15 июня 2018 г. независимая общественно-политическая газета
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 
       

Фарисов

5 июня 2013 года
Фарисов

     4 июня у Фарита Фарисова юбилей. Крупный предприниматель, чиновник, религиозный деятель, политик, поэт, спортсмен – его трудно измерить общим аршином. Он чем-то неуловимо похож на Путина своей целеустремленностью и желанием жить по собственным представлениям и правде жизни. Он пришел к юбилею, пережив множество интересных событий в жизни, радикальных поворотов. Его судьба одновременно характерна и не характерна для современного татарина. Редакция попросила его рассказать о прожитом.
      – Вы кто по гороскопу?
      – Я как мусульманин не очень верю в гороскопы. Я думаю, что человек упорным трудом может изменить свою судьбу.
     – Но астрология – это не язычество или шаманство, это строгая наука, мы живем в космосе, и материально окружающий мир энергетических волновых полей влияет на нас, наш организм. Сейчас лунный календарь для садоводов уже широко используется. Приливы, отливы – человек тоже на 80% состоит из воды, и, естественно, Луна на организм существенно влияет. По-моему, отрицать астрологию – это все равно, что отрицать физику. Мир нужно изучать. Звезды тоже созданы Всевышним. 
      – Может быть, процентов на 30, как генетика, звезды, Луна влияют. Но в основном все определяет настрой человека. Он обладает свободой воли. Он может радикально изменить свою судьбу, и в этом ему поможет Аллах, если человек ведет праведную жизнь, если занимается праведной деятельностью. Нельзя заключать себя в какие-то узкие рамки. Главное – учиться, молиться, поститься, работать и ждать.
      – Возникло и усилилось сегодня явление дробления религий, даже возник такой себялюбивый религиозный эгоизм. Мы ближе к Богу, чем вы. Я бы сказал, дьявольское искушение.
      – Как мне сказал отец Георгий, ученик патриарха Алексия, к сожалению, многие христиане воспринимают религию, как рьяную борьбу с другими религиями. Я всегда жил с убеждением, что физическая жизнь относительна, главное для человека – духовная жизнь. У Бога нет времени. Время придумали физические существа, чтобы разобраться в себе. Причем у каждого внутри себя свое время. У многих это исчисление, проживание идет по-разному. Можно быть в тридцать лет глубоким стариком, можно в шестьдесят лет быть молодым. У меня знакомый в возрасте, генерал, занимает очень высокий пост, и он подтягивается, как тридцатилетний офицер.
      – Я смотрю за Шаймиевым, складывается ощущение, что он очень молод душой.
      – Я тоже наблюдаю за Шаймиевым, он ровесник моего отца, который, к сожалению, погиб рано, когда мне было шесть лет. Я наблюдаю детей Шаймиева и сравниваю. Думаю, секрет душевной молодости Шаймиева в том, что он трудолюбив, тщателен, ответствен, склонен к самообразованию и универсален. Его мозг всегда трудится, он всегда размышляет, и эта постоянная внутренняя работа делает его молодым. Я учусь у него, беру пример. Когда он взялся за проект Свияжск-Булгар, я подумал: хороший проект. Но не думал, что он так быстро начнет развиваться, что у него будут такие масштабы и проявятся такие духовные последствия.
      – Мне кажется, что Шаймиев формирует в Булгаре новый мировой исламский духовный центр. Своеобразный татарский Иерусалим.
      – Недавно присутствовал на открытии речного порта в Булгаре. Все были потрясены. И Равиль Гайнутдин, и зарубежные гости были просто в восторге. В рамках креатива это неповторимо. Вам нужно это обязательно увидеть. Настолько это монументальное строение, входишь в порт, поднимаешься до шестого этажа и видишь всю историю Булгар. Настолько это современно. Я только что приехал из Европы. Булгар становится даже интереснее, чем Европа. Я не был там два года, и произошли колоссальные изменения. Шаймиев, конечно, уникальный человек для татар.
      – Как вы пришли к религии, к исламу?
      – Я, конечно, был пионером и комсомольцем. У меня дед был награжден двумя орденами Славы, он был имамом в деревне. Я как пионер говорил деду: «Бога нет», а он совершал намаз и заставлял меня сидеть рядом с ним во время намаза. И однажды он в жесткой форме сделал мне внушение: больше так никогда не говори про Бога, сиди и слушай. И эти молитвы я слышал. В 1979 году меня исключили из комсомола, потому что я решил взять в качестве фамилии имя отца, согласно религиозным канонам. Со мной разговаривали, даже человек из органов в загсе. У меня всегда было обостренное чувство справедливости, я был искателем справедливости.
      – Но тогда исключение из комсомола – это конец всей карьеры.
      – Поступил в финансовый институт, был хорошим спортсменом, занимался легкой атлетикой, бегал эстафеты на 100 – 200 метров, был кандидатом в мастера спорта. В легкой атлетике редко кто в юности становится мастером спорта. Моя детская мечта была стать юристом. Потому что тогда так и не нашли убийцу отца. Его убили в 1969 году около кафе «Осень». Он вступился за соседа по даче. Я все время хотел найти убийц отца. Потом нашел, разобрался и окончательно поставил точку в 1993 году. Отец всегда много работал, в 1961 году приехал из деревни в Казань, а в 1963 году купил кооперативную трехкомнатную квартиру. И в 1969 году в день его гибели нам пришло извещение, что мы по очереди можем купить «Волгу». Потом я восстановил обстоятельства гибели отца. Того, кто заварил эту кашу, в 1993 году уже не было в живых.
