4 декабря 2017 г. независимая общественно-политическая газета
Главная Культура и искусство Венеция и цветы из Ниццы
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
       

Венеция и цветы из Ниццы

4 декабря 2017 года
Венеция и цветы из Ниццы

     И все, что было мило и немило,
     Вода навеки унесла.

     Евгений Рейн.

     Совсем недавно, в апреле 2016 года, когда меня пригласили на открытие памятной доски в мою честь на здании технического колледжа в Актюбинске, который закончил в далеком 1960 году, я провел интересный, душевный вечер в компании земляков, пристально следящих не только за моими книгами и публикациями, но и за моими путешествиями по миру. Об этих путешествиях много сказано в недавно законченных тысячестраничных мемуарах «Вот и все… я пишу вам с вокзала». В этих путешествиях по разным странам сделано множество фотографий, которые широко представлены на моем сайте. Там много снимков из Лондона, Рима, Вены, Мюнхена, Амстердама, Стокгольма, Брюсселя, Монте-Карло. Но этим вечером мой рассказ о замечательных, полных истории, великой архитектуры и культуры городах, никак не складывался, почему-то не вызывал огня и интереса моих собеседников. Но эту вялотекущую беседу нарушил молодой бизнесмен, с чьим отцом я часто общался в молодости. Он рассказал, что уже не раз прочитал мемуары, выложенные на моем сайте, и ему особенно запомнились главы, где упоминаются Ницца, Канны, маленькие приморские городки Прованса, юга Италии, Венеция. Он задал вопрос, прозвучавший для меня мистически, который возвращал меня в юность, давал вновь остро почувствовать мое время, время первой оттепели в стране сурового обитания, где все мечты и фантазии упирались в железный занавес.
     Только благодаря интересу юноши и состоялось это эссе, воспоминания для которого я нашел в глубине и закоулках своей памяти. Это пример того, как неожиданно рождается литературное произведение, будь то рассказ, поэма или пьеса.
     Вопрос этот дословно прозвучал так: «А какие у вас сложились отношения в юности с Ниццей, Венецией? Мечтали ли вы когда-нибудь посетить эти города?». Я ответил искренне – нет, не мечтал, и вряд ли мое поколение примеряло на себя такие путешествия в далекие страны. Мы даже не помышляли, что когда-нибудь, пусть случайно, побываем там. Другая жизнь, другие мечты, другие планы, ориентиры.
     Но... Однажды… в Актюбинске я испытал эмоциональный взрыв только от одного названия не знакомого мне города. Я пришел на концерт гастролеров из Москвы во Дворец железнодорожников с девушкой, о ней я написал в рассказе «Монолог Арбенина», о ней упомянул в мемуарах, когда впервые в 17 лет пригласил ее в лучший ресторан города.
     Концерт был так себе, но запомнилась одна томная, манерная певица с неожиданно мощным голосом, как у Далиды. Запомнилась надолго романсом «Цветы из Ниццы». Песня что-то затронула в моей душе, да так, что это почувствовала моя спутница. Особенно, до дрожи, меня взволновали слова припева, где рефреном повторялось – Ницца… Ницца… После концерта я несколько раз напел припев, словно предчувствовал, что когда-то что-то свяжет меня с далекой и романтической Ниццей, откуда возлюбленным посылают цветы. Но девушка не поддержала моего романтического порыва, сказала – оставь, цветы из Ниццы не про нас. Даже в 17 лет, на пороге взрослой жизни, когда все впереди видится только в мечтах, фантазиях, мы не могли и помыслить ни о Венеции, ни о Ницце, ни о Монте-Карло, ни о Фиджи и Сан-Тропе, ни о Париже...
     Но много лет спустя я все-таки побывал почти во всех романтических местах, щедро разбросанных по миру, упомянутых в прочитанных мною книгах, вызвавших у меня восторг и очарование, и добрался-таки до своей Ниццы. И почему-то в Ницце мне будут нравиться рестораны только на цветочном базаре в старом городе. Я люблю покупать цветы на Лазурном берегу для Ирины только там. Цветы из Ниццы... которые так разволновали меня в 17 лет.
     Ницца для меня - это прежде всего паломничество в Грасс к великому А. Бунину, к его вилле «Бельведер» на горе, у подножья парка принцессы Анны, где он прожил тридцать лет, где написал знаменитые «Темные аллеи», где получил известие о присвоении ему Нобелевской премии. Я сам нашел места, любимые Иваном Алексеевичем в Грассе – посидел у могучего дуба, чей возраст уже перевалил за два с половиной века, нашел на старой площади города кафе на открытом воздухе под ажурным, отлитым из чугуна шатром, построенном в 1912 году архитектором Эйфелем, да-да, тем самым Эйфелем, создавшем знаменитую парижскую Эйфелеву башню.
     Каждый раз, бывая в Грассе, мы с Ириной обедаем в этом кафе, представляя, как любимый писатель просиживал здесь долгие летние вечера за бутылкой «Бордо».
