3 октября 2017 г. независимая общественно-политическая газета
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Сорок коробов

23 июля 2015 года
Сорок коробов

     Текущий год у нас объявлен Годом литературы. «Сорок коробов» – так называется новая книга Айдара Халима – «Кырык тартма». На ее обложке прямо по центру идут раскрашенные в различные тона ломаные линии. Так, соответственно его роли, вырисовывается абрис клоуна с рожком желтого цвета в руках, из которого тот выдувает различного рода звуки. Здесь, конечно, изрядная доля самоиронии – о чем может вещать этот комический персонаж? Но вопреки всему он упорно изо дня в день так все и продолжает выходить на свою арену. И все в том же, напяленном на голову, колпаке. 
     Но как за театральной бутафорией скрывается настоящая жизнь, которую мы всегда угадываем, так и рисунок Айдара Халима на обложке заключает множество реалий, которые у него прямо перекликаются с текстом, заключенным внутри обложки. Множественный смысл, конечно, заключает в себе и число сорок в названии книги. И содержание ее, отметим это сразу, совершенно оправдывает этот много обязывающий символ. Взыскующий истины, требовательный, ответственный взгляд на жизнь и самого человека, призванного к этой жизни, – вот единственно морально приемлемая точка зрения, согласно которой выстроена эта остро обличительная книга. И потому едкая ирония, насмешка, сарказм при виде всего, что отступает от этого, заповеданного свыше вечного критерия, и за всем этим острый наблюдательный ум, невольная горечь ввиду неустранимой родовой запущенности нашего бытия – вот что переполняет и плещет через края всех коробов Айдара Халима. Ни одна сторона нашей жизни, ни одна ее сфера, даже совсем неприметная на первый взгляд, не остается без того, чтобы не быть подвергнутой строго осудительному вердикту. 
     Это высшие эшелоны власти, весь чиновно-бюрократический, управленческий синклит – депутаты, министры, чиновники, в том числе и от литературы, наша ученая, критическая братия, писатели-значкисты, искатели наград и всякого рода премий, умело раздувающие на этом основании свой мнимый писательский авторитет. Но порочна, конечно, не власть сама по себе, но человек, не соответствующий своему назначению. И потому неистребимая человеческая спесь, которая возможна на любом месте, всяческая глупость, пошлость, злоба, что мешают нам жить и работать разумно, достойно, – все подвергает он своему последовательно критическому осмеянию. И эта критика не просто лишь одна, мало чем подкрепляемая в жизни словесная декларация, а глубоко выношенная лично-человеческая и общегражданская позиция автора, более чем полувека работающего в большой литературе и без ложной скромности сознающего истинный размах своего дарования и свое право на смело независимое, самостоятельное слово. И это свое слово он смог сказать, как никто другой, и едва ли не во всех жанрах и видах литературы, в более чем 50 книгах, которые он успел написать. Он писатель многостаночник – поэт, прозаик, драматург, журналист, газетчик-полемист, живо откликающийся на все сколь-нибудь важные вопросы нашего бытия.
     Но дело, конечно, не просто лишь в самих жанрах, которые он разрабатывал. К какому бы из них он ни обращался, все они в лучших своих образцах отвечают самым высоким критериям художественности. И самый неискушенный в своих пристрастиях детский читатель, и склонный к философии интеллектуал, и просто обычный любитель книги – каждый из них найдет свою, необходимую для себя нишу в его сочинениях. И в то же время столь ценная для дела литературы щедрость, с которой природа наделила его своими дарами, она, эта щедрость таланта, заключала и свою долю опасности, таила в себе неизбежные осложнения на его пути. Что же ты, пятерочник, будешь выслушивать тех чиновных писателей, которые сами пишут на тройки, – так примерно наставлял молодого Андрея Вознесенского многоопытный Борис Пастернак. 
     Чтобы далее прояснить нашу мысль, сошлемся на другой, но столь же показательный исторический пример. «Черт меня дернул с умом и талантом родиться в России» – это наш всеобъемлющий А.С. Пушкин со всей масштабностью требований, предъявляемых им к своему окружению, да и к самой России тоже. Но кто из нас на подобном основании позволил бы себе подвергнуть сомнению истинно национальное, патриотическое сознание первого поэта России? Разве что завзятые графоманы, об одном из которых, как раз применительно к Пушкину, мне приходилось писать на этих страницах. Представление о внутренней созвучности его с гражданской мыслью Пушкина невольно возникает при взгляде на неудержимый критический пафос татарского поэта при виде разящих противоречий нашего бытия.  
     Судьбе было угодно, чтобы он стал плотью от плоти своего народа – и не только лишь в одном метафорическом значении этого слова. Буквально на равных, словно след в след ступая за ним, пришлось ему пережить все общенародные тяготы. Это голод и холод, которые принесла война против гитлеровского фашизма, гибель отца на фронте, сделавшая его сиротой, лишения послевоенных лет. Но и в своей писательской судьбе он не избежал участи тех, кого столь методически крушил топор советской идеологии. Успешно идущий к своему возвышению, только что испытавший фурор, который произвела его пьеса на сцене главного театра Башкирии, он был подвергнут нещадной обструкции, прямо напоминающей ожесточенную травлю Солженицына, развернувшуюся в печати всего огромного пространства тогдашнего СССР. И только потому, что вполне состоявшийся талант, уже независимо от его воли, через один лишь успех у зрительской аудитории – пьеса «Живая вода» – он стал все ощутимее теснить сплотившуюся вокруг всесильного обкома Уфы кланово-писательскую элиту. И тогда она, под водительством осиянного лучами всех отечественных наград и премий Мустая Карима, разом вытеснила его из писательских рядов. Ситуация по соотношению сложившихся в ней сил совершенно аналогичная, как и в случае с Александром Солженицыным. Идейно незрелые, они, видите ли, выпячивают отдельные, всего лишь частные недостатки нашей жизни.
     Московская критика, на суд которой предложил свою пьесу Халим, встретила ее благосклонно, предоставила ей место в сборнике «Современная драматургия», увидевшем свет в 1978 году. Но местечковая риторика на тему идеологической выдержанности, конечно, куда сильнее. «Живую воду», к источнику которой едва успел приникнуть зритель, а через русский перевод и читатель во всесоюзном масштабе, решительно перекрыли для выхода ее на сцену. Та же участь постигла и другую его пьесу – «Как выкрадывали жениха». Обо всех перипетиях этой травли, вынудившей его, талантливого служителя на поприще национального театра, стать служителем на поприще нефтедобычи (рабочий на буровой установке!), потом поведал и сам писатель, прямо обращаясь к своему русскому читателю. Отошел в прошлое прежний, авторитарно-репрессивный в отношении самостоятельно мыслящих деятелей литературы, советский режим.

