4 декабря 2017 г. независимая общественно-политическая газета
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
       

The Театр

4 декабря 2016 года
The Театр

     Казань посетил с гастролями небольшой уфимский театральный коллектив The Театр, созданный 13 сентября 2013 года выпускниками Уфимской госакадемии искусств. Как они о себе пишут: «Наш проект – это спектакли молодых диких режиссеров». В репертуаре проекта 7 спектаклей, своей площадки пока нет, в театре примерно полтора десятка энтузиастов, но это настоящий живой театр. В Казани, с унынием можно констатировать, пока подобного театра нет.
     Театр пригласили в Казань представители фонда «Живой город», который был организован Дианой Сафаровой и Инной Ярковой для развития театрального процесса в нашей, как ее теперь называют, третьей столице России. За что им большое спасибо. Не знаю, какая по счету столица России Уфа, но судя по гастролям The Театр или гастролям Башкирского академического драмтеатра, театральные процессы там пока опережают казанские, и это в некотором роде довольно стыдно. Сам наблюдал, как молодая талантливая актриса чуть не разразилась после просмотров спектаклей в «Угле» The Театр рыданиями, мол, вот я, как жалко, что поступила учиться в Казанский университет культуры, а нужно было в Уфу ехать учиться. Уфимский проект вполне конкурентоспособен, например, с театром Post Волкострелова и даже, на мой вкус, более теплый и лиричный, без постмодернистской зауми и декаданса. Театр в принципе «девичий», создала его режиссер Алсу Галина. Мужчин в театре мало, да театр в принципе сегодня в России феминизирован, около 80% зрителей составляют женщины. Смотришь спектакли The Театр и крутятся в голове такие перефразированные из Окуджавы строчки «надежды маленький театрик под управлением любви».
     Привезли в Казань theтеатровцы три спектакля: «Девичий источник» по пьесе Олега Богаева «Марьино поле», режиссер Руслан Абраров, «Рыдания» по пьесе Кшиштофа Бизе, режиссер Алсу Галина, «Где-то и около», пьеса Анны Яблонской, режиссер Алсу Галина. Анна Яблонская, драматург из Одессы, трагически погибла при теракте в аэропорту Домодедово. Самым интересным можно назвать первый спектакль проекта «Рыдания», играет там прима театра Тамара Адамова, которая окончила Уфимскую госакадемию искусств в 2009 году. На второе место можно определить «Где-то и около», затем довольно хаотичный спектакль «Девичий источник», весьма неровный и даже в отдельных эпизодах пафосно натянутый.
     «Девичий источник» – притча о войне, о несостоявшейся русской любви. Старухам было видение, что после десятков прошедших с войны лет их мужья решили возвратиться в деревню и нужно встретить их на станции. Несомненным плюсом спектакля была прекрасная фолк-певица. Девочки-студентки, изображавшие старух, были странны и искусственны, старухи получились трафаретными и все словно на одно лицо, а каждая из них индивидуальна, в сущности это «сестры Карамазовы». Получились русские старухи с точки зрения хипстеров, даже спекуляции на трагедии войны поверхностные. Спектакль словно вырос из «пострадать» Достоевского, но старухи страдают, страдают тысячелетия и этим страданием они в общем, получается, оправдывают свое «недействие», это, конечно православная этика, полярная протестантской этике. Старухи бредут к станции, которая уже погрузилась в болото, марево, уже мираж, живут они только расставанием с мужьями в юности. В этом мареве встречается леший в шинели, с «лающими» речами Гитлера, призраки, тени. Встает вопрос: что получили старухи в результате Победы? Жизнь для них остановилась, призрачное для них реальнее жизни. Старухи как-то православно-буддистски пассивны, они объекты внешних событий, и в них нет внутреннего желания изменить судьбу. Мне кажется, драматург допустил ошибку, он должен был дать образ еще одной старухи, у которой муж пришел с войны. Еще Бердяев писал работу «О вечно бабьем в русской душе». Как ни жестко звучит, «вечно бабье» в России Бердяев предлагал дополнять германской мужественностью. Норманны и были внесением германской мужественности в «вечно бабье» Руси. Вносили мужской импульс и татары, находясь у истоков русского государства. Да и династия Романовых была в сущности немецко-татарской. Совсем не случайно в пьесе леший – мужчина. Но «сестер Карамазовых» не случилось, пьесу свели к почти «юбилейной» мелодраме.