     Жизнь в Ницце для меня предполагает частые поездки в горы, в городок Сен-Поль-де-Ванс, его еще называют городом ста галерей, где представлены современная и антикварная живопись, а также скульптуры малой формы известных мастеров со всего света. Такого разнообразия форм, стилей, сюжетов, жанровых сцен в скульптуре я не видел даже в лучших музеях современного искусства. Сен-Поль-де-Ванс притягивает нас с Ириной как магнит. Разве можно представить более интересное место для коллекционера живописи и скульптуры с пятидесятилетним стажем!
     Но если быть откровенным до конца, почему меня притягивает Ницца, нужно объяснить, что только здесь повсюду я встречаю следы жизни другого моего горячо любимого писателя, кумира – Ф.С. Фицджеральда и его литературных героев. Их следы я нахожу по всей цепи приморских городков, которые я очень люблю и часто там бываю. Начинаются они от Вильфранш-сюр-Мер до Жуан-ле-Пен, где Фицджеральд купил на свои сумасшедшие гонорары от издания «Великого Гэтсби» роскошную виллу, которую нынешние владельцы переделали под ресторан. С веранды этого ресторана, скроенного по фицджеральдовским лекалам, хорошо просматриваются лежащие внизу море, сады, рощи. Этот сохранившийся ракурс так любил Фицджеральд и называл его раем на земле. Подробнее о Ницце, о Провансе, о Фицджеральде можно прочитать в мемуарах и во многих моих романах.
     В Венеции я бывал с Ириной трижды и хочется поделиться не столько впечатлениями об этом городе, они, наверное, будут у каждого свои, я же хочу дать советы тем, кто еще только собирается в те края. В Венецию надо приезжать на неделю минимум, там есть что посмотреть. Селиться желательно в центре, живя в Местре, вы будете очень уставать, переезды отнимут ваше драгоценное время, а из центра вапоретто стартуют сразу во все стороны. В Венецию надо приезжать ранней весной или осенью, когда спадает не только поток туристов, но и жара. В хорошую гостиницу не попасть, если не заказать и оплатить ее месяца за два. Иначе придется жить в тесных безоконных комнатах, или ваши окна будут выходить на канал, который не везде приятно пахнет.
     В Венеции есть филиал знаменитого музея Гуггенхайма, открыла его Пегги Гуггенхайм, вдова владельца американского музея. Билет, по нашем меркам, дорог – 16 евро. Но мне больше нравится местный музей «Ка'Пезаро», история которого насчитывает больше двух веков – роскошный, неожиданный, занимает четыре этажа, на него и двух дней не хватит.
     Один день целиком надо побыть на острове Мурано, откуда пошло знаменитое венецианское стекло. Посетите в Мурано музей истории стекла, там большинство экспонатов выполнены в единственном экземпляре, и многими из них владели великие венецианцы. Можно увидеть и как сегодня выдуваются уникальные произведения – вся работа делается вручную, как и века назад. Магазинов, лавчонок, торгующих цветным стеклом – сотни, на любой кошелек. Меня там поражают скульптуры из стекла – но это уже высший пилотаж известных мастеров. Дорого, но глаз не оторвать, столь хороши изделия. Много предметов быта – какие бокалы, фужеры, вазы, подносы, тарелки предлагают в каждом магазине – дух захватывает. В Мурано приобретают не только сувениры из стекла, но и серьезные подарки для близких, для молодоженов, для домашнего интерьера.
     Если вам дорого имя нашего знаменитого поэта И. Бродского, посетите остров Сан-Микеле, поклонитесь его могиле. Мы были там трижды, возлагали цветы в разные годы и в разное время, фотографии есть на моем сайте. Не рассчитывайте, что легко найдете его могилу, посмотрите на моем сайте, где я разместил фото его захоронения, этот снимок будет вам ориентиром в поиске. Очень скромное место, вместо привычного для нас гранита, мрамора – невысокое бетонное надгробие с выбитым на нем именем поэта. В последний наш приезд искрошившееся бетонное надгробие заменили на новое, точно на такое же бедненькое, кладбищенско-стандартное. Грустно… Печально… Жаль…
     Я уже писал, что у Бродского много почитателей среди российских миллионеров, по телевизору они часто распинаются в любви к его творчеству, но почему же тогда они не поставят своему кумиру достойный памятник? Бродский уж точно заслуживает быть отлитым в бронзе. На мой взгляд, он прославил не только себя, Петербург, но и Россию. Открыл список нобелевских лауреатов великий Бунин, а закрыл, как мне кажется – надолго, если не навечно – он, Бродский. 
     В Венецию с Ириной мы всегда прилетали самолетом, но уезжали дважды поездами. Ночные поезда в Европе сохраняют время. Однажды мы отправились из Венеции в Женеву, оттуда переехали в Монтре, чтобы поклониться другому кумиру – В. Набокову. Вот у кого достойный памятник! Памятник стоит в сквере на фоне отеля «Монтре Палас», где писатель прожил в апартаментах 18 лет. Мы остановились в «Монтре Палас» на том же этаже, где он жил, обедали и ужинали за тем же столом, где чаще всего сидел Набоков. Фотографии отеля и памятника есть на моем сайте, но это адресуется тем, кому дорог В. Набоков.

     Рауль МИР-ХАЙДАРОВ.
     (Продолжение следует.)

     На снимке: Рауль и Ирина
Мир-Хайдаровы.

 

 


Комментарии (0)