудившиеся в густом идеологическом тумане, сменившем ясность советской эпохи. Поплыли не все, но очень многие. Отнюдь не только изначальные и убежденные националисты и русофобы – вовсе нет, такого рода типажи и сегодня составляют меньшинство даже в рядах самой «Свободы». Поплыли те, кто растерялся и утратил нравственные ориентиры, а таких оказалось немало. Поплыли туда, где виделись ясность и простота, четко очерченный круг союзников и друзей и столь же четкое указание на то, где находятся враги и откуда следует ждать удара. Огромную роль сыграло и то, что, в отличие от своих конкурентов, «Свобода» сумела сформулировать абсолютно ясную позицию по очень широкому кругу вопросов: экономических, социальных, морально-этических, притом эта позиция, хотя и весьма эклектичная в ряде случаев, очень близка значительной части украинского общества. В этом плане – в плане ясности и проработанности программы со «Свободой» может сравниться разве что КПУ, но и она уступает «Свободе».
      Итак, «Свобода» – это прежде всего рупор мнений простого украинца, зачастую далекого от политики, много и тяжело работающего, живущего очень непросто и пытающегося нащупать опору, увидеть ясные ориентиры в нашем сложном, неоднозначном, противоречивом мире. Мнений не только и не столько о политике, но по самым разным, зачастую далеким от политики вопросам. Лидеры «Свободы» очень чутко улавливают такие пожелания «снизу» и необычайно гибко отзываются на них. Их сила в безграничном популизме, в готовности ответить на любой идеологический запрос и дать простой и ясный ответ на любой вопрос, даже самый сложный. Программа «Свободы» легко сводит любые проблемы к весьма ограниченному кругу мифов. Главным из них является миф о России и русских, изначально враждебных украинской государственности, тесно спаянный с мифом о разрушительности левых идей, когда всякий коммунист есть по определению москаль, агент Кремля и враг всего украинского, а украинцы не смогут спать спокойно до тех пор, пока существует Россия. «Свобода» даже не формулирует иных причин ненависти к левым – в рамках ее идеологем вполне достаточно повесить на противника такой ярлык.
      «Мы должны не просто вернуться в Европу, мы должны помочь Европе вернуть то, что сделало ее когда-то Европой, воссоздать настоящие, истинные основы европейства. И странно желание некоторой части украинского (или не совсем украинского) населения Украины вернуться в душные объятия азиатской России… Удивительно стремление некоторых граждан Украины, так старающихся сделать евроремонт в собственной квартире, к политическому союзу с Россией. Им, очевидно, трудно понять, что евроремонт и Россия – понятия несовместимые, можно даже сказать, взаимно отрицающие. Всем нам нужно глубоко осознать, что Европа заканчивается там, где начинается русский язык, русский менталитет, русская, так называемая, культура. Следовательно, враг Украины – Россия как явление политическое, милитаристское и чуждо-культурное. Итак, враг Украины – коммунизм, который является пятой колонной России в Украине. Итак, выбор Украины – Европа» (Партийный журнал Орієнтири, 1999).
      Одновременно «Свобода» вступает – исключительно на словах, но далекому от политики человеку бывает сложно обнаружить обман – за социальные гарантии, за крепкие моральные ценности, опирающиеся на украинские традиции, за сплочение общества на национальной, естественно, основе. Она и крайне радикальна, и крайне консервативна одновременно, и благодаря этому очень успешно играет на самых чувствительных точках украинского общественного сознания.
      Так, говоря об успехе своей партии за пределами ее «галицкой вотчины», за рекой Збруч, которая традиционно считается «украинским Рубиконом», за которым лежит уже «Большая» Украина, лидер «Свободы» Олег Тягнибок как-то заявил: «Встречи в восточных регионах у меня проходили гораздо активнее и с большим количеством людей, чем в западных. Украинцев в восточных регионах в последнее время стали очень унижать, и они нуждались в появлении в парламенте такой национально-ориентированной партии, которая будет защищать наши общие интересы. Теперь каждой области восточной Украины мы даем народного депутата. Будет народный депутат в Харькове, народный депутат в Одессе. Понимаете, насколько это облегчит возможности защиты прав украинских в тех регионах, где за украинский язык можно получить пулю в лоб, за вышитую рубашку получить арматурой по голове? Насколько это усилит защиту прав украинцев в тех регионах».
      Здесь отражена важнейшая составляющая успеха «Свободы»: она активно позиционирует себя как партия притесняемых и обиженных. Таковых же в Украине сегодня немало – тому причиной и экономические неурядицы, и болезненные точки, связанные с проблемой русского и украинского языков, и с различными взглядами на историю страны. Ни для кого не тайна, что носители одного из двух языков, наиболее распространенных в Украине, и одного из двух диаметрально противоположных подходов к ее новейшей истории действительно могут ощущать себя притесняемыми в тех районах, где они составляют меньшинство, причем ситуации при этом возникают вполне обоюдные. А те, кто составляет большинство, тоже ощущают дискомфорт оттого, что меньшинство, отличное от них, им упорно сопротивляется.
