15 июня 2018 г. независимая общественно-политическая газета
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 
       

Татары в Лондоне

9 июля 2015 года
Татары в Лондоне

     1 апреля в Лондоне прошел с большим успехом концерт татарской симфонической музыки. Концерт прошел в одном из лучших мировых залов – Королевском фестивальном зале, играл Лондонский королевский симфонический оркестр. Присутствовали более двух тысяч зрителей, было много представителей различных посольств – России, Азербайджана, Казахстана, Турции, Бельгии, Франции и т.д. Организатором концерта выступила крупная фирма U-live (Universal Music Arts). Назывался концерт «Татарская и русская симфоническая музыка», в двух отделениях, в первом играли татарскую музыку, во втором – русскую. Выходцев из России в Лондоне около ста тысяч, татар несколько тысяч, в Лондоне даже проходит сабантуй. Часть татарской диаспоры на концерте присутствовала. Этот проект готовил несколько лет Рашид Калимуллин, председатель Союза композиторов Татарстана, народный артист России. Подобного концерта у татар никогда до этого в истории не было, Рашид Калимуллин считает, что это такой же по масштабам исторический прорыв для татарской культуры, каким стала знаменитая первая Декада татарской культуры в Москве в 1957 году (мероприятия тогда посетили 140 тысяч зрителей), когда на выступлениях деятелей татарского искусства перед концертами и спектаклями стояла конная милиция, сдерживающая толпу. 
     В первом, татарском, отделении концерта была исполнена увертюра «Нафиса» Назиба Жиганова, затем звучала симфоническая поэма Резеды Ахияровой, это сочинение с органом исполнили блестяще. Прозвучала баллада из балета «Шурале» Фарида Яруллина, зрители считают, что это было лучшее исполнение Яруллина за всю историю произведения, и завершало отделение сочинение Рашида Калимуллина «Симфонические фрески». Это уже знаменитое сочинение, оно исполняется в США и Европе. Дирижер – Герасим Воронков, который уже 30 лет живет в Испании и часто работает с Лондонским королевским симфоническим оркестром. Во втором отделении играли оперу Рахманинова «Франческа да Римини» и сцены из опер Римского-Корсакова, пела Венера Гимадиева, солистка Большого театра и Ковент-Гарден. В Англии Венеру Гимадиеву любят, она популярна. В заключение концерта Венера Гимадиева исполнила татарскую песню «Иртэнге жыр» («Утренняя песня» А. Ключарева), вызвавшую восхищение зала и бурные аплодисменты. Мы попросили дать интервью организатора концерта Рашида Калимуллина:
     – Как приняла лондонская публика сочинения татарских композиторов?
     – На концерте присутствовала искушенная публика, лондонская интеллигенция, истинные фанатики симфонической музыки, это было видно по лицам. Овации были долгими. Настолько был теплый прием, что многие агенты музыкальных кампаний были удивлены. Многие подходили и высказывали пожелания, что необходимо повторять подобные концерты. Звучал вопрос – приедем ли мы еще и говорили, что концерт – полная неожиданность, оказывается, существует такая красивая, свежая музыка. Мы открыли себя Европе. Они все удивлялись, что есть такая красота, неизвестная. Удивительно, но на первое, татарское, отделение публика реагировала теплее. Возможно, сказывался эффект неожиданности, свежести, новизны. Сейчас Лондонский королевский симфонический оркестр готовит большую программу «Все симфонии Рахманинова», но вещи из этой программы они не имели права играть на нашем концерте. Поэтому выбрали «Франческа да Римини». Публика хорошо реагировала на все сочинения концерта, музыканты высочайшего уровня, но татарская часть все же выделялась. Может быть, сыграл роль эффект полнейшей неожиданности. Наверное, шли с некоторым скепсисом, они просто не знали нашей татарской культуры, пришли на русскую музыку, и вдруг такое открытие. Татарские композиторы звучали просто шикарно. Я считаю, после такого приема не нужно бояться вывозить нашу музыку в лучшие залы Европы. Мы раньше проводили аналогичные концерты в Берлине, Риме, Флоренции, Иерусалиме несколько лет назад. И там был такой же неожиданный эффект. Татарская симфоническая музыка оригинальная, она не вторичный продукт, она дает очень хороший «осадок». Были люди из посольств, в том числе России, они подходили в жутком восторге.
