15 июня 2018 г. независимая общественно-политическая газета
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  
       

Танцы

23 февраля 2014 года
Танцы

     В фестивальном движении «Созвездие» в Татарстане объединены сотни подвижников, с любовью работающих с детьми. Движение уникальное, министры культуры стран ШОС на совещании говорили, что подобного движения нет нигде в мире. Сегодня у нас в гостях заведующая кафедрой хореографии Набережночелнинского колледжа искусств Ольга Побужанская. Она коренная ленинградка, приехавшая с родителями на КамАЗ, задумчивая, интеллигентная, даже аристократическая женщина, с огромным внутренним достоинством, тактом, «серебряным» стержнем в душе, по гороскопу ее знак Рыбы. От нее веет силой и гармонией. Одна из руководителей ансамбля народного танца «Татарстан».
     – Ольга Павловна, какие народные танцы вас особенно привлекают, это же тысячелетняя точно выверенная уникальная культура – народный танец.
     – Мне нравятся казачьи танцы. Сама не казачка, но по темпераменту подходят мне именно они. Я педагог по классическому танцу, закончила Петербургскую академию.
     – Что вам созвучно в казачьем танце – сила, вольница, энергия? Кто интереснее там – мужчины или женщины?
     – Мужчины. Я считаю, что мужчина в народном танце основной герой. Он заводила. За ним либо идет женщина, либо не идет. Только в испанском танце женщина главная. В остальных народных танцах мужчина – основной персонаж.
     – А я думал, мужчина в народном танце лишь для поддержки.
     – Нет. Если брать классический танец, то там мужчина существует для поддержки, потому что ведущая роль у балерины.
     – Получается, народный танец противоположен эстетике высокого классического танца? Мужчина доминирует в народном танце, но он же более материальное, более агрессивное существо, значит, народный танец изначально более «материален», строится на базовых инстинктах. Женщина более красива, более идеальна, она муза. Достоевский писал, что мир спасет красота, то есть женщина.
     – Может быть, мужчина как раз в народном танце выражает свою мечту, кем бы он хотел быть на самом деле и каким бы он хотел быть, он в народном танце романтичен.
     – Всегда исповедую китайскую философию инь и ян, женского и мужского в произведении. Если их гармония нарушается, то тонкая стихия танца распадается.
     – В народном танце ведущий – это мужчина, ведомая – это женщина. Но это не значит отношений типа больше или меньше, господства или подчинения. Возникает явление перепляса – кто перепляшет, женщины или мужчины, они сочетаются одни с другими, и получается нечто необычное, динамическое. Задор для меня лично в переплясе задает мужская половина. На это я настраиваю своих студентов.
     – Но сейчас, говорят, наступает новый матриархат, век женщины. Это означает, что народный танец будет меняться в данном направлении, становиться более женственным? Или, может, доминирование женщины в классическом танце и есть отражение доминирования женщины при развитии цивилизации, когда интуиция  значит больше, чем сила. Женщина более религиозна, чем мужчина, 70 – 80% прихожан храмов составляют обычно женщины. Мне кажется, это как в поэзии, то, что за танцем, оно сильнее. Вроде на поверхностном, видимом слое доминирует мужчина, но в скрытой, невидимой стороне танца, более тонкой, доминирует женщина. Танец – это шаманство, форма духовной культуры. С вашей точки зрения получается идеальный мужской танец – парад войск на Красной площади. Казачий танец – танец воинского сословия. А как вы считаете, у казачьего танца языческая основа или православная?
     – Мне кажется, изначально во всех народных танцах присутствует языческая стихия. Конечно, происходит религиозная ассимиляция, но народный танец стоит на языческой основе, абсолютно. И много одинакового в народных танцах мира. Почти все народные танцы на основе круга. Даже китайцы танцуют по кругу. Мелкие шаги, мелкие, мягкие переходы присущи всем народам.