      Типичным примером такого рода пропагандистской кампании стала реакция «Свободы» на трагическую историю с убийством 28 мая 2000 года во Львове известного в регионе композитора и исполнителя, лидера группы «Ватра» Игоря Билозира. Бытовая ссора из-за спора о том, какую музыку включить в кафе – украинскую или «русский шансон», окончилась дракой и убийством, убийцы были задержаны и впоследствии получили 15 и 12 лет. Некий национальный мотив в ссоре, вероятно, присутствовал, однако «Свобода» (тогда еще СНПУ) раздула этот случай до уровня глобального национального противостояния и сделала все возможное, чтобы извлечь из инцидента максимум политических дивидендов. Вся без исключения российская поп-музыка была объявлена проводником пропаганды криминальной субкультуры, «блатной русской попсой». Вероятно, такая оценка верна, если говорить о репертуаре «Радио Шансон», но едва ли справедлива по отношению ко всем без исключения российским музыкантам. Что касается избиения Билозира, то оно было в первую очередь прямым следствием неспособности местного МВД справиться с уличной преступностью в целом, что полностью подтверждает криминальная статистика того периода.
      Сведение всех проблем к национальному противостоянию, четкий образ России и русских как врагов украинской независимости и государственности, последовательно провозглашаемая антикоммунистическая и вообще антилевая позиция, сочетаемая с приравниванием любых «левых» к «агентам Москвы» и одновременно с фактически левой социальной риторикой, хотя и украшенной национальными наворотами, – вот политический портрет «Свободы» сегодня. Портрет этот, надо сказать, действительно во многом совпадает с политической платформой раннего фашизма, причем фашизма скорее Муссолини, чем Гитлера. Ведь суть фашизма, его идеологическую основу составляет идея о возможности решения всех экономических и классовых проблем в рамках национальной корпорации, что мы и наблюдаем у «Свободы».
Однако борьба с инородцами и «рукой Кремля», сыграв свою роль в формировании электората «Свободы», постепенно отходит на второй план. Окрепшая «Свобода» примеривается уже к президентским выборам 2015 года. В ее обиход прочно вошел термин «внутренняя оккупация», используемый в отношении правящей Партии Регионов и Виктора Януковича, которые, по меркам «Свободы», недостаточно нациократичны.
      Здесь уже начинаются весьма неоднозначные политические игры. По оценкам ряда экспертов, партия власти вполне может подыграть кандидату от «Свободы» (вероятно, Олегу Тягнибоку) на президентских выборах с целью вывести его во второй тур, где он, по замыслу, и проиграет Виктору Януковичу. Вот только проиграет ли Тягнибок во втором туре? Иными словами, несмотря на то что сегодня «Свобода» обладает всего-навсего 8,22 % голосов в Верховной раде, ее энергичная и успешная самораскрутка вполне может привести Тягнибока в кресло президента, а это уже будет иметь не вполне предсказуемые последствия. Кстати, вопрос о том, куда же все-таки может привести Украину «Свобода», в книге раскрыт слабо: фактов много, а вот выводы как-то не сформулированы окончательно. Попробуем разобраться: куда?
      Уже сегодня «Свобода» пользуется серьезной поддержкой ряда украинских олигархов – в том числе и еврейской национальности, нисколько не напуганных антисемитской составляющей в ее риторике (впрочем, в рамках украинской политической традиции, достаточно умеренной). И эта поддержка вполне объяснима, поскольку главная суть «Свободы» состоит в популистском перехвате на себя социального протеста и его канализации в национальное противостояние. Такой вариант развития событий, безусловно, устраивает украинский крупный капитал.
      Украина, как и все постсоветские страны, достаточно тяжело переживает мировой экономический кризис. А это означает, что в какой-то момент и притом с большой долей вероятности реализации такого момента власти может стать удобно и выгодно, а, возможно, и жизненно необходимо, списать свою беспомощность на национальные противоречия. Иными словами, если «Свобода» может твердо рассчитывать на роль официальной оппозиции даже в самом худшем для нее случае, то при минимальном везении ее могут вполне осознанно привести к власти. После чего ее лидеры окажутся перед суровой необходимостью оправдывать ожидания, которые сами же и посеяли в головах избирателей. Построение этнократического государства из далекой мечты станет самой что ни на есть насущной реальностью! Лидеры «Свободы», занятые сегодня популистской игрой, рискуют оказаться в потоке событий, порожденных и запрограммированных ими же – но программируют-то они их сегодня исключительно как махинаторы-популисты, безо всякого расчета на то, что такая программа когда-нибудь в обозримом будущем реализуется в полном объеме.