О.Х. КАДЫРОВ,
доктор филологических наук,
профессор.
(Продолжение следует.)

На снимке: Айдар Халим.

Комментарии (21)
Русский казанец, 23.07.2015 в 16:35

Вспомним перестроечное время, когда Татары умели быть справедливыми. Куда что делось потом?

[SIZE=10][COLOR=770000]Некоторые особенности местного шовинизма

Мы говорим о социализме с человеческим лицом. Если так, то нам нужна целостная концепция человеческой личности социалистического общества. К сожалению, такой теории до сих пор еще у нас нет. А она до зарезу нам нужна. И особенно для понимания того, как взаимодействуют национальное, межнациональное и интернациональное начала при формировании личности. Безнациональный человек, космополит, как мы убедились на собственном опыте, социализму не нужен. Гражданин общества должен любить свою нацию и так же любить другие нации. Он должен быть готов делиться своим национальным достоянием с другими и брать все ценное для себя у них. Настоящий интернационалист - это человек, глубоко понимающий и уважающий национальное, но не националистическое начало, уходящее корнями к шовинизму и расизму.

Я долго думал над вопросом: в чем причина пробуксовки перестройки? Если подойти конкретно, что должно следовать раньше: материя или сознание? Вечный спор материалистов и идеалистов в условиях начавшейся перестройки общественных отношений опять свелся к упрощенной схеме: что раньше - Агропром или Дух? Ответ, конечно, простой: экономическая и политическая системы должны революционизироваться параллельно. Я повторюсь. Чтобы в многонациональной, как наша, стране перестройка стала реальным, необратимым и окончательно свершившимся фактом по всему периметру общественных отношений, она, будучи идеологией, должна в первую очередь превратиться в национальное самосознание, в национальное приобретение каждого народа и народности. Еще немало регионов, провинций и окраин, находящихся в дичайшей спячке и в плену у обывательских представлений о перестройке, от которой он, обыватель, "никакой пользы, кроме вреда, не получил". Не подозревая, где кроется его настоящая беда, он мечтает не о приобретениях ДУХА, а в первую очередь - о приобретениях АГРОПРОМА.

Главная причина пробуксовки перестройки все же, мне кажется, не в обывателе даже, а в до сих пор не перестроившемся казенном аппарате, который боится "разбудить обывателя" в страхе, "как бы чего не вышло". Аппарату так спокойнее. И особенно больно заметить такое явление, когда аппарат пытается создать вид, что он стремится привести "массы" к расцвету Агропрома - и только, но никак не через политической расцвет личности. Он уводит обывателя в сторону от решения политических и национальных задач, как бы не замечая, что истоки материально-хозяйственной активности и пробуждения инициативы кроются именно в их социально-нравственной активности.

