9 мая 2017 г. независимая общественно-политическая газета
Главная Общество Без улыбки (ч.5)
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    
       

Без улыбки (ч.5)

27 июня 2016 года
Без улыбки (ч.5)

     Совершенно уверен: дочка моя. Никаких сомнений, совершенно никаких в этом! Какие сомнения? Осознаю: настойчивое, навязчивое самоубеждение. Нет, и все-таки дочка моя! Моя, несомненно!
     Девочка спит. Красивое личико, длинные реснички, но… Что это? Ротик заметно смещен от средней линии мордашки.
     – Роды были несколько форсированными, но это пройдет. И немного повреждена ручка. Вот посмотри!
     Из пеленки выпростана ручонка, кисть которой также смещена. Представляю, как же ломали ребенка! Мне приходилось принимать роды и делать кесарево сечение. Обходилось…
     – Кто принимал роды?
     Названо имя той здоровенной подруги, веселой и беззаботной.
     – Эти изменения обязательно пройдут, – говорит Сольвейг, сглатывая слезы.
     – Обязательно пройдут. Обязательно!
     Консультация крупнейшего детского невролога профессора А.Ю. Ратнера:
     – Тяжелая родовая травма, обусловившая нарушение кровоснабжения участка мозга. Надежда на выздоровление равна нулю.
     Посмотрев на меня с сочувствием и пониманием, добавил:
     – Следует надеяться на минимизацию дефекта за счет включения дополнительных возможностей мимической мускулатуры.
     Года отсчитывал метроном чаще, чем это хотелось. Девочка росла. Мое участие в ее жизни не упоминаю, поскольку оно было незначительным. Я почти не существовал в ее жизни, являясь добрым дядей, случайным знакомым мамы. Ребенок был красив: прямые, стройные ножки, прямая спинка… Голеностопные и лучезапястные суставчики, бабки, как принято говорить у жеребят, были изящны.
     – Поедем на природу, – сказала Сольвейг, – ты, я и доченька.      
     – Поедем непременно, завтра же.
     В зеркало заднего вида я видел Сольвейг с прижавшейся к ней девочкой, и чувствовал, как они мне дороги. Приехали на Лебяжье. Красивое романтическое название, как бы овеянное музыкой «Лебединого озера». Но это скорее большая лужица, украшенная на противоположном берегу бетонной абстракцией, изображающей лебедя.
     Припарковав машину, отправились в кафе с устойчивым запахом столовки и столиками, накрытыми клеенкой. Что-то заказали. Девочка оживлена, но мордашка неулыбчива, и при разговоре чуть отворачивает голову, по-видимому, старается скрыть отчетливо возникающий дефект мимической мускулатуры, обозначающийся при улыбке и разговоре. Гуляя у кромки воды, пытаясь поймать жука-плавунца, промочила ноги.
     Возвращаясь в город, что-то пели. Доченька очень старалась: тонкий сильный голосок ее не сбивался с мотива. Мне была известна ее привязанность к папе, и он в ней души не чаял.
     Время незаметно и быстро ускользало. Шла жизнь в заботах, хлопотах, праздниках и буднях... Муж Сольвейг получил приглашение в Белоруссию. И вскоре они должны уехать.
     Разговор происходил у университетской колоннады. Видел, как трудно ей даются фразы: венка на виске набухла, но голос был невозмутимо спокоен:
     – Может, я останусь, и мы поженимся? У нас и дочка есть. Тебе будет со мной хорошо.
     – Я, пожалуй, не буду менять своего жизненного уклада. Причин много.
     – Ну как знаешь… До встречи… Если таковая состоится.
     –Уходила тихонечко, не оборачиваясь, с университетской горки, удержавшись от резких фраз, нередко сопровождающих расставания. Надо догнать! Обязательно! Почти непреодолимое желание не было реализовано, казалось бы, из-за мелочи. В то время Сольвейг улучшала улыбку керамическими имплантами. Был период ее резкой непривлекательности. Мы расстались, но наша взаимная привязанность не исчезла. Редкие письма с вложенными фотографиями и редкие телефонные звонки.
     В один из ее приездов в Казань мы встретились. Встреча была желанной. Это определение не требует дополнительных эпитетов, чтобы не превратиться в ненужную сентиментальность. Нам было хорошо вдвоем, но мы были не любовниками, а друзьями и родителями нашей доченьки.
     Рассматриваю фотографию с напряженным вниманием: стройная девушка с красивым лицом, украшенным достаточно крупным «заграничным» носом с горбинкой. Когда-то в детстве я нарисовал свою бабушку, которая также имела «заграничный» крупный нос с горбинкой. Портрет бабушки и сейчас украшает мою комнату. Генетическое повторение очевидно.
     Сольвейг попросила:
     – Расскажи мне о своей родословной. Я ведь о тебе мало знаю – только последние годы, а кто ты и откуда, расскажи.
     Я рассказал все, что знал о своих разнонациональных родственниках.
     – Я, пожалуй, запишу.
     – Запиши, запиши, если угодно.
     – Угодно!
     Через много месяцев телефонный звонок! Голос, полный отчаянья: «Он прочел, что я написала, найдя записку в столе у дочери. Имена там названы не были, но он все понял. Это для него было тяжелым ударом! Представляешь?!».
     Я представил…

     А.А. АГАФОНОВ,
профессор.
     (Продолжение следует.)


Комментарии (2)
Guest, 29.06.2016 в 12:14

деградируит неуклонно ААА-
моча в голову-бес в ребро.

Рустем, 02.07.2016 в 03:30

Наисано на редкость бездарно и пошло.