      – У вас было тяжелое детство?
      – Психологически гибель отца очень довлела. Но мне всегда везло на хороших учителей. Я познакомился с Николаем Ивановичем, коренным старым ленинградским интеллигентом, переехавшим в Казань. Он каждый день ходил в библиотеку, и я ходил в библиотеку. Я увидел, что он читает иностранные газеты на трех языках – немецком, французском, английском. Он был пенсионером, восстанавливал завод в Дербышках. Он мне рассказал много об истории СССР, увлек меня, я узнал, кто такие Троцкий, Бухарин, Зиновьев, Каменев и т.д. Он видел Ленина и Сталина. Этого не было в школьной программе. Учителя были удивлены моими знаниями. У нас был в Кировским районе очень дружный дом. У нас жил Болотов, зам генерального директора 40-го завода, потом он стал замминистра СССР по нефтяной промышленности. Он был нашим соседом и всегда со своими детьми брал меня в субботу и воскресенье на свою дачу, так как мама моя всегда работала на двух работах, чтобы прокормить семью. У меня в детстве не было дома телевизора, и я заходил к соседям. Семья Каплан была нашими соседями, это были потомственные врачи, я в детстве очень много болел. Именно Капланы заставили меня заниматься спортом. Была Диля Абдрахмановна, она была врачом в третьем поколении из потомственных татарских интеллигентов. Очень хороший дом, и очень хорошие соседи. А летом меня часто отправляли в татарскую деревню. Родители мои были из деревни. У меня был друг, я рылся у него в старых газетах, у него дед был вторым секретарем в Татарстане и был репрессирован в 1938 году, а его прадед был сподвижником Марджани.
      – Вы любили читать?
      – В детстве, конечно, читал запоем приключенческую литературу. Затем очень нравился Драйзер, затем наступил период Достоевского. Когда появилась возможность ездить в Германию, я побывал там во всех местах, где жил Достоевский. Потом мне понравился Толстой, а потом в возрасте увлекся китайской литературой.
      – Это не случайно, вы, наверное, были в прошлой жизни китайцем. То есть вы такой восточный мистик, поклонник китайской философии «инь и ян».
      – Меня увлекло учение о «дао». Последние 15 лет я изучаю «дао». Мне очень нравятся также работы Марджани и Каюма Насыри.
      – Даосизм с исламом соединяются?
      – Всего в даосизме 11 направлений. Я нашел такое, которое гласит: «Оно позволит вам лучше понять вашего Бога». Это направление, которое дает совершенство духа, ума и тела.
      – В институте учились по какой специальности?
      – Я учился на «планировании промышленности». Проходил практику в Госплане СССР, теперь в этом здании располагается Государственная дума России. У отца в Москве был сводный брат. У татар раньше, если родители умирали, детей в детдом не отдавали, воспитывали родственники. Он стал генералом в МВД Щелокова. И он меня устроил на практику. Он, выйдя на пенсию, построил мечеть в деревне Кабалан в 1999 году.
      – В армии где служили?
      – Служил в Германии. Меня хотели призвать в спортроту в Самару, но военком вышел и сказал: в армии все спортсмены, и меня направил в Германию. Я скажу, что подготовка в армии была серьезной. Сейчас это практически ничто по сравнению с тем временем. В армии, например, из 120 хороших спортсменов отбирали 9. Но не хотел бы и идеализировать войска. Но я в душе из Советского Союза. И я верю в ту армию и в тех людей. Очень хорошие были человеческие отношения. И замполитов настоящих увидел. Мы два года прожили в палатках, вкопанных в землю. Что такое столовая, мы не знали, у нас была полевая кухня. Готовили себе сами. Особо в армию я не хотел, но менталитет тогда был у людей другой, мужчина должен был отслужить в армии. Служба была трудной. Однажды даже пришлось съездить в командировку в Афганистан. Участвовал в операции против Ахмад-шаха Масуда. Выдающийся был полевой командир. Он прошел много войсковых операций, направленных против него, и остался жив. А был он на год старше меня. Он был легендой. Я потом встречался с ним два раза в 2000-х годах, ему российское правительство передавало технику, чтобы он охранял нашу границу.
      – Почему проиграли войну в Афганистане, как думаете?
      – На уровне солдат и офицеров, я считаю, мы войну выиграли. Проиграли ее политики. Я с благодарностью вспоминаю генерала Варенникова, очень серьезный и талантливый был генерал. Он сделал впервые идеальную стыковку десантных войск, наземных и авиации. У Варенникова были минимальные потери на учениях. Я был на учениях «Запад-84». Там погибло много людей. Например, дали сектор обстрела не тот, не «сняли» компас при установке батареи «Ураган», и погибли немецкие девочка и старик.
      – Продолжили учебу после армии?
      – Пришел после армии, все забыл. Асия Хасанова, преподаватель высшей математики, меня теребила. Была такая Гульназ Кадырова, она со мной много занималась каждый день после занятий. Сейчас она замминистра экономики в Москве. За счет нее я практически закончил институт, если бы не она, ушел бы. Она мне очень нравилась, но я был робкий парень. По отношению к девушкам всегда был робким. К тому времени я уже стал мастером спорта по офицерскому многоборью.
 

Беседовал Рашит АХМЕТОВ.
 (Продолжение следует.)


Комментарии (0)