      При попытке же реализации такой программы быстро выяснится, что многонациональная, поликультурная, многоязыковая и многоконфессиональная Украина крайне плохо подходит для такого рода социальных экспериментов. Одно дело – фрондерские выходки трех областей, ставших главной опорой «Свободы», Тернопольской, Ивано-Франковской и Львовской, против киевской власти – шумные, но не имеющие больших практических последствий. И совершенно другое – реализация программы «Свободы», пусть даже в самом смягченном виде, в масштабе всей Украины. Это сегодня марши с лозунгами типа «Бандера придет – порядок наведет!», «Вон московских оккупантов!» и кричалки «Хватит бухать – пора воевать!» смотрятся как хулиганские выходки. А тогда это будет никакое не хулиганство, а государственная политика. И ситуация в течение ближайших пяти лет может сложиться именно так. Отнюдь не наверняка и даже не с наибольшей вероятностью, но это возможно, и вероятность такого поворота довольно высока.
      Итак, несколько последовательных, идущих друг за другом событий могут привести «Свободу» к власти на Украине. Привести в итоге неожиданно для всех, включая и ее лидеров, которые, как уже было сказано, не будут иметь в этой ситуации никакого выбора. Сделав ставку на национал-популистов и опираясь на них, они вынуждены будут идти следом за ними. Альтернативой будет их отстранение и выдвижение из ими же созданной среды новых лидеров, которые будут готовы отвечать популистским ожиданиям. А попытка реализации этих ожиданий в современной Украине чревата гражданской войной с последующим исчезновением Украины с политической карты и весьма сложными последствиями для ее соседей, прежде всего России.
      Надо сказать, что в качестве парламентского меньшинства «Свобода» в нынешней Украине, вероятно, неизбежна, как была (и пока остается) неизбежна ЛДПР в России. Определенные слои населения нуждаются в такой партии и в таких лидерах. Однако Владимир Жириновский образца 2000-го примерно года на посту президента России – это, согласитесь, некоторый перебор, чреватый крупными неприятностями. С Олегом Тягнибоком складывается примерно такая же ситуация – с той лишь разницей, что в отличие от Жириновского он вполне реально может прорваться в президентское кресло.
      Судя по всему, такой сценарий просчитывается некоторыми силами и рассматривается как желательный. Руководство Международного республиканского института США на Украине (МРИ) намерено реализовать вместе с ВО «Свобода» совместный проект «Выборы и политические процессы в Украине», задачами которого станут «поддержка евроинтеграции и борьба с коммунистическим прошлым в украинском обществе». С формальной постановкой задач все понятно, она довольно стандартна и ни о чем в общем-то не говорит, а вот персоналии просматриваются любопытные. Директором МРИ является сенатор Джон Маккейн – тот самый, который стал известен откровенно антироссийскими заявлениями. Реальная цель проекта, таким образом, прослеживается достаточно ясно: максимально усилить «Свободу» и, используя ее как инструмент, максимально отдалить Украину от России. Однако, как показано выше, события могут выйти из-под всякого контроля.
      Вместе с тем, отдавая себе отчет в возможных рисках, не следует и слишком сильно преувеличивать их. Сегодняшний успех «Свободы» носит пока что довольно локальный характер. Это еще не «торжество фашизма» и не приход на Украину политической эпохи крайнего национализма. Недобросовестность такого утверждения очевидна хотя бы потому, что 37 мандатов из 450 не позволяют говорить ни о какой «эпохе». Но эти мандаты – тревожный звонок, на который следует обратить самое пристальное внимание.
      Решать эту проблему можно двояко. Можно наращивать градус противостояния – что сегодня чаще всего и происходит: при внимательном ознакомлении с вопросом мы обнаружим, что риторика обличителей «Свободы» очень часто бывает агрессивнее, чем даже риторика самих свободовцев. Привлекательность такой позиции в том, что она обеспечивает участникам этих игр постоянное присутствие в колонке новостей и громкий пиар. Вот депутат от «Батькивщины» Геннадий Москаль подал законопроект «О внесении изменений в Кодекс Украины об административных правонарушениях относительно установления ответственности за проявления ксенофобии, антисемитизма, расовой, религиозной и других форм нетерпимости». В админкодекс предлагается внести ряд статей, которые будут налагать наказание в виде штрафа, исправительных работ или ареста до 15 суток за ксенофобские высказывания, надписи или распространение запрещенной атрибутики. В законопроекте дается обозначение понятиям «ксенофобия», «фашизм» и «неонацизм», впервые в украинском законодательстве к формам дискриминации причисли и гомофобию.
      Посмотрим, кстати, на определения. «Под неонацизмом в настоящей статье следует понимать политические и/или социальные движения, которые возникли после Второй мировой войны и стремятся восстановить национал-социализм, или провозглашают себя последователями Национал-социалистической немецкой рабочей партии и отстаивают биологический расизм, антисемитизм, гомофобию, радикальный национализм и используют фашистскую символику», – говорится в проекте.