Продовольственно-аграрный вопрос никогда не решит национального вопроса, а вот правильное, гармоничное, поистине интернациональное решение национального вопроса, равно и вопроса межнациональных отношений, само по себе, естественным путем приведет к успешному разрешению всех других проблем, ибо он первичен в отношении ко всем другим, ибо народ, его дух, обновленный национальным прогрессом, почувствует в себе исполинскую энергию созидания. Национальный вопрос - это даже не вопрос. Это дух, растворенный, как кислород в воздухе, как соль в воде, - и так во всей материи. Не умаляя и не преувеличивая роли национального духа, можно сказать, что иметь или не иметь завтра килограмм сервелата или крышу над головой или телефон в прихожей все же менее важно, чем иметь или не иметь завтра собственный язык и народ. Квартиру, в конце концов, можно будет получить при помощи профкома послезавтра или через год-два, а как заиметь заново при помощи аппарата народ, который ты вчера только потерял навсегда? Не менее больно заметить и такое явление, когда в иных регионах национальное (основа интернационального) самосознание начинает превращаться в движущую силу перестройки, то это воспринимается и подается административным аппаратом - и как всегда через подведомственную ему печать и средства массовой информации - как сепаратистское, экстремистское, националистическое, значит, "во вражеском образе" движение. В этом выражается вся косность и какая-то детскость мышления наших местных временщиков. На каждого мыслящего или действующего иначе навешивается ярлык "врага". Не союза с инакомыслием ищет аппарат, а изоляции его, поскольку он, особенно наш, башкирский, боится интеллектуального спора, и в результате накопленный умственно-интеллектуальный потенциал не используется или используется крайне ограниченно, несмело, словно из-за боязни доверять кадрам по принципу -"свой или не свой?" Консервативность аппаратного мышления, -с одной, политическая незрелость масс, с другой стороны, не дали в Башкирии создать широкий народный фронт борьбы за перестройку. Сегодня обаяние партийного вожака - застрельщика перестройки могло бы производить чистое золото ускорения. Здесь у нас явный дефицит.

Как мы видели, национальный вопрос в Башкирии стоит исключительно остро. И не решив его, как в Башкирии, так и в масштабе всей России, мы не сможем обеспечить гарантию развития нации и личности и демократии вообще. Национальный вопрос в Башкирии на Современном его этапе, мне кажется, ждет своего гармоничного разрешения по четырем взаимосвязанным и взаимообусловленным направлениям. И их разрешение должно базироваться не на лжедоктринах каких-то кланов, корпораций, мафий и республиканских князьков и иже с ними, а на мировом учении о нации, межнациональных отношениях, на историке психологической, этнографическо-социологической науке о человеке. И на базе учета мнений всех людей - представителей конкретного народа. Их советов. Историзма быта, языка и обычаев, этнографическо-антропологической неповторимости народов и народностей.

Какие же они, эти направления?

Первое. Обеспечение всесторонне гармоничного - экономического, государственно-правового и духовного расцвета башкирской нации в Башкирской АССР.

Второе. Обеспечение, наряду с башкирами, равноправного и гармоничного - экономического, государственно-правового и духовного расцвета татарской нации в составе сложившейся Башкирской автономной республики.

Третье. Обеспечение наряду с коренными башкирским и татарским народами равноправного и гармоничного - экономического, государственно-правового и духовного расцвета всех других, населяющих республику - чувашского, марийского, удмуртского, мордовского, украинского, немецкого и других - народов.

Четвертое. Гарантия прав русского народа и его языка как языка межнационального общения определяется его ролью в экономической, политическо-правовой и духовной жизни страны и Российской Федерации. При этом русский народ и его интеллигенция, исходя из реальностей Башкирской республики, должны взять на себя обязанности, гарантирующие уважение языка, истории, культуры братских, так называемых, "малых народов" не на словах, как было это в прошлом, а на деле. Одним из главных критериев и показателей гармонизации межнациональных отношений Башкирии должны стать воспитание русского народа в духе интернациональной соучастливости к судьбе других, отказ от имперских амбиций и великодержавности и обязательное изучение русскими детьми в школах языка, истории, нравов и обычаев народов, составляющих коренное и компактно расселенное население на данной территории.

Из всех четырех задач самой сложной, вернее, усложненной, благодаря усилиям местного аппарата, является вторая - татарская проблема. Синдром, созданный Шакировым, мог бы быть снятым относительно быстро и безболезненно, если бы новое руководство, пользуясь отсутствием союза народных фронтов, не породило новую беду: недооценивая обстановку, оно демонстрирует удивительную политическую близорукость и, допуская до печати в прямом смысле антитатарские материалы, разогревает в башкирском этносе явный шовинистический дух, а в другом, татарском этносе, лишенном возможности поднять на страницах той же печати собственные проблемы, вызывает протест в отношении замечаемого явления. Тем самым вбивается клин между двумя братскими народами. И чтобы оправдать шакировщину и шовинистическую чесотку, аппарат сваливает вину на неформалов, вскрывающих причины разрушения башкиро-татарского единства.

