4 декабря 2017 г. независимая общественно-политическая газета
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
       

Танго

26 января 2017 года
Танго

     31 марта в казанском творческом центре «Угол» на улице ПарКоммуны (так и надо было назвать центр «ПарКоммуны», мне кажется),который уже собственно стал главной театральной сценой Татарстана, по насыщенности интереснейшими «культовыми» постановками (только за последние несколько месяцев казанцы увидели 7 спектаклей петербургского театра Post «золотомасочника» Дмитрия Волкострелова, 3 спектакля уфимской группы The Театр, спектакль Pop-up Театра «Топливо», творческий вечер режиссера Ромы Либерова, памяти Осипа Мандельштама, пантомиму «Слова тишины» Лорана Деколя, одного из лучших учеников Марселя Марсо, спектакль петербургского театра «Особняк» режиссера Алексея Слесарчука «Мулей» и др.) фонд «Живой город» и Польский культурный центр в Москве провели видеопоказ спектакля Национального театра в Варшаве «Танго» по пьесе Славимора Мрожека режиссера Ежи Яроцкого. Комментировал видеопоказ завлит Национального театра Варшавы (считается главным театром Польши), доктор философии, театровед Томаш Кубиковски. В Национальном театре Варшавы три сцены, и в год играется около 500 спектаклей. Недавно Константин Богомолов поставил там «Лед» по Сорокину.
     Показ этого спектакля, мне кажется, уже сегодня можно назвать крупнейшим событием театральной жизни Казани. «Великий» Ежи Яроцкий считался «главным театральным режиссером» Польши в течение примерно 40 лет, и ныне почти все молодые крупные режиссеры Польши его ученики. В списке десяти самых крупных мировых театральных режиссеров его имя на пятом месте. Родился Яроцкий в 1929 году, умер в 2012 г. Яроцкий и Мрожек (1930 - 2013 гг.) были близкими друзьями, Яроцкий часто первым ставил пьесы Мрожека, который считался одним из классиков «театра абсурда», но скорее он классик «философского театра» с абсолютно ясной линией борьбы и развития идей, вероятно, его можно определить как классика «диалектического театра». Яроцкий много ставил и Гомбровича, Тадеуш Кубиковски сказал, что его самой любимой постановкой у Яроцкого является «Космос» Гомбровича. «Танго» Мрожека у Яроцкого он поставил бы на второе место. «Танго» - спектакль 2009 года, сама пьеса написана в 1964 году, при этом Мрожек в 1963 году покинул Польшу и жил тогда в Париже.
     В 1968 году Яроцкий по просьбе Олега Ефремова собирался ставить «Танго» Мрожека в «Современнике», но произошел ввод советских войск в дубчековскую Чехословакию, Мрожек написал статью протеста в парижской газете «Le Mond», и его запретили в СССР. Учился режиссуре Яроцкий в Москве в ГИТИСе у Николай Горчакова, который, как известно, был сыном генерала Михаила Дитерихса, начальника штаба у Колчака, при этом в биографии самого Николая Горчакова написано, что в 1917 - 1921 годах он служил в РККА, то есть воевал против отца. Жизнь гораздо абсурднее театра абсурда. Яроцкий дебютировал как режиссер в 1957 году, в разгар оттепели, ставил Мрожека, Виткевича, О'Нила, Артура Миллера, Дюрренматта.
     Как изменился мир - если бы в 1968 году в Казани провели видепоказ спектакля Мрожека, то набежало бы тысяч десять. Сегодня в «Угле» сидело человек 80. Последние лучшие спектакль Яроцкого: «История ПНР по Мрожеку», «Дядя Ваня» Чехова, «Космос» Гомбровича, «Любовь в Крыму» Мрожека. В «Любви в Крыму», например, персонажами выступают купец, поэт, советские чиновники, актриса, также Владимир Ленин и Екатерина Великая, там звучат фразы «полцарства за квас звучит даже хуже, чем полцарства за лимонад», «татаро-монгольское иго - это скорее несчастье, чем традиция», героиня едет в Тулу, в вишневый сад Раневской, ей пишет письмо Раневская.