     Сам дух The Театр зародился от «Рыданий», где замечательно играет одна актриса Тамара Адамова мать, дочь, бабушку. Мать мечтает изменить свою жизнь с помощью модного пальто, которое она крадет из бутика, а потом в страхе и страсти режет его на длинные ленты, по существу, убивая свою мечту. Дочь в кислотном ударе ищет деньги на удовольствия, бабушка пытается подвести итог. Тамара Адамова – Близнецы по гороскопу, поэтому такое расстроение личности для нее органично. Это именно ее пьеса – «манифест» The Театра. Дочь ей удалась лучше всего, мать интересна, а вот бабушка уже несколько, как говорит молодежь, тормозит. Много точных фраз у дочери, в ее роли Тамара Адамова естественна, но говорит, что она в жизни не такая, это «продукт» наблюдений. Тамара Адамова существенно сократила текст дочери, считая, что там много бреда, «который драматургически никто не вынесет». Для каждой роли она подготовила определенный ритмический рисунок «говорения». Мне кажется, она зря сократила монолог дочери, получился явно усеченный образ, хотя и талантливо сделанный. Как она сообщает, после академии три года играла в русском драмтеатре, потом год в частном театре «Перспектива», затем год в Союзе свободных режиссеров, встретилась с Алсу Галиной, играла в ее дипломном спектакле и вот сейчас она в The Театр.
     Близнецы – люди непостоянные, двойственные, свободолюбивые, любят перемены и, возможно, три года для нее некий срок, когда она в силу «близнецовой» судьбы уже подсознательно начинает искать что-то новое. Больше всего она любит Шекспира, мечтает сыграть леди Макбет в «Макбете», но говорит, в театре еще нет актеров для «Макбета». Ее слова: «Да и в городе Уфе пока ни у кого не возникло желания ставить Шекспира, сейчас из училищ выходят актеры другого формата, на них трудно разложить Шекспира». Из современной драматургии ей близок Вырыпаев. Любит читать Золя, Диккенса, Шарлотту Бронте, Теккерея, Драйзера. Наверное, в прежней жизни была англичанкой. Из современных – Алексея Иванова, Сорокина, Прилепина. Как говорит, она бескомпромиссная актриса, «я четко понимаю, какие пьесы хочу играть, какие не хочу», «я прагматичная женщина», «в любой роли всегда стремлюсь находить что-то свое, то, что созвучно». Из актрис ей нравятся Инна Чурикова, Чулпан Хаматова, но в целом, говорит, что больше нравятся мужчины-актеры и ее любимый актер Константин Райкин. Наверное, в нем ей нравится пластичность перевоплощения, характерная для Близнецов.
     Что меня в ней поразило, когда сказал: «Ощущается, что вам узко в этом репертуаре», ответила: «Не знаю, какой у меня будет «рост», может, у меня талант закончится, он может закончиться, можно проснуться однажды и понять, что ничего не можешь играть». Есть большой внутренний страх потери таланта, она это продумывает, этот страх придает «изломанность» ее персонажам, довольно модную в сегодняшней молодежной среде, из возраста юности она «уплывает», и зрелость ее страшит. Подумал, что в театры нужно обязательно вводить ставку психоаналитика, иначе постоянное профессиональное перевоплощение (а это неестественная смена «астральной» оболочки) приводит к разрастанию фобий.
     Спектакль «Где-то и около» держится во многом на талантливом молодом актере Артеме Самигуллине (Толик).Точное попадание в образ, они с Тамарой Адамовой дополняют друг друга, но Самигуллин выглядит «сочнее», свежее, у Адамовой можно заметить талантливые, но штампы, она играет иногда современную Сонечку Мармеладову словно на автопилоте, возможно, как раз эта роль довольно пассивной героини ей не стала резонансной. Диалог с «Лучом» выглядит даже натужно, хотя он и центральный для характера героини. Героиня Адамовой не хочет принимать «Луч» внутрь, не хочет быть «лучом света в темном царстве». Руслан Абраров в роли Миши выглядел слишком брутально, он доволен и самодостаточен, вроде он поклоняется Достоевскому, рефлексирует, но из него так и прет довольство, какая-то внешняя эффектность, «имидж» вместо глубины переживаний. Здесь в спектакле есть внутренний парадокс, Алсу Галина словно ошиблась в выборе актера. Абраров – режиссер, сам ставит спектакли, и как любой режиссер он профессионально крайне индивидуален и эгоистичен, режиссура противоположна актерству, режиссер – диктатор, и это на сцене ощущается, никуда от этого не денешься. На сцене сталкиваются словно два режиссера, Галина и Абраров, это разрушает образ Миши. Причем это еще внутреннее столкновение женской и мужской режиссуры. Абраров не приемлет мягкую поэтику Галиной. А Галина, хотя и делает вид, что подчиняется традиционному мужскому началу Абрарова, но плавно отыгрывается в двух других актерах.
     Одним словом, театр действительно замечательный, искренний. Алсу Галина сказала, что они готовы приезжать в Казань часто. На «Ремесло» в декабре они привозили спектакль UFO, которым восторгался администратор «Угла» Леонид Обойшев. Мало кто его видел. Да и эти прекрасные спектакли посмотрело мало казанских зрителей, а они заслуживали полного аншлага. У нас некий аналог этого живого театрального  движения намечали в центре «Первый» «возмутительницы спокойствия» Юлия Захарова и Анастасия Радвогина. Но что-то застопорилось, читки пьес прошли, а сами спектакли пока непонятно когда появятся. Но вот в Уфе же могут.

     Рашит АХМЕТОВ.

 

На снимке:
Тамара Ахметовна Адамова.


Комментарии (0)