9 мая 2017 г. независимая общественно-политическая газета
Главная Общество Этнические федерации
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    
       

Этнические федерации

22 ноября 2013 года
Этнические федерации

     Только что вышла из печати новая книга профессора Казанского федерального университета Фарукшина М.Х. под названием «Этничность и федерализм» (348 страниц). В ней рассматривается роль этнического фактора в федеративных системах. Исследованию федераций, в т.ч. этнических федераций, профессор М.Х. Фарукшин посвятил около 15 лет. Работа основана на сравнительном анализе опыта Бельгии, Индии, Канады, Швейцарии и России, включая Татарстан. Но что такое этническая федерация и в чем ее особенности? Этнической называется федерация, в которой один субъект или несколько образованы по этнотерриториальному принципу, т.е. когда границы субъекта федерации в той или иной степени совпадают с территорией, на которой проживает определенная этническая группа.
      Первая глава, как это обычно принято в научных работах, посвящена теоретическим принципам исследования, в данном случае тому, как правильно применять сравнительный метод при исследовании этнических федераций. Корректное применение этого метода, в частности, не допускает преувеличения роли какой-либо конкретной страны или конкретной модели федерализма: это, предупреждает М.Х. Фарукшин, несостоятельно в научном плане и вредно в политическом.
      Заголовок второй главы «Этнофедерализм: аномалия или норма» приглашает читателя к дискуссии об этнофедерализме. Отношение к этническим федерациям, отмечает М.Х. Фарукшин, как в российской, так и в зарубежной политической науке является весьма противоречивым. Этнофедерации нестабильны, поощряют сепаратизм и ведут к разрушению государственности, утверждают одни авторы, и нельзя сказать, что их утверждения бездоказательны. Другие авторы обращают внимание на роль этнофедераций в защите интересов этнических меньшинств. Более того, ссылаясь на примеры Индии и Швейцарии, некоторые политологи утверждают, что этнофедерализм помогает сохранить целостность многонациональных государств, уменьшает конфликты и сохраняет мир. Взвешивая аргументы обеих сторон, М.Х. Фарукшин склоняется ко второму мнению – о скорее положительном значении этнофедераций. Судьба СССР, Чехословакии и Югославии, которые были этнофедерациями и распались, не свидетельствует о разрушительности этнофедеративного принципа, так как эти страны не были подлинными федерациями и функционировали в условиях тоталитарных режимов. Вместе с тем этнофедерализм, конечно, также не идеальное явление, и наряду с положительными его сторонами следует учитывать и связанные с ним риски, делает вывод М.Х. Фарукшин.
      В третьей главе рассматриваются проблемы, связанные с политическим представительством этнических групп в принимающих решения органах государственной власти. Это одна из политических проблем, трудно поддающихся практическому решению, хотя есть ряд способов его обеспечения: создание региональных партий, выделение квот и резервирование депутатских мандатов для представителей меньшинств, право вето меньшинства. В этнофедерациях представительство меньшинств в госорганах закреплено либо законодательно, либо неписаными правилами. Хотя в России, как отмечает М.Х. Фарукшин, перечисленные выше способы обеспечения этнического представительства практически не используются, но этнические меньшинства представлены в Государственной думе и сейчас, пусть это и не оговорено никакими нормами.
      Для читателей в Татарстане может представлять особый интерес четвертая глава, посвященная этнолингвистическим проблемам и называющаяся «Статус языков этнических меньшинств в этнофедерациях». Проанализировав опыт различных этнофедераций, М.Х. Фарукшин констатирует, что единого решения этнолингвистических противоречий (связанных главным образом с языком обучения) не существует. В одних государствах (например, Бельгии) проводится принцип территориального монолингвизма (одна территория – один язык). В других государствах территориального монолингвизма, видимо, нет. К сожалению, в монографии не рассмотрен подробно вопрос о статусе региональных языков в Индии (кроме английского и хинди, являющихся общегосударственными, еще 18 языков в Индии имеют статус региональных, т.е. являются официальными языками в этнолингвистических штатах). Было бы интересно узнать, обязан ли ребенок, для которого родным языком является хинди и который проживает в одном из этнолингвистических штатов, изучать региональный язык, принятый в данном штате, – допустим, телугу или малаялам?
      Пятая глава посвящена тому, как могут сочетаться этническая и гражданская идентичности в условиях этнофедерализма (идентичность – принадлежность человека к той или иной социальной группе). Гражданская идентичность, например, в Бельгии – бельгиец, этническая – валлон или фламандец; в России гражданская идентичность – россиянин (гражданин России), этническая – русский, татарин и т.д. Вопрос о сочетании этих идентичностей в этнофедерациях стоит порой достаточно остро. Но при этом, несмотря на значительные религиозные и этнические различия, имеющиеся в Индии, сепаратизм ряда штатов, около 70% граждан Индии на вопрос «Горды ли вы тем, что являетесь индийцем?» ответили «Очень горды». Аналогичный ответ дали около 80% граждан США и около 60% – Канады.
      Последняя, шестая глава работы М.Х. Фарукшина посвящена этническим конфликтам в этнофедерациях: причинам возникновения конфликтов, в т.ч. этнонационализму, и способам их урегулирования.
      По замечанию самого автора, работа «Этничность и федерализм» носит в какой-то мере итоговый характер, тем самым логически завершая цикл работ по федерализму. В этих работах – и в рассматриваемой работе в особенности – введен в научный оборот новый, неизвестный отечественной науке эмпирический материал, критически проанализированы работы зарубежных политологов. Тем самым еще раз подтверждена высокая репутация профессора М.Х. Фарукшина как одного из немногих российских политологов, который создает работы мирового уровня. Наука оценила его заслуги и еще оценит. А вот признают ли его вклад в разработку проблем федерализма на родине, в Татарстане, руководители республики и прежде всего президент РТ Р.Н. Минниханов? Ведь М.Х. Фарукшин давно уже заслужил звание академика АНТ… Или будет оправдываться невеселая истина о том, что нет пророка в своем отечестве?
 

С.А. СЕРГЕЕВ,
д-р политических наук,
профессор КНИТУ.


Комментарии (3)
Istorik, 22.11.2013 в 22:13

Успехов в дальнейших научных свершениях!
Это поистине фундаментальный труд, в отличие от псевдоисследований псевдоэкспертов

Guest, 24.11.2013 в 00:54

Умная и полезная статья, спасибо!
Действительно, демократическая Федерация или Конфедерация российских народов должна быть только этнической! Иначе никакой народ не согласится жить в русской псевдофедерации, т.е. в унитарной, жесткой, подавляющей, тоталитарной русской православной империи - тюрьме народов.
В РФ каждый нерусский народ живет на своей исконной территории, поэтому имеет право на свое национальное государственное образование. А нам, русским тоже надо создать русскую республику на исконных русских территориях, и перестать навязывать всем народам, проживающим на их исконных территориях, нашу русскую культуру и язык. Все народы должны жить и развиваться так, как им хочется, в соответствии с их культурой и традициями. Тогда и межнациональных конфликтов не будет, так как не будет поводов. Сейчас ведь все народы недовольны, потому, что им навязывают все чуждое их культуре и традициям.

Guest, 25.11.2013 в 08:34

Фарукшин -один из самых крупных российских политологов.Под него нужно институт создавать.