     Яроцкий всегда выступал за «серьезный» спектакль. Он хотел освободить спектакли от «словесных игр» и «нагромождения парадоксов». Как он говорил: «Проследить, чтобы разговоры между персонажами стали разговорами между людьми». В наших казанских театрах это не так - посмотрите даже на «Дон Жуана» в Камаловском театре - это разговоры между персонажами. Яроцкий хотел освободить спектакли от «клоунского налета». Это определение достаточно точное, программное, театр Камала, как ставящий спектакли преимущественно для публики, привыкшей к «деревенскому» театру, обращается к мелкой татарской буржуазии, а не к татарской интеллигенции, к сожалению, никак не может отделаться от «клоунского налета», это постсоветская маска, которая приросла, а необходимо привнесение тонкого суфийского поэтического религиозного смысла. Конечно, экономические реалии требуют, чтобы три четверти репертуара театра для заполнения зала составляли комедии. С этой точки зрения путь ясен - артхаус, эксперимент в малый зал, комедии и мелодрамы - в большой. Так работают все европейские театры, есть поп-театр и есть арт-театр.
     Свой принцип подбора актеров на роли Яроцкий объяснял так - актер должен уметь молчать на сцене, «держать мысль и молчать». Яроцкий не любит, когда в театре режиссеры сегодня вводят много фильмов на сцене. Он пишет, что от этого меняется ритм спектакля, я думаю, возникает голливудский ритм. Он считает, что театр – «это непосредственность разговора человека с человеком». Критики пишут, что у Яроцкого репутация «жесткого режиссера», аналитика, «который контролирует каждую секунду сценического действия и каждый миллиметр сцены». Я бы даже сказал, что он контролирует каждый звук буквы в слове, звук внутренней мелодии спектакля, он любит, например, вставлять в свои спектакли русские песни.
     В «Танго» громкое размеренное гипнотизирующее пыхтение во сне сопровождает весь спектакль и рождает ощущение мирного размеренного обывательского сна, «Польша спит», складывается ощущение, все отчаянные идейные схватки, поиски смысла жизни - лишь на поверхности океана, в глубине все спокойно и равнодушно. Это посапывание обывательского сытого сна царит над метаниями изощренного, изломанного польского сознания. Довольное пыхтение и посапывание входят в контраст с трагедией польских дедов, отцов и детей на сцене. Народ не безмолвствует, он не понимает и не хочет понимать идеологических бурь, ему смотреть на них скучно. Ритмика посапывания и довольного пыхтения среднестатистического поляка делает отчаянные поиски смысла жизни на сцене трагическими и комическими одновременно. Вот во что выродилась «Солидарность», весь пар ушел в гудок, этот гудок с паром можно вывести на сцене театра, если ставить Мрожека в театре Камала.
     Мир спектакля Яроцкого предельно герметичен, геометричен, лаконичен и символичен. Вся польская идеология за последние сто лет вскрыта безжалостно - аристократ и традиционалист, консерватор-дед, в трусах и с бабочкой, бабушка, смысл жизни которой карты, ее кладут спать на катафалк со свечами, который стоит прямо в комнате дома, преуспевающий актер-интеллигент, либерал, хиппи, бунтарь и рогоносец отец Стомил и хиппи-мать (которая спит с лакеем Эдеком, призывая к свободе сексуальной революции), сын Артур в строгом костюме, вначале пытающийся восстановить старый аристократический порядок и призывающий отца совершить наконец реальное и ритуальное действие, а не играть плейбоя всю жизнь, вкладывающий в руку отца пистолет, чтобы убить лакея Эдека, любовника его матери. Но отец отказывается убивать из принципа свободы для каждого. Артура даже назвали современным Гамлетом. «Просто девушка» Аля, которая переспала с Эдеком перед свадьбой с Артуром, предав идею власти Артура и его превосходства над лакеем Эдеком.
     Артур призывает к насилию, признает только одну традицию - власть, за которой стоит главное право сохранять жизнь или убивать. Эдек сначала подчиняется Артуру, но затем, войдя во вкус, убивает холеного идеолога насилия и сам становится хозяином в доме, опираясь на свою силу пролетария, взяв в руки дубинку. Герой нашего времени - Смердяков. Заканчивается спектакль «Танго» танго между старой польской аристократией и фашистом-лакеем Эдеком. Причем дед-аристократ (актер Ян Энглерт, который играет на уровне Смоктуновского, впрочем, и сам Смоктунович был шляхтичем, в нем просвечивал национальный польский характер игры, так вот Энглерт считается выдающимся актером польской сцены, да и все актеры спектакля высококлассные, топ польского театра) прислуживает лакею. Ян Энглерт говорит: «Свобода сладка на вкус тогда, когда есть рамки. Без них - анархия и пустыня... взаимодействие интеллигента и хама всегда заканчивается трагически: разрушением личности интеллектуала, который соглашается танцевать танго с хамом».
