4 декабря 2017 г. независимая общественно-политическая газета
Главная Культура и искусство Здравствуй, мама, это я
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
       

Здравствуй, мама, это я

18 июля 2016 года
Здравствуй, мама, это я

     20 декабря в театре Камала в малом зале состоялась премьера спектакля «Здравствуй, мама, это я» по пьесе таджикского режиссера и писателя Барзу Абдуразакова, режиссером выступил Фарит Бикчантаев. Барзу Абдуразаков имеет славу сотрясателя среднеазиатских основ, ему 56 лет, он осуществил около 50 постановок. В Душанбе он поставил мюзикл «Безумие. Год 93-й» о событиях Великой французской революции, объединив тексты Петера Вайса, Виктора Гюго, Славомира Мрожека. В Белоруссии он поставил «Исповедь» по своему сценарию, монологи женщин: нищенки, высокопоставленной чиновницы, учительницы, пенсионерки, домашней хозяйки, ну и как без этого, девушки «легкого поведения». Они рассказывают о своей жизни. Выводит на авансцену каждую женщину в танце конферансье, с набеленным лицом. Пьеса выполнена в эстетике «документального театра», исповедального вербатима. В Петропаловске он с огромным успехом поставил «Ревизора». Его оценивают, как среднеазиатского диссидента.
     Этот спектакль, в котором двое ведущих актеров, мать и сын, большой начальник, ведут разговоры о жизни, детстве, отце. Что удивительно, о супруге сына и детях ничего не говорится, для восточной семьи это довольно странно. Матери Фарита Бикчантаева, актрисе Наиле Гараевой, исполнилось недавно 75 лет, это подарок сына к юбилею, очень личностный. Она играет мягкую женщину, которая словно противостоит разрушающей личность государственной системе, когда человек, на каком бы месте служебной иерархии не находился, просто стандартный заменимый винтик. Особенно выделяется в пьесе разговор сына (Рамиль Вазиев)с начальником, когда сына система «раскатывает» асфальтовым катком. Семейные и государственные ценности входят в трагический клинч. Интересный момент, когда Вазиев молчит, передвигается по сцене молча, возникает невероятный «вазиевский» эффект влияния на зал, смотришь, как зачарованный. А его заставляют говорить слова, часто искусственные, пьеса в целом производит впечатление слабой. Поменьше бы ему слов, думаю, нужно было бы ввести сцены молчания по телефону обоих актеров. Ведь часто мысль изреченная есть ложь, вербальное противоречит астральному.
     Бросается в глаза прекрасная работа художника Булата Ибрагимова, на первом плане комната матери с приметами постсоветского быта 90-х годов, тут тебе и переносной телефон, и радио «Ригонда», подозреваю, любимый радиоприемник Фарита Бикчентаева, по которому он слушал Би-би-си и рок в юности. На заднем плане в неоновых прямоугольниках офис сына с секретаршей «на цырлах». Рамиль Вазиев, конечно, блестящий актер, очень гибкий, пластичный, утонченный, даже я бы сказал астральный, настолько его пластика неуловима, как легкая паутинка. Конечно, иногда кажется, что пьеса наполовину укорочена и все самое острое из нее «благоразумно» убрали, монологи не связаны друг с другом и, например, диалог о детстве в  межнациональном дворе уже стал совершенным штампом, когда все так хорошо и дружно жили в СССР. Плохая Аня, хорошая Таня, добрый Володя  Кофман, Ильгиз и Марат, иные персонажи – просто пастораль какая-то. Сын намекает матери, что его телефон прослушивается, мать читает сыну свои стихи, они вспоминают, как он начал курить с 7-го класса. Мать говорит сыну, что главное в жизни вера. Отца по намекам, «подбили».
     Мать вспоминает, как она любила танцевать твист и заканчивается все потрясающим эпизодом, когда сын танцует танго с матерью в молодости (Лейсан Файзуллина). Эпизодом, достойным «Золотой маски». Пластика танца Рамиля Вазиева и Лейсан Файзуллиной невероятно энергетична, это, пожалуй, лучшее танго, которое я видел в своей жизни. Это был неземной танец, танец быстротекущего времени – завещание потомкам. Жизнь так много обещала и пролетела, как миг. Фарит Бикчантаев, наверное, один из лучших в России мастеров окончаний спектаклей, они у него всегда пронизаны поэтическим подьемом. Бикчантаев сам по себе очень поэтический режиссер, это имманентно для татарского театра, для него характерно не действие, русский психологизм, а тонкая поэзия спектакля, настроение. Его интересует астральный, метафизический мир спектакля, мир спектакля он, словно Платон, делает отражениями на стене плановской пещеры. Вот этот второй план бикчантаевских спектаклей является самым интересным в его творчестве. Мне кажется, он несколько боится  своего внутреннего лиричного стиля, сомневается, а все равно природа в нем прорывается, ему нужно отпустить свое видение, отринув устоявшиеся устаревшие и поверхностные каноны. Самым главным врагом для него является вульгарный реализм и натужный психологизм, его сила в поэтических образах, Бикчантаев один из самых интересных на сегодня режиссеров-поэтов. Даже его одна из успешных последних работ «Однажды летним днем» почему так понравилась Фоссе –потому что там возник неяркий свет бикчантаевской поэзии. Быть режиссером– поэтом всегда трудно, это вершина режиссуры, режиссер-поэт всегда боится, всегда раним,  самый его главный барьер, страх перед самим собой. Это нужно преодолевать, не боясь, как Параджанов, отдаваться лавине образов и ассоциаций. Я сравнивал постановку Бикчатаева, например, с работами Волкострелова. Волкострелов все-таки холоден, рационален, это не поэзия, это скальпель. А у Бикчантаева из спектакля идет внутреннее тепло. Волкострелов меня потряс, на мой вопоос о религиозных основах его творчества он категорично ответил: «Религией мы не занимаемся». Но это тупик, вдохновение идет от религиозного чувства. Поэтому мир Волкострелова очень замкнут.
     Интуиция, а не рациональный расчет должны стать  основой бикчантаевских спектаклей. Собственно говоря, поэтому подсознательно он и выбрал эту пьесу, чтобы понять, кто он сам, начальник из офиса, часть машины, или любимый ребенок из детства. Бикчантаеву не хватает решимости внутри себя решить, что любовь действительно правит миром, пронизывает все мироздание, а не «холодные» гравитационные волны всемирного тяготения. Почему звезды горят миллиарды лет? И у звезд тоже есть сердце, тоже есть любовь. Благодаря матери Бикчантаев стал режиссером и благодаря любви матери он сегодня пытается вырваться из «гравитационного» притяжения чужой для него, навязанной манеры псевдоклассической и псевдоавангардистской режиссуры, он пытается из детства найти энергию творчества. Без любви ничего невозможно сотворить в этом мире. Кажется это проходной спектакль для Бикчантаева. Думаю, нет, он скоро представит нам иной мир, не оглядываясь на полную архаики и куриных полетов российскую сцену. Наверное, это будет прорыв, аналогичный геометрии Лобачевского.

Рашит АХМЕТОВ.

     На снимке: Наиля Гараева.


Комментарии (3)
Guest, 20.07.2016 в 08:33

Рашит Ахметов стал маститым рецензентом Татарстана.
Правда, по его путанным рецензиям бывает трудно понять, хорошее или плохое рецензируемое произведение.

Guest, 22.07.2016 в 16:51

истиннай графоман,
бля буду!

Guest, 26.07.2016 в 19:22

Конечно будешь. Ничего с этим не поделаешь.