6 апреля 2018 г. независимая общественно-политическая газета
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Turkvision-2014

12 января 2015 года
Turkvision-2014

     В Казани 19 и 21 ноября с огромным успехом прошел конкурс Тюрквидения, который закрыл период 2014 года, когда Казань была культурной столицей тюркского мира. Десятитысячный зал «Татнефтьарены» был забит до отказа. Тюрок насчитывается в мире около 200 миллионов, и стать культурной столицей такого значительного количества людей было весьма почетно. Хотя и пишут, что это аналог Евровидения, но лично мне он показался гораздо интереснее слащаво-попсового европейского конкурса, где главное – внешняя красота, а содержание, музыкальный уровень на втором плане. У Тюрквидения сильно превалирует этническая составляющая народной музыки, но в современной обработке и ощущается, что у конкурса большое будущее. 
     С предложением провести Тюрквидение в Казани в 2014 году обратился летом 2014 года к президенту Минниханову депутат Госсовета Марат Хайруллин. Это только второй конкурс Тюрквидения, первый прошел в прошлом году в Турции в Эскишехире. Обошелся конкурс в 4 млн. долларов. Из них часть дал турецкий музыкальный телеканал ТМВ, часть – татарский телеканал «Майдан ТВ», остальное – частные спонсоры, так как Минниханов поддержал конкурс. Конкурс «Евровидение» в Москве в 2009 году обошелся около 50 млн. долларов. То есть бюджеты отличаются на порядок. И при этом песни на Тюрквидении-2014 были гораздо свежее, оригинальнее, интереснее. 
     В Казани соревновались 25 исполнителей. Россия, Синцзянь и Чувашия сначала хотели, но потом отказались принять участие в конкурсе (скорее всего, вмешались административные силы). Вместо России возник регион Москва. Ушли с конкурса Алтай, Белоруссия, Косово, Северный Кипр (Турецкая Республика Северного Кипра не смогла принять участия по политико-правовым причинам, из-за которых страна не имеет признания как суверенное государство со стороны России, из-за этого северо-кипрская делегация имеет документы, не действующие и не признающиеся на территории России. Представителем Северного Кипра была выбрана Ипек Амбер с песней «Sessiz Gidi?»), Шория (они участвовали в Турции на первом конкурсе). Прибавились Албания, Болгария, Германия, Иран, Москва, Туркмения. Приводим список стран и регионов, которые могут принять участие в конкурсе песни Тюрквидение, но еще пока не дебютировали: Абхазия, Аксай, Афганистан, Баян-Улгий, Бурятия, Внутренняя Монголия, Греция, Дагестан, Ингушетия, Каракалпакстан, Монголия, Синьцзян, Сирия, Сунань, Сюньхуа, Таджикистан, Цзишишань-Баоань-Дунсян, Чечня, Чувашия.
     На Тюрквидении в отличие от Евровидения победителя определяет жюри. Победитель первого Тюрквидения – Азербайджан, Фарид Гасанов, второе место – Белоруссия, певица Гюнеш Аббасова из Барановичей, третье – Украина, Фазиле Ибрагимова. Честно говоря, Гюнеш Аббасова спела гораздо лучше победителя из Азербайджана. Да и Фазиле Ибрагимова выступила неплохо. На их фоне наша Алина Шарипжанова смотрелась довольно странно, номер был довольно скомканный, непродуманный, скроенный на скорую руку, хотя и занял четвертое место. 
     Конкурс в Казани был уже намного более интересным. Его транслировали 40 телеканалов 24 стран мира, аудитория оценивается в 300 млн. человек. Для сравнения, конкурс «Евровидение-2009», по оценке Константина Эрнста, руководителя «Первого канала», посмотрело 100 млн. человек. Естественно, встает вопрос: будет ли повторять трансляцию конкурса телеканал ТНВ? Он остался в стороне от праздника тюркской жизни, и это не совсем нормально. Еще больший вопрос вызывает то, что федеральные телеканалы России не транслировали конкурс. Это откровенная и глупая дискриминация Тюрквидения. Хотя бы на телеканале «Культура» его можно в записи показать, а еще лучше по ВГТРК Россия. Аудитория миллионов в тридцать в России гарантирована. Да и всему населению России посмотреть конкурс полезно, вся гиперподозрительная исламофобия сразу лопнет. Очень поэтичный конкурс, и это не случайно, исходит из поэзии Корана, тюркское искусство исходит из волшебной сказки, в нем Аллах говорит языком поэзии. 