     – Подбирали произведения для исполнения лично вы?
     – И мы, и они, мы им отправляли записи, они перебирали. Сначала и Гимадиевой в проекте не было, это они предложили. В программе был сначала мой фортепианный концерт, там солистом был Федор Амиров. Но они предложили пианистку Валентину Лисицу из США. У нее в ютубе миллионы просмотров. Я отправил ей ноты, она проиграла и дала согласие. Наш концерт должен был состояться осенью 2014 года, но был перенесен на весну. И у нее уже в это время был сольный концерт в Лондоне, ее агент сказал, что не может этого допустить, так не делается, чтобы рядом было два концерта. И она не смогла играть у нас. Но сейчас они послушали татарский голос и татарскую музыку, уже хотят U-live и Аиду Гарифуллину записывать на компакт-диск. Фирма U-live занимается в принципе только «первым эшелоном» артистов. Они принципиально ищут новые звезды. У них филиалы по всему миру, в Нью-Йорке, Вене и т.д. У меня сложились хорошие контакты, и, думаю, у нас сложится хорошее сотрудничество. Конечно, Лондон есть Лондон.
     – Из четырех татарских композиторов чьи произведения вызвали наибольший восторг лондонской публики?
     – Все было исполнено великолепно. Повторюсь – высочайшего уровня музыканты. Но исполнение музыки Яруллина – я это произведение никогда в жизни не слышал в таком потрясающем качестве. Никогда в жизни. Это было божественно, другого слова я не могу сказать. Божественно. Там было соло виолончели, я такую виолончель никогда не слушал. Играла первая виолончелистка оркестра, женщина лет 35, сыграла невероятно, я был в шоке. 
     – Запись не велась, почему концерт не выложили в ютубе?
     – Можно было записать, и были договоренности. Но в связи с кризисом не хватило денег, слишком вырос курс. Стоила живая запись с концерта примерно 5 тысяч фунтов. Сначала просили 10. Нас поддержали и президент Минниханов, и Министерство культуры. Музыкантам тоже понравилась наша татарская музыка. Я хочу подчеркнуть – все купить нельзя, у Лондонского королевского симфонического оркестра есть мировая планка, есть понятие качества, ниже которого этот оркестр не берется исполнять произведения. Ознакомившись с нашими произведениями, они сказали, нам это интересно. И шли нам навстречу, их самих наша музыка не оставила равнодушными. Наш проект изначально не носил коммерческий характер. Мы хотели познакомить мир с татарской культурой. 
     – Это как Дягилев с Русскими сезонами в начале XX века. Получается, концерт прошел, и мы довольствуемся только вербальными впечатлениями. Жалко, что нельзя послушать. 
     – Они, конечно, готовы сделать профессиональную запись, но это будет стоить уже других денег. Ситуация сейчас экономическая тяжелая. У нас, к сожалению, финансирование всегда с запозданием, вовремя не заплатил, все уже дороже. Заплатили бы осенью, все было бы в два раза дешевле. 
     – Ну ничего, вроде доллар начал падать. 
     – Казахи и азербайджанцы, люди из их посольств, кстати, были на концерте, они очень отслеживают татарскую культуру, они очень сильно продвигают свои культуры в Европе. Например, Азербайджан проводит мощные культурные фестивали в Германии сразу в нескольких крупных городах. Казахстан копирует Китай в продвижении своей культуры в Европе и США. Азербайджан и Казахстан очень активны в этом направлении, высокая культура региона способствует притоку инвестиций. Это фактор респектабельности, стабильности, часто он решающий. 
