11 июля 2017 г. независимая общественно-политическая газета
Главная Общество 49 дней (очерк об Асхате Зиганшине – самом знаменитом татарине 60-х) (ч.5)
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

49 дней (очерк об Асхате Зиганшине – самом знаменитом татарине 60-х) (ч.5)

7 апреля 2015 года
49 дней (очерк об Асхате Зиганшине – самом знаменитом татарине 60-х) (ч.5)

     Приведу небольшую выдержку из этой телеграммы:
     

Президенту Соединенных Штатов Америки
     господину Дуайту Д. Эйзенхауэруг.
     Вашингтон
   

     Уважаемый господин президент!

     Разрешите мне выразить Вам, правительству США и командованию американских военно-морских сил чувство глубокой признательности за спасение четырех отважных советских солдат, которые в течение многих дней мужественно боролись со стихией и невзгодами в просторах Тихого океана.

С уважением Н. Хрущев.
Москва, Кремль,
16 марта 1960 года.

     Центральные газеты напечатали также открытое письмо родителей Асхата Рахимзяна-абый и Хатимы-ханум Зиганшиных Н.С. Хрущеву, в котором они, по обычаю тех времен, благодарили партию коммунистов и родное правительство за заботу об их сыне. Вот так! Ни больше и ни меньше.
     Нашими воинами восхищались и за океаном. Газета «Нью-Йорк геральд трибюн» писала: «Четверо молодых советских солдат (один татарин, двое украинцев, один русский), оставшихся в живых после самого долгого испытания в результате морского бедствия, были встречены на берегу как герои».
     Известный писатель Борис Полевой откликнулся в «Правде» очерком «Четыре богатыря». А другой известнейший писатель тех лет, Леонид Соболев, в газете «Правда» 20 марта I960 года поместил небольшую зарисовку о героях:
     «Героизм, мужество, сила духа советских людей не раз поражали мир. В середине января 1960 года свирепый ураган угнал от Курильских островов небольшую баржу с четырьмя советскими солдатами. Сорок девять дней бушующая стихия носила по океану утлое суденышко, потерявшее управление. Давно кончилось продовольствие, лютая стужа и невообразимая усталость валили людей с ног. Но они не потеряли бодрости духа.
     При первой встрече со спасенными один из американских журналистов спросил:
     – Неужели у вас еще были силы шутить? Это непостижимо уму! Да знаете ли вы сами, какие вы люди?!
     – Обыкновенные. Советские! – спокойно ответил младший сержант Асхат Зиганшин.
     Сама жизнь устроила удивительный экзамен. Без всякой подготовки, без всякого выбора она поставила в необыкновенно тяжелые обстоятельства четырех советских юношей: Асхата Зиганшина, Филиппа Поплавского, Анатолия Крючковского, Ивана Федотова. Случайно это оказались один татарин, один русский, два украинца. Тракторист, колхозник, слесарь сахарного завода, амурский речник. Четверо юношей, подобно которым – миллионы...»
     Поэт Борис Серебряков в центральной «Правде» писал:

«Так что ж поддержало их – наших парней
В ночном затерявшемся мраке,
Когда на четверку сто тысяч cмepтeй
Сто раз устремлялись в атаки!
В палубу воины словно вросли,
Поддержала их палуба эта.
Была она частью родимой земли –
Великой Страны Советов».

     Начинающий свою поэтическую и певческую карьеру молодой Владимир Высоцкий откликнулся на подвиг ребят, написав песню «49 дней», где были такие слова:

«Лежали все четверо в лежку,
Ни лодки, ни ложки вокруг,
Зиганшин скрутил козью ножку
Слабевшими пальцами рук.
Одна на всех банка консервов
И суп из картошки одной.
Все меньше здоровья и нервов.
Все больше желанья домой».

     В те дни вся Страна Советов напевала на мотив «Рок-н-ролла вокруг часов» Билла Хейли: «Зиганшин-буги! Зиганшин-рок! Зиганшин съел чужой сапог! Поплавский-буги! Поплавский съел письмо подруги...»

Париж. Франция

     Как бы ни было хорошо в гостях на советской даче после всего пережитого, ребятам сильно хотелось домой. Они скучали по родным и по Родине. Их сначала хотели отправить в СССР самолетом. Но врач советского посольства Озерова запретила воздушное путешествие. Ведь ребята еще полностью не окрепли.
     После недели отдыха отправили пассажирским теплоходом во Францию. С ними ехали также Борис Стрельников и представитель советского посольства. Если вынужденная одиссея советских солдат на просторах Тихого океана длилась сорок девять суток, то Атлантический океан на фешенебельном океанском лайнере пересекли всего за пять суток. Теплоход прибыл во французский порт Ширбург. Потом на поезде всех доставили в Париж. Была весна. Город блистал своей красотой. В советском посольстве по случаю прибытия отважной четверки устроили банкет. На столах кроме изысканных закусок была гора коньяков, различных вин. К спиртному Асхат не притрагивался, боялся, что развезет. Остальные немножко выпили.
     Гостям показали вечерний Париж. Ребята впервые в жизни увидели блистательные Елисейские поля, ажурную Эйфелеву башню. Все было здорово. Все блистало, аж дух захватывало. Но ребятам не терпелось вернуться домой.
     На следующее утро воздушный лайнер Ту-104 с четверкой отважных и их сопровождающими на борту вылетел в Москву.