     Победителем конкурса стала представительница Казахстана Жанар Дугалова с пассионарной песней «Вижу их след» на казахском языке. В Казахстане к конкурсу подошли очень серьезно. Был большой предварительный музыкальный конкурс, 16 песен разных исполнителей вошли в топ-листы республики, выбрали лучшую песню. Сразу видно, что дух казахского народа на подъеме, потому что песня – душа народа. Второе место занял Айдар Сулейманов из Татарстана, третье место – группа «Заман» из Башкортостана, четвертое место – Киргизстан, группа «Non stop», пятое – Зулейха Какаева из Туркменистана, шестое – Дарина Синичкина из Крыма (хотя выступила слабо), седьмое поделили Якутия, певица Владлена Иванова и Азиза из Узбекистана, девятое – молодой певец Эльвин Ордубадлы из Азербайджана. Я лично не согласен с выбором жюри. Оно показалось мне слишком политизированным, хорошие песни и исполнители задвигались на второй план. 
     На первое место я бы поставил певца из Азербайджана, поклонника Кастанеды Эльвина Ордубадлы – очень сильная песня «Одиночество великанов», готовый шлягер с редкой по красоте мелодией и искренним исполнением, мне кажется, она не забудется, будет иметь успех, это не песня-однодневка, на второе место – узбекскую Азизу, которая выступила мощно с глубинным первобытным внутренним импульсом энергии. А великолепную рок-группу из Ирана «Bar?? Grubu» поставил бы на третье место, но она получила лишь 13-е место на конкурсе. Такие явные манипуляции местами не прибавляют тюркскому конкурсу авторитета. Может, стоит поступить так, как поступил Фарид Бикчантаев на театральном фестивале «Науруз», когда он заявил, исходя из тюркских традиций нужно отменить все места. Люди просто показывают свое искусство, и пусть каждый зритель сам решает, какой исполнитель ему по душе. Очень справедливо, по-моему, и не создавало бы нездорового ажиотажа. Иначе часто придется, исходя из политесных соображений, тянуть за уши слабых исполнителей на первые места.
     Наш Айдар Сулейманов, кстати, показался мне слишком слащаво-красивым, это именно рафинированная попса, стандарт московского шоу-бизнеса. Все формально правильно и красиво, но нет самого главного, что должно быть в татарской песне – мон. А без этого остается ощущение подделки, хорошей, профессиональной, дорогой, но подделки. Ему все сделали, управляли, как куклой, но на этом пути можно зайти только в тупик. Это выхолащивание, кастрация песни и искусства, это делает тюркскую и татарскую песню глубоко вторичной. Я бы даже сказал, это «димабиланизация» конкурса. Дине Гариповой (она была в составе жюри от Татарстана) уже подсунули блеклую песню на «Евровидении», она поет пока только каверы, а нужно иметь свое лицо, как та же Земфира. Градского на Тюрквидение в Казань нужно было бы пригласить. И на следующем Тюрквидении от Татарстана поставить Александра Альберта.   
     В организации конкурса проявился сильный талант продюсера и режиссера Лины Арифуллиной. Линура Арифуллина – московская татарка. Ставила номера Валерию Леонтьеву, Филиппу Киркорову, Борису Моисееву, Алле Пугачевой. Была генпродюсером пяти «Фабрик звезд». Подготовила в своей мастерской «Бурановских бабушек». Вегетарианка. Она говорит: «В работе с начинающим исполнителем основная задача продюсера – это не навязывать человеку то, чего у него нет, а максимально раскрыть то, что есть. Обычно данные я делю на три категории: талант, харизма и сексуальность. Старым же, известным звездам я стараюсь поменять их амплуа. Иначе зачем вообще за них браться? Так, например, благодаря мне Борис Моисеев запел, а Алла Пугачева стала исполнять более характерные песни типа «Мадам Брошкина»… Время, когда можно было чего-то добиться по связям, прошло. Сейчас