     – Но это богатые независимые страны. Азербайджан добывает в год 42 млн. тонн нефти, Казахстан – 80 млн. тонн. То есть Азербайджан на 850 млрд. рублей в год, Казахстан на 1613 млрд. рублей в год. Не считая, например, запасов газа в Азербайджане в 6 трлн. кубометров. Татарстан же добывает 30 млн. тон нефти в год, имеет от нефти примерно 280 млрд. рублей в год – при этом около 120 млрд. себестоимость добычи, у нас самая затратная нефть в России, 11 долларов за баррель себестоимость, а в «Роснефти» 5 долларов. И у нас «цена отсечения» нефти, все, что больше 25 долларов за баррель при цене 60 долларов за баррель, уходит в федеральный центр. Все упирается в достаточное финансирование. К тому же у Азербайджана и Турции девиз «Один народ – две страны», а в Германии около 4 млн. турок. К нам на фестиваль Тюрксой приезжали с произведениями композиторы из Казахстана и Азербайджана, но больше всего мне понравился композитор из Башкортостана.
     – Это Нур Даутов, татарин, живущий в Уфе. Он просто приписан к башкирской музыке. Мы с ним делаем сейчас проект в Альметьевске. Сейчас мы работаем с Грецией, с Латинской Америкой. Мы хотели сделать большой татарский концерт в амфитеатре в Афинах. Это был бы грандиозный концерт, и у нас есть поддержка Министерства культуры республики. В Риме мы, кстати, исполняли татарскую музыку в зале Ватикана. Мы, думаю, еще не осознаем, что наша татарская музыка – это музыка мирового класса. У нас огромные достижения в области культуры. Нам, татарам, нужно изживать комплекс неполноценности. Никто в России сейчас такие проекты не делает, как в Татарстане. 
     – А вы не думаете, что это вызывает некоторую зависть в Москве, некую ревность? Я вот слушаю «Эхо Москвы», там Белковский до сих пор повторяет, что все беды России от татаро-монгольского ига, татары привили рабский менталитет, до сих пор над Россией духовно довлеет татаро-монгольское иго. Остается только развести руками. 500 лет как Иван Грозный завоевал Казань, и все татары виноваты. А то, что крепостное право на Руси было введено только через 40 лет после завоевания Казани, забыли.   
     – Думаю, что в Москве это ревность не вызовет, наоборот, мы представляем широкую национальную культурную палитру, и то, что такого уровня национальное искусство возможно в России, во всем мире вызывает уважение. Россия – страна многонациональная, культура объединяет, а не разъединяет. 
     – Действительно, в начале XX века 80% российского дворянства имело нерусское происхождение. Белое движение потому и проиграло, что игнорировало нерусские национальности. Тот же Рахманинов имел татарские корни. Да и Римский-Корсаков, все спорят историки, кто был Корсак, чех или литовский татарин. Балакирев из татар, фамилия переводится с татарского как «упрямый ребенок», учился в Казанском университете. 

Беседовал
Рашит АХМЕТОВ.
(Продолжение следует.)


Комментарии (4)
Роман, 09.07.2015 в 20:55

Я вот слушаю «Эхо Москвы», там Белковский до сих пор повторяет, что все беды России от татаро-монгольского ига, татары привили рабский менталитет, до сих пор над Россией духовно довлеет татаро-монгольское иго. ----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------- В этом и дело. Между русскими и татарами прекрасные отношения, много межнациональных браков. А стоит почитать учебники и диву даешься, что там написано, бред на бреде. Учебники писали нерусские, типа Белковского и К. Надо провести полную ревизию этого хохяйства.

Guest, 10.07.2015 в 08:11

Как и во времена В.Булгарии, которая событием 922 г. открыла себя миру, Казань сегодня открывает себя миру ! Честь и хвала РТ!

Guest, 12.07.2015 в 19:39

Ой,ой,ой,смотрите, как бы башистик Расимушка не обоср....ся от зависти.

Расим, 13.07.2015 в 08:22

Если татары в Казани в 40% случаях вступают в брак с русскими, о каких татарах Лондона идёт речь?