     Энглерт - ныне худрук Национального театра, его кредо: «Качественное управление любой творческой институцией состоит в умении отличать конформизм от компромисса. Конформизм разрушает и вредит, компромисс - это строительный материал, он созидателен и полезен... Мы живем в эпоху победившего маркетинга... средиземноморскую или европейскую общность охватил кризис, начинает распадаться идея национальной идентичности и утверждаться идентичность местная». Если уже Польша ощущает кризис национальной идентичности, то это сигнал и для русской идеи, русского мира о проявлении пострусского мира в недалеком будущем, базирующемся на регионализме, что мы наблюдаем сегодня на примере Москвы, Петербурга, Екатеринбурга, Новосибирска и др.
     Конечно, слишком просто звучит в спектакле фраза Артура - идея Бога, это скучно, затерто, мы ее отбрасываем. Еще Достоевский формулировал: «Бога нет, значит все позволено». Весь спектакль вытекает из идеи «отбрасывания» Бога. Достоевский своим «Преступлением и наказанием» ответил Мрожеку раньше - если ты совершаешь преступление, то тебе не уйти от наказания, и история свидетельствует, что выглядевшая тотально победа Эдека есть лишь только тактическая победа, как и вся победа дьявола, это лишь кратковременная иллюзия победы. А народу, спи довольно, говори «моя хата с краю» -   все равно придется нести ответственность, вся история человечества экспериментально свидетельствует об этом. Где тот Гитлер и где тот Сталин, история смеется над диктаторами, противопоставившими себя Богу, законам нравственности. В Индии сформулировали идею кармы, и она с научной точки зрения в истории подтверждается. Количество свободы, добра в мире возрастает, сравните с эпохой каннибализма и рабства.
     Самодовольному Эдеку с дубинкой в руках даже и невозможно помыслить, откуда приходит возмездие, но оно приходит. Спектакль приводит к статическому историческому моменту, к статичности истории, в этом ушербность Яроцкого, история никогда не останавливается, проходит 20 - 30 лет, и какой будет судьба Эдека? Взявший в руки дубинку от дубинки и погибнет. Посмотришь на судьбы детей Леонида Брежнева, неплохой и довольно добрый человек был, но полез в Чехословакию, Афганистан, остановил в стране реформы, придушил творчество, искусство, литературу, театр, кино (например, Тарковский вынужден был уехать, ему, например, не давали снимать фильмы). И могучий союз «республик свободных», СССР бездарно развалился. Такова была цена антихрущевского переворота в 1964 году. Федор Бурлацкий мне рассказывал, что в 1965 году Хрущев планировал отменить цензуру и ввести многопартийность по новой Конституции, ввести элементы рыночной экономики по венгерскому образцу. Социализм с человеческим лицом возможен, Сахаров с его теорией конвергенции, наверное, был прав.
     «Радикализм заканчивается фашизмом» - эта истина сегодня актуальна, и спектакль нужно показывать по телевидению молодым, он может сбить волну молодежного исламского радикализма. Раскрытие идеи насилия как тупикового пути, изначально дьявольского искуса, может заблокировать исламский радикализм, базирующийся на невежестве и примитивизации ислама. Убийство невинных людей есть дорога в ад, а не дорога в рай, это должно быть сформулировано предельно точно. Спектакль «Танго», может, не одну тысячу жизней спасет, некоторые подумают, некоторые одумаются, поэтому в Казани необходимо по такой программе не жалеть денег для «внесения» подобных спектаклей в молодежную среду. Это тоже убедительная и эффективная борьба с терроризмом, с идеей терроризма. Надеемся, что «Живой город» и Польский культурный центр не последний раз привозят такие спектакли в Казань. В принципе хорошо бы создать в Казани Польский клуб при «Угле» и проводить видеопоказ потрясающе великолепных польских спектаклей ежеквартально.

     Рашит АХМЕТОВ.

     На снимке: Ян Энглерт.


Комментарии (0)