      Допустим, что законопроект примут. И что, он будет работать? Да никогда в жизни – по массе причин. Во-первых, та же «Свобода» легко уйдет от его определений – в них есть и неизбежно будет куча лазеек, сколько их не редактируй. А, во-вторых, невозможно бороться запретами с идеями, глубоко укорененными в общественном сознании и разделяемыми существенной частью общества. И никакие страшилки с отсылками к немецкому национал-социализму тут не помогут. Что в сухом остатке? Ненужный закон, который только усилит конфронтацию в обществе. Ну да и «Батькивщина» пропиарится. Более, увы, ничего.
      Если запреты не работают, остаются попытки наладить диалог – нет, не с лидерами «Свободы», лидеры, по законам жанра, могут и будут играть исключительно на обострение – а с ее избирателями. А чтобы такой диалог выстроить, нужно внимательнее всмотреться: а кто, собственно, голосует за «Свободу»? И кто пропагандирует ее идеи?
      Всмотревшись, мы увидим, что, к примеру, в Киеве значительную долю активистов «Свободы» составляют студенты вузов, выходцы из украинской глубинки. Характерно, что многие из них всерьез заинтересовались политикой уже в Киеве, тогда как дома они были вполне аполитичны. В числе причин, побудивших их присоединиться к «Свободе», молодые люди называли и «культурный расизм» русскоязычных киевлян. То, что в Москве или Петербурге назовут снобизмом коренных жителей, в двуязычном Киеве смотрится немного иначе. Бытовые обиды проецируются на всех русских, которые, исходя из официальной партийной мифологии, «насильно русифицировали украинцев» – и которые, исходя из бытовых реалий, тоже не являют собой пример идеальной национальной толерантности. Идеологи «Свободы» вносят в объективную в общем-то картину мира, складывающуюся в сознании молодых людей, всего один маленький штрих. Они убеждают их, что те из столичных жителей, которые позволяют себе выражать свое превосходство по отношению к провинциалам, делают это не в силу скверного воспитания, помноженного на факт «столичности», а исключительно по причине устойчивых традиций, сложившихся за столетия угнетения и русификации украинцев со стороны Российской империи.
      Так из сплетения реальных проблем и исторических мифов и рождается идеология «Свободы». Понятно, что любая прямая конфронтация с ее сторонниками будет лишь укреплять их позиции.
      Бороться со «Свободой», безусловно, нужно. Однако эффективно это можно сделать только двумя способами. Во-первых, необходимо решать конкретные проблемы конкретных людей: к примеру, если в том же Донецке, где носители украинского языка в меньшинстве, нет украинских школ, либо их недостаточно, то нужно собирать подписи родителей и добиваться – на местном уровне и опираясь на закон – открытия украинских классов. Не «вообще», не «для всех школьников» и не путем встречного запрета обучения на русском языке – а ровно в таком количестве, чтобы все, кто желает обучаться на украинском языке, имели такую возможность. Это не так оглушительно и совсем невыгодно в качестве пиар-акции, это долго и затратно, но зато это действительно поможет нескольким сотням или тысячам граждан Украины. Именно по такому пути пошло в свое время руководство ПМР.
      Можно громко возмущаться тем, что в каком-то городе установили памятник «не тому» – с точки зрения одной из групп населения – историческому лицу, и зарабатывать на этом голоса. А можно вспомнить о том, что установка памятников – прерогатива местной власти. Избираемой, между прочим, самими гражданами. И если большинство тех, за кого проголосовали граждане, считают, что нужно поставить памятник NN, а памятник N убрать, значит, так тому и быть. Либо нужно внимательно читать закон и искать в нем варианты сохранения своего героя, не препятствуя, впрочем, при этом другим гражданам Украины поставить памятник своему. Но такой подход опять-таки не сулит особого пиара и притока голосов.
      Иными словами, можно наращивать противостояние, находя для него все новые и новые предлоги, а таких предлогов всегда будет более чем достаточно, и получать от этого сиюминутные дивиденды. А можно пытаться налаживать диалог и искать компромиссы. Не ставя своей целью добиться единообразия в обществе, так чтобы один язык, один взгляд на историю Украины, один пантеон героев, а все, кто думает иначе – те враги, то есть, не отражая зеркально идеологию той же «Свободы», а, напротив, приучая граждан к мысли о том, что отталкиваться нужно от того, что их объединяет. А объединяет их желание наладить нормальную жизнь. Не «вообще» и не с победой справедливости во всемирном масштабе, а, для начала, в пределах своего района. Или села. Или двора многоквартирного дома. Потому что состояние общества сегодня таково, что 99% граждан, по большому счету, в общем-то деидеологизированы. Хорошо это или плохо – другой вопрос, но это так. Люди озабочены вполне земными вопросами, а политики манипулируют ими, пристегивая эти земные вопросы не к идеологи даже, а к набору расхожих штампов – и выстраивая противостояние. Выкраивая таким образом «свой» электорат, возникающий из противостояния «чужим».
