17 июня 2017 г. независимая общественно-политическая газета
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  
       

Условный рефлекс

27 сентября 2013 года
Условный рефлекс

     Отдернул руку от горячего утюга – это и есть безусловный рефлекс.
      Многократное касание горячего утюга сопровождается звуковым сигналом. Утюг остыл, но звучит сигнал, и рука отдернута и от холодного утюга. Это и есть условный рефлекс, рефлекс, возникший под влиянием определенных условий. Условный рефлекс может быть выработан на звуковой раздражитель.
      Изучению рефлексов и не только рефлексов была посвящена жизнь великого русского физиолога Ивана Павлова, лауреата Нобелевской премии.
      Безбожное советское правительство подарило Павлову автомобиль, и он, будучи верующим, демонстративно ездил в церковь на подаренном автомобиле. Сын священника Иван Павлов был упрямым стариком.
      Конец 40-х – начало 50-х. Еще мы делаем ракеты и перекрыли Енисей. И, разумеется, впереди всей планеты по научным достижениям в области биологии, сельского хозяйства и медицины. Уже мучительно погибает в застенке гениальный генетик Вавилов. Кибернетика признана буржуазной лженаукой, направленной своим острием против диалектического материализма. Народный академик, любимец Сталина и затем Хрущева Лысенко громит генетику, расправляясь с инакомыслием. Садовод Мичурин – вот единственная светоч, не считая, разумеется, Трофима Лысенко. Близилось дело врачей-отравителей! Научный талант Ивана Павлова используется с избытком. Возник термин «Павловская физиология», вне которой физиологи существовать не должны, если что-то возникло в их исследованиях, то это следовало отнести к проискам врагов-империалистов!
      С детский лет к слову и понятию «наука» относился уважительно и сам хотел заниматься этой самой наукой. В мединституте был активным участником хирургического кружка.
      Институт окончен. Мой однокашник закончил аспирантуру и получил диплом кандидата наук. А я влез в операционную, так из нее и не вылезал. Предложил некоторые незначительные модификации к существующим хирургическим методикам, но это не исчерпывало мое стремление к научной деятельности, и я обратился к своему однокашнику за советом и помощью.
      Он был на высоте положения, – кандидат наук, еще получил небольшую административную должность.
      – Пожалуй, приходи понаблюдать, как мы разбираемся с важными вопросами Павловского наследия.
      Было назначено место и время.
      Рима, так условно назовем моего однокашника, отчетливо понимал свою научную значимость и был горд этим!
      Прихожу в назначенное время. Плохо освещенная большая комната в здании филиала Академии наук. Приглядевшись, различаю участников эксперимента. В специальном станке находится крупная короткошерстная дворняга, белая, с большими коричневыми пятнами. Собака спокойна и доброжелательна. Станок ее не беспокоит. К людям у нее давняя привычка. Милая добрая дворняга. Станок – это рейка, поднятая параллельно площадке. Собака широкими петлями за подмышки, если можно так сказать, привязана к рейке. Рядом экспериментатор Рима. Кандидатскую диссертацию он выполнял на отбракованных петухах и курах, потерявших яйценоскость. Пернатых продавала институту птицефабрика недорого.
      После опыта куры не теряли своих гастрономических качеств, и Рима утилизировал их по прямому гастрономическому назначению. Некоторые жертвы науки доставались техническому персоналу. Но хозяйственный и домовитый Рима в основном разбирался с отходами научной продукции самостоятельно.
      Длительное общение с курами наложило некоторый отпечаток на внешность и повадки Римы. Худощав, сутуловат, большой узкий горбатый нос, узкое лицо, хорошо просматривающееся в профиль. Это делало его похожим на птицу. Рот напоминал куриную гузку, это сходство с годами усилилось. Плохо выбритая кадыкастая длинная шея также роднила его с плохо ощипанным петухом. Движения Римы были суетливы, но характер был твердым, неуступчивым, обеспечивающим единственное верное решение. Общее впечатление – красивая самоуверенная птица, непререкаемый хозяин курятника.