     – Какой ансамбль народного танца вы считает наиболее интересным в мире?
     – С точки зрения народной хореографии, я считаю наиболее интересным ансамбльимени Мирского на Украине. Очень интересно развиваются кавказские коллективы. Хорошо работает ансамбль «Лезгинка» в Дагестане, Чеченский государственный ансамбль. В них чувствуется какая-то мощь.
     – Танец – выражение пассионарного импульса народа.
     – Почему потерял свою силу ансамбль Игоря Моисеева? Потому что умерла идея советского интернационализма.
     – Я был недавно на концерте ансамбля Моисеева. Они говорят, что их с огромным восторгом принимают в Северной Корее, куда они ежегодно выезжают.
     – Конечно, где жив социализм, там у ансамбля Моисеева востребованность. Мне сейчас интересен хор Пятницкого.
     – А ваша любимая песня тогда?
     – Я очень люблю песню Марка Бернеса «Журавли». Ее готова слушать бесконечно. Сейчас моя дочь формирует мои новые вкусы, есть неплохие новые исполнители, у них произведения совпадают с моими внутренними ощущениями.  Мне на сто процентов интересна Уитни Хьюстон. Конечно, сегодня многие поют в том же стиле, но Хьюстон для меня выделяется.
     – Как вы оказались в Татарстане?
     – Родители привезли. Строили КамАЗ. Они не были строителями-романтиками, поехали, мне кажется, за длинным рублем. Я не люблю города-новостройки, но уже почти смирилась, что Челны – это мой родной город. Мне нравятся города, у которых есть история. В Питере, когда идешь по Невскому, стены что-то говорят тебе внутри. Приезжаешь в Казань и чувствуешь, что здесь у города свой характер. Очень своеобразный город Казань. Приезжаешь в Самару – совсем другое ощущение. Очень уютно и комфортно себя чувствую в Севастополе. Я люблю Севастополь. Каждый год езжу.
     – Все время в Челнах жили?
     – Нет. Уехала учиться в Ленинград. Потом танцевала в Ленинградском мюзик-холле. Родители не отпустили меня в детстве учиться в хореографическое училище, я мечтала быть балериной.
     – Так, может, в вас умерла великая балерина?
     – На все воля Всевышнего, сейчас не жалею. Потому что если бы я должна была стать балериной, то это бы неизбежно произошло. Конечно, никогда не мечтала быть педагогом, но тем не менее им стала. Не знаю, хороший ли я педагог или плохой, но то, что люблю своих студентов, это, наверное, отражается на сцене. Я горжусь, что причастна к тому, что они на сцене. Мне нравится с ними работать. Получаю от работы с ними истинное огромное удовольствие. По жизни я оптимист и счастье внутри ощущаю. Мой девиз – жить в ладу с самой собой. Благодаря «Созвездию» мы очень много ездим. Скоро поедем в Берлин на конкурс.
     – Вы производите впечатление человека, который сам себе выстраивает личное пространство и ему не важно место пребывания. Не хотелось бы поразить Берлин?
     – Хотелось. Я сама себе придумываю интересные постановки и начинаю вовлекать всех в них. Мне всегда говорят – когда ты успокоишься. Сейчас мы на творческой смене в Васильево, а я уже перебираю, кого мне пригласить в качестве нового постановщика, как сделать так, чтобы ребятам было постоянно интересно. Мне нравится постигать жизнь и мне нравится общаться с людьми, у которых я учусь. Самое главное в жизни, думаю, я не перестаю учиться. Мне интересны дети, которые здесь бегают, с такими странными глазами. Мне интересно, как они все это воспринимают.
     – Формально танец вроде эстрадное искусство, но в народном танце элемент мистики, колдовства сильно присутствует. Углубление танца приводит к усилению энергии. Круг в шаманстве – это синхронизация энергии, возникает мощный энергетический импульс.