Здравствуй, Москва!
Здравствуй, Родина!

     В Москве в аэропорту четверку отважных встречал начальник Главного политуправления Советской армии и флота, генерал армии Филипп Иванович Голиков с группой генералов и старших офицеров. На площади аэровокзала собрались тысячи москвичей и гостей столицы. Кругом транспаранты, огромные букеты цветов. По площади разносится: «Молодцы! Зиганшину ура!». Асхату дали короткий текст выступления, который он, волнуясь, прочитал на импровизированном митинге. Потом, кое-как выбираясь из многотысячной толпы, на двух автомобилях направились в Москву.
     Это был небывалый порыв души встречающих. Столица сияла от радости, что страна вырастила таких отважных ребят. Пройдет всего год, и по этой же триумфальной дороге с почетом проедет первый в мире космонавт Юрий Гагарин.
     Несколько слов о дальнейшей судьбе ребят. По рекомендации командования все они окончили Ленинградское военно-морское среднетехническое училище.
     После училища у каждого был свободный выбор. Асхат пришел механиком в аварийно-спасательный отряд в самом Ломоносово под Ленинградом. По вечерам ходил на танцы. На танцах он познакомился с землячкой Раисой, татарочкой-красавицей родом из Сызрани Самарской (Куйбышевской) области, и вскоре они поженились. Более сорока лет они прожили душа в душу.
     Вырастили прекрасных дочерей Галию и Альфию. Сорок лет Асхат Рахимзянович отработал в спасательном отряде. 
     Филипп Поплавский после училища тоже жил рядом, в Петродворце. Работал на больших судах, ходил в загранку. К сожалению, рано ушел в мир иной – умер в 2001 году. А Иван Федотов умер еще раньше. Тоже всю жизнь проработал речником на могучем Амуре.
     Анатолий Крючковский после училища изъявил желание уехать на Север. Прослужил он там недолго, потом перебрался в Киев. До сих пор живет там.
     В декабре 2002 года власти Шенталы официально пригласили Асхата Рахимзяновича с супругой Раисой Исхаковной посетить родные места. К своему удивлению, Асхат в Шентале нашел улицу своего имени, музей, посвященный ему. Были встречи в администрации района, в школе, где учился, в училище механизации сельского хозяйства, которую когда-то окончил. Зиганшиным вручили кучу подарков. Он ездил в татарский аул Денискино, где до армии на тракторе обрабатывал поля. И здесь в сельском Доме культуры была большая встреча с земляками.
     При последней встрече он мне сказал:
     – Я прожил очень хорошую жизнь. У меня достойные дети и хорошие внуки... А всемирная слава? Мне кажется, что ничего особенного и не было. Я понимал, что все это – не моя заслуга. По какой-то причине обстоятельства складывались в мою пользу. Видимо, Аллах решил испытать меня и моих сослуживцев. Вот и все...
     Асхат Зиганшин, Филипп Поплавский, Анатолий Крючковский, Иван Федотов. Татарин, русский и два украинца. Сегодня эти имена помнят лишь те, кому за сорок, а в шестидесятые годы в СССР они гремели не меньше, чем Леннон-Маккартни-Харрисон-Старр в Англии. Их имена звучали в унисон с именами первых советских космонавтов Юрия Гагарина и Германа Титова. Тогда подвиг четырех молодых ребят воспринимали в Стране Советов и мире как естественное и достойное продолжение в мирное время тех героических свершений, которые проявляли советские люди в годы Отечественной войны 1941 – 1945 гг.
     И мы обязаны знать и помнить подвиги и жизнь своих сограждан, соплеменников.

Ягсуф ШАФИКОВ.

На снимке: Асхат Зиганшин.

Комментарии (3)
Guest, 07.04.2015 в 19:23

Во всей этой истории есть глубокий смысл.В тяжелое время люди разных наций,какими были эти четверо ребят,были действительно равными перед бедой обрушившейся на них.Так вот хочется сказать,если бы такой принцип равенства людей соблюдался бы в государстве и в хорошее и в плохое время,то не надо бы было создавать какое-то агенство по национальным проблемам с чекистом во главе,которое все равно ничего не изменить,кроме наведения страха и ужаса на людей пытающихся добиться равенства народов в этой империи.

Guest, 08.04.2015 в 06:27

Статья радует. Отражением эпохи, где не только ребята, но и мировая общественность показывает пример доброты, мира.

Расим, 13.04.2015 в 22:02

Какие великие татары.