      Поскольку, как уже было сказано, граждане в массе своей деидеологизированы, то вести идеологические споры, обращенные в прошлое, сегодня не просто бесполезно, а крайне вредно. Граждане будут держаться за те идеологемы, которые им привычны и милы, и никакие аргументы тут не подействуют. Чем и будут пользоваться политики, эти идеологемы оседлавшие. Правда, в какой-то момент у граждан наступает не то чтобы прозрение, а скорее усталость от ожиданий. Потому что жизнь все никак не становится лучше – и старые фигуры надоедают. Они начинают казаться бесперспективными. И граждане начинают искать что-то более перспективное: примерно в том же духе, что и прежние, но поэпатажнее. Погорячее и порадикальнее. Исходя из того что вот эти решительные ребята уж точно что-то изменят. Ребята эти, конечно же, их тоже используют и кинут – но пока граждане разберутся, они не раз и не два успеют воспользоваться их голосами. Именно такой момент усталости и пришелся на нынешние выборы в Раду. Им очень удачно воспользовалась «Свобода».
      Иными словами, никакого «всплеска национализма» как такового на Украине по большому счету пока нет. Есть, во-первых, перераспределение протестного электората от надоевших и не показавших своей эффективности политиков, к новым, еще не столь затертым. Во-вторых, поляризация и радикализация протестного электората. Это тоже серьезное явление и серьезный звонок, свидетельствующий о социальном неблагополучии и росте нестабильности в обществе, но это нечто иное, чем пресловутое «наступление фашизма». И криков «фашисты идут» с последующими призывами к сплочению антифашистских сил тут явно недостаточно. Нужно терпеливо говорить с теми, кто еще не стал фашистами, но может ими стать, если пустить дело на самотек.
      Опасность тут в том, что все политические партии действуют и мыслят в общем-то от выборов до выборов. Они должны искать и находить врагов, кричать об угрозе и тем самым консолидировать свой электорат. Они должны играть на обострение ситуации, должны быть громкими, яркими и максимально эпатажными. Именно это мы и наблюдаем сегодня как со стороны «Свободы», так и со стороны ее оппонентов. Одни кричат о том, что украинцы притесняемы в собственной стране. Другие о том, что на Украине вот-вот наступит фашизм. Оба утверждения, безусловно, лживы, но оба подтверждаются превратно толкуемыми, но вместе с тем абсолютно достоверными фактами.
      Универсального решения в рамках политических партий тут нет. Решение в рамках гражданского общества есть, но такое решение требует очень спокойного и сдержанного подхода и трезвой оценки реальных возможностей.
      «Свобода» – это прежде всего партия гражданского противостояния, толкуемого как противостояние национальное. «Свобода» выросла и окрепла более всего на том, что история Украины все еще остается последним полем боя гражданской войны. И до тех пор пока на этом поле идут бои, «Свобода» будет крепнуть и идти к власти. Единственный способ совладать с ней – закончить эту войну.
      Ее невозможно окончить, доказав всем и каждому правоту одной из сторон. Компромисс возможен только один: нужно набраться мужества и признать, что все стороны сложных противостояний, через которые прошла Украина на протяжении последних веков и в особенности в XX веке, были неотъемлемыми и полноправными частями украинского народа. Что ни одну из этих частей невозможно считать ни «предателями», ни «колонизаторами», ни «коллаборационистами», ни «бандитами», потому что если счет противоборствующих идет на сотни тысяч, то они не могут быть ничем иным, кроме как частью общества. Поиск правых и неправых в прошлом – дело безнадежное. Нужно просто признать как данность, как незыблемую истину, что все украинцы имеют право уважать своих предков, независимо от того, на чьей стороне и под чьими знаменами они сражались. И только встав на эту позицию, можно вести разговор об общем будущем, уходя от перспективы новой гражданской войны.
        Именно на этой примирительной ноте мне и хотелось бы закончить предисловие, обращенное к российскому читателю. Безусловно, «Свобода» опасна, а лидеры ее ведут крайне скверную во всех отношениях политическую игру и достойны всяческого осуждения. Все это очень подробно, с большим количеством фактического материала описано в предлагаемой вашему вниманию книге. Но все эти лидеры – ничто без народной поддержки. Лишить же их этой поддержки можно лишь одним способом: ведя с их сторонниками спокойный и честный диалог и не уходя при этом даже от самых острых и болезненных проблем, которых немало накопилось в украино-российских отношениях. Не становясь в позицию абсолютной и непререкаемой правоты, а терпеливо пытаясь понять и другую сторону. Ни на минуту не забывая о том, что сторонники «Свободы» – такая же часть украинского общества, как и сторонники сближения с Россией – и с этим фактом следует считаться. 
      Это трудно. И потребует времени – очень много времени. Но другого пути, к сожалению, нет. Точнее, он есть, но этот путь – война.
 