     – Танец не терпит фальши. Основной принцип народного танца – чтобы люди, которые им занимаются, относились к нему искренне. Если исполнители не испытывают какого-то внутреннего ощущения сами, они ничего не смогут донести до зрителя. Если сами исполнители не будут испытывать удовольствие от того, что они делают, то ни один зритель в зале им не поверит. Внутреннее состояние ребенка вытащить так, чтобы оно раскрылось – это очень сложно. 
     – Я думаю – не очень сложно. У человека естественное, природное состояние – состояние открытости. Состояние закрытости – это общественная деформация, в процессе искусственной социализации человек закрывается. Состояние закрытости – не человеческое состояние. Булгаков же говорил: «Говорить правду легко и приятно».
     – Дети верят тебе. Здесь самое главное – ты ребят должен повести и не обмануть их.
     – Они не дети. Например, согласно теории реинкарнации, иногда ребенок в реальности старше взрослого по «возрасту», даже родителей. Творчески одаренные дети не случайно творчески одаренные. Нет следствия без причины. К детям нельзя относиться, как к детям. Они «вспоминают» свое реальное прошлое. Например, индусы говорят, почему женщина красива и гармонична – потому что в прошлой жизни она вела праведную жизнь.
     – К нам в училище приходят с восьмого класса. Это часто уже серьезные ребята. Девочки склонны к искусству, они чувствуют, что они здесь могут получить что-то интересное, и они от этого испытывают удовольствие. Парни, которые приходят учиться танцу, они этого не осознают и эти два года находятся как бы между небом и землей. Твоя задача за эти два года заронить в них зерно желания и возможности раскрыться.
     – По-моему, можно сделать за полгода.
     – Исходя из моего опыта – нет. Это даже не степень закрытости. Это непонимание. Дети сегодня больше потребители. Дети сейчас не хуже, я так не считаю, они другие, чем были мы. Они раскрепощены, но понятие моральной ответственности у детей сегодня гораздо меньше, чем было у нашего поколения. Ты ему говоришь – ты не один, ты же в коллективе, ты должен сделать это. Он отвечает – а я никому ничего не должен. Мне приятно, когда откликаются. Я говорю ребятам – когда вы на сцене, это и я на сцене с вами, вы несете за меня ответственность. Вы должны показать танец интересно и красиво.
     – В вас парадоксальным образом сочетается мудрый оптимизм интеллигента, есть такая фраза «как же мы можем проиграть в этой жизни, если на нашей стороне Бог». А с другой стороны некоторая внутренняя усталость, растерянность. Наверное, нет отклика.
     – Я просто чувствую, что иногда моя отдача раз – и натыкается на какое-то абсолютное равнодушие. Натыкается на отсутствие понимания.
     – Читать что любите?
     – В моей электронной книге присутствует классическая литература. Недавно перечитала Лермонтова. В прошлом году «сидела» на Токаревой. Мне вдруг интересна стала Дина Рубина. Я вдруг поняла, насколько она остра, как интересно выстраивает фразы. А совсем недавно я «сидела» на Достоевском. Все больше вдумываюсь в «Братьев Карамазовых». Дочь у меня запоем читает Толстого «Войну и мир». Она поражена его языком. Шесть раз перечитывала «Собачье сердце» Булгакова. Очень люблю. Каждая строчка задевает. Но этого не могу сказать о «Мастере и Маргарите».
     – Одна из самых великих книг XX века – дневники Пришвина. Вы читали?
     – Нет, хотя друзья мне подсовывали. Пелевина пыталась читать, но совсем не смогла его осилить. Я фанатка электронных книг. У меня уже третья. Вы можете не поверить, но я до сих пор хожу в библиотеку, вот такой я «птеродактиль». Смотрю только канал «Культура».
     – Почему не поверить. На Западе сейчас опять бум бумажных книг. Это как телевидение и театр. Спасибо вам за беседу, надеюсь не последняя.

     Беседовал
Рашит АХМЕТОВ.


Комментарии (0)