ни за какие деньги человек не сможет стать певцом, если у него совершенно нет голоса. Создавать такой проект – это все равно, что открыть ресторан с плохой едой, которую никто не ест. Но, конечно, для раскручивания человека нужны деньги, и если талантливый исполнитель сам может за себя заплатить, это выйдет ему только на руку… мы не развиваемся, а погрязли в болоте. По телевизору мелькают одни и те же звезды, которые успели до тошноты надоесть. Но я убеждена, что в обилии «попсы» виноваты все: и артисты, и продюсеры, и сами зрители. Последние, потому что раскупают билеты на низкопробных звезд, хотя и знают, что те поют под фонограмму… В машине у меня чаще всего играет что-то зарубежное, например, «Aerosmith». Мне вообще по душе рок-музыка, из российских исполнителей больше всего люблю группу «Мегаполис». Из фильмов любит Квентина Тарантино, «Алису в Стране чудес» Тима Бартона. «Я люблю все переходное. То есть мне нравится, когда весна и еще чуть-чуть лето наступает, вот это состояние… Когда осень, она еще теплая, но еще есть дыхание лета… Мне нравятся вторые планы», – говорит она. Любимые композиторы – Скрябин и Рахманинов. Не пьет. 
     Сцена, подготовленная Линой Арифуллиной, была великолепна – имела «воздух», была живой, ощущался драйв, естественные, гармонические соотношения элементов, неяркие, ненавязчивые, скромные, но с огромным художественным вкусом краски и костюмы, движения артистов были красивы и пластичны. Все было сделано с аристократическим шиком, все было подчинено хорошей песне, драматургия конкурса просто блестящая. Видно было, что ей конкурс нравится, он был молодым, с тюркским задором. Как она призналась, готовила она все это месяца полтора. И справилась отлично. По существу, это был праздник, соизмеримый с Универсиадой по своему размаху. Казань вновь выскочила из прокрустова ложа стандарта, и конкурс надолго запомнится и зрителям, и артистам, и чиновникам. Все были потрясены творческой удачей. Не знаю, удастся ли провести конкурс на таком же «арифуллинском» уровне в Туркменистане в 2015 году. 
     С теплым приветственным словом выступил президент Татарстана Рустам Минниханов, который принял правильное решение проводить конкурс. Его природная интуиция оказалась на высоте. Конечно, он ориентировался при принятии решения на себя, и Казань задала на многие годы вперед планку конкурсу, задала эталон. В общем, хотели как лучше, а получилось еще лучше, чем хотели. Это уже такая татарстанская традиция. Говорят, когда Минниханов слушает татарские народные песни, в его глазах стоят слезы, он как раз чувствует татарский мон. Его выступление было взволнованным, видно было, что атмосфера конкурса ему понравилась, ему понравилось быть добрым волшебником. Эффект от Тюрквидения был, конечно, больше, чем от «Рубина» – все-таки 300 млн. зрителей и сильный подъем самоуважения среди тюрков. Зал, публика были заворожены сценой и невиданной мощной волной свободной энергии тюркского вулкана. Царило настроение единения, светлой грусти, что неожиданное тюркское чудо закончилось, примерно так же, как в свое время, когда олимпийский мишка взлетал со стадиона после окончания московской Олимпиады под песню Пахмутовой. 

Рашит АХМЕТОВ.

На снимке: Айдар Сулейманов.

Комментарии (4)
Guest, 12.01.2015 в 06:29

Это вы Линары Арифуллиной ждали постановки,в котором звучал бы татарский мон.

Guest, 12.01.2015 в 14:53

ален делон не пьет одеколон.
а линура не пьет вооббщще!

Иван Грозный, 19.01.2015 в 12:09

Аллах пидр Фатима хуйсоска Бей чурок! Наш девиз пинай на одного чурку больше чем вчера! Недавно пинали одного татарчонка ващ аллах пидр ему не помог! А-ха-ха! Чурки с каждым божим православным днём мы будем вас истреблять! Наш девиз убей поганного татарина или вонючего башкирина Спаси Россию! Аминь.

Павел, 14.05.2015 в 04:24

Бурятский и моноольский языки не относятся к тюркской группе. И если есть Бурятия, почему нельзя Иркутску и Чите?