Алексей КОЧЕТКОВ,
президент Фонда развития институтов гражданского общества
«Народная дипломатия».
 (АПН.)


Комментарии (6)
Ігор, Київ, 30.07.2013 в 00:08

Еще один московский засланец или засранец(выберите сами) Если коротко-текста много, правды мало. Статья рассчитана на людей не знающих украинских реалий. Московские холуи занервничали

Guest, 30.07.2013 в 08:48

Нужно пригласить Тягнибока в Казань, из первых рук все узнаем. Тимошенко производит впечатление более европейского политика. Она ориентирована на Евросоюз. Или Свобода еще больше за Евросоюз?

Guest, 30.07.2013 в 08:50

Да здравствует татаро-украинская дружба!

Guest, 30.07.2013 в 08:51

Украинцы поддержали решение референдума в Татарстане о международной правосубъектности Татарстана.

Guest, 30.07.2013 в 14:03

Был бы украинцем, то вступил бы в "Свободу".

Guest, 30.07.2013 в 21:36

В 17 году, после свержения царя, в Госдуме было две крупнейшие фракции инородцев. Это украинцы и "мусульмане"-татары. Уже тогда их объединяла борьба против великодержавного давления русских. Во главе обеих фракций стояла интеллигенция, элита своих народов. Татарские руководители постоянно отслеживали ситуацию в Украине.
В принципе мы, татары, естественные союзники украинцев, а они - наши союзники. Удивительно, что до сих пор нет более тесных взаимоотношений. Наверно чека поработало. Они мастера наводить тень на плетень.