      В глубине комнаты на стуле расположилась миловидная немолодая миниатюрная женщина, доктор наук, доцент. На красивом строгом лице, омываемом папиросным дымом, задумчивость и сосредоточенность.
      Есть такие женщины-ученые, они серьезны и несколько придавлены своими званиями и положением. Наука для них – главное, все остальное – второстепенно. В качестве жен и домохозяек они не идеальны, но у них имеется чрезвычайно ценное качество: они умны, и с ними можно говорить, основываясь на логических построениях.
Прозвучал хрипловатый голос дамы:
      – Начинайте эксперимент.
      И в следующее мгновение Рима ввел указательный палец в прямую кишку пса, и это дворняге явно не понравилось. А когда экспериментатор стал производить интенсивное вращательное и возвратно поступательное движение, пес начал протестовать во весь голос.
      И тут, неожиданно по крайней мере для меня, сильный крякающий звук! Это экспериментатор свободной рукой поднес к губам рожок от старого велосипеда и затрубил, заглушая собачье повизгивание.
      – Интенсивнее, – прозвучал хрипловатый голос дамы – руководительницы исследования, не расстающейся с папиросой.
      Наступила тишина. Было очевидно – участники эксперимента удовлетворены, кроме дворняги, разумеется. Рима смахнул капли пота с высокого лба.
      В наступившей тишине я задал вопрос, свидетельствующий о моей научной незрелости и нетактичности:
      – Что вы делаете?!
      После некоторого молчания Рима удостоил меня ответом:
      – Ты обязан знать хоть что-нибудь об условном рефлексе великого Ивана Петровича Павлова. Сейчас повсеместно в нашем научном мире проходят сессии и конференции, утверждающие великие идеи Павлова. А кто недостаточно интенсивно поддерживает это направление и не раскаивается, наказаны и порой жестоко.
      – Мы прочли, – сообщил Рима, – в работе одного автора: «Растяжение или раздражение прямой кишки снижает перистальтику тонкого кишечника». Вот мы и хотим выработать условный рефлекс, ведущий к снижению перистальтики тонкого кишечника, используя звуковой сигнал велосипедного рожка, которым пользовался еще мой дядя. Ты его знаешь, он видный писатель».
      Дядю я действительно знал.
      Дама благосклонно кивала, раскурив новую папиросу, и предложила продолжать эксперимент.
      В следующий перерыв в эксперименте я спросил:
      – Как вы убедитесь в получении положительного результата?
      – Нет ничего проще, – ответил Рима. – Мы прооперируем собаку, приладим к тонкой кишке датчик, и произведем звуковой сигнал, уже без раздражения прямой кишки. И я уверена, что результат будет положительным.
      – А что будет с собакой? – спросил я.
      – Что собака? Вот ты собираешься заниматься наукой и обязан знать(слово «обязан» Рима употреблял чаще, чем требовали обстоятельства) , что наука и красота требуют жертв.
      В Колтушах под Ленинградом, где работал Павлов, был установлен по его инициативе памятник собаке.
      Я ушел, не дождавшись конца эксперимента. Публикации по поводу данного эксперимента не последовало. Да и вообще…у Риммы с публикациями было не очень. В последующем он был хорошим преподавателем, и даже получил звание доцента по существующей накатанной схеме.
      Что касается меня, научными исследованиями я все-таки занимался, сочетая их с запросами клиники. Направления исследований намечал сам, без консультативной помощи. И это, по видимому, не следует считать оптимальным вариантом, но то немногое, что мне удалось сделать, – оригинально и не заимствовано. Подобная позиция, очевидно, сформировалась и под влиянием наблюдения за экспериментом, описанным выше.
      В моих экспериментах также использовались собаки. И если я чувствую свою вину отчетливо и конкретно перед кем – либо – это собачки, погубленные мной. Их доверчивые преданные глаза я помню.

А.А. АГАФОНОВ,
профессор.


Комментарии (2)
УУСТИК, 02.10.2013 в 09:56

у редактора,видно,особые обязательства перед агафоновым-все время его печатает

ФуУстик, 02.10.2013 в 12:50

А чего бы не печатать? История правдивая - подтверждаю. Только вот Рим(м)а [в оригинале - оба варианта] тут не причём: таковы были время и жизнь. А что ему выпала "прямая кишка" - в этом ничего унизительного и смешного. Спросите проктологов - они объяснят сверхважность сей "сра(м)ной" зоны.