К нашему счастью, отношения между башкирским и татарским народами как в нашей республике, так и за ее пределами, не столь остры, как в иных национальных регионах. Несмотря на вылазки некоторых сил против их давнего единства, чтобы расстроить их историческую дружбу, они продолжают нести в себе гениальное предначертание природы, которое обеспечено все тем же диалектическим законом единства борьбы противоположностей: счастье одного не может быть построено на несчастье другого. Это два полушария одного мозга и два предсердия oодного сердца. Здоровое Кровообращение между ними может быть гарантировано лишь равными правами в государственно-правовой и культурно-экономической жизнедеятельности. Произнося "Башкирия" или "Башкирская автономная республика", мы никогда не должны забывать ее западную часть, территорию бывшей Уфимской губернии, где татарское население познало себя как народ с древнейших времен, говоря образно, со времен гуннов и Аттилы. Прочтите надписи на древнейших надмогильных камнях, труды по археологии, антропологии и вглядитесь, в конце концов, в экономическое лицо самой земли и вы в этом легко убедитесь.

Многовековое единство башкирского и татарского народов в последние десятилетия расстраивается, как я уже сказал, по той простой причине, что у нас в республике с легкой руки Нуриева довольно сильно укоренилось унизительное отношение со стороны конкретной башкирской администрации к конкретному татароязычному народу. К сожалению, дискриминационные и подопытные приемы утончаются и усиливаются. Однако в движении за национальные права татарского населения нет никаких сепаратистских вожделений "за раздел Башкирии" или "за присоединение к праматери Татарии", хотя сам факт присоединения Уфимской губернии с огромным количеством татарского населения мог бы сегодня квалифицироваться недействительным. В настоящее время в татарской среде витают лишь устные, не допускаемые до открытой печати рассуждения о том, что надо делать, чтобы положить конец подобному бесправию трудового татарского населения. Что надо делать в государственно-правовом порядке, чтобы шакировщина более не могла повториться? Как обеспечить контроль за нормальной жизнедеятельностью татарского народа со стороны какого-нибудь общественно-политического органа? Какой это должен быть орган? Или политическая форма? Культурная автономия татар в составе Башкирской автономии? Территориальная автономия татар в составе той же автономии или союзной республики? Или создать новую башкиро-татарскую автономию в пределах теперешней БАССР? Учредить Постоянное представительство ТАССР при Президиуме Верховного Совета БАССР? Ведь так или иначе проблему надо решать! И перестройка межнациональных отношений должна гарантировать татароязычному населению БАССР государственную неприкосновенность в пользовании гражданскими правами. Или снова понадеяться на авось и на успокоительные обещания -потерпите, помолчите, все равно что-то заимеете ... Но терпению может прийти конец. Ведь как писал в свое время забытый всеми поэт К. Случевский, "и капля вод полна трагедий, неизбежностей полна ..." Нам надо думать о том, как обеспечить в будущем прочный союз наций в масштабе одной деревни, одного района, одного города и одной республики.

Ни меньшинство большинству, ни большинство меньшинству в условиях конкретной республики не должны диктовать свою волю. В условиях, когда в одной республике проживают два или три сравнительно многочисленных, до феноменальности близких по языку и культуре народа, а республика по недостаточно изученным историческим причинам носит лишь .название одного из них, к вопросам определения статуса государственного (языка народа, давшего имя автономии) языка нужно проявить максимум такта и осторожности. Иначе, если государственным языком будет признан лишь язык народа, именем которого названа республика, и этот язык, понятный второму до степени родного, но в то же время является для него чужим, то этот государственный язык будет насиловать язык и культурную самостоятельность другого братского народа, что было обычным явлением при застое. Это не принесет ничего хорошего, кроме новых трений в межнациональных отношениях и отчуждения от великих идей перестройки.

Конечно, возврат к идее Татаро-Башкирской республики и образование совместной федерации служили бы интересам обоих народов. Их мощная национальная самостоятельность стала бы фактором стабильности перед Центром. Этому не было и нет иной альтернативы. Однако не башкирский народ, а влиятельные круги башкирской интеллигенции в угоду своим узкоклановым предрассудкам сопротивляются этой идее, в результате чего разговоры об отделении татарских районов от Башкирии становятся за последнее время все более и более реально ощутимыми ...

Это не праздный вопрос. При подготовке правовых норм межнациональных отношений в таких, как Башкирия, автономных образованиях, надо учитывать, что, если вопрос определения государственного языка (языка автономной республики) будет разрешен односторонне, то это окажет лишь медвежью услугу амбициям местного шовинизма. Предпосылки для такой угрозы в Башкирии созданы. Термином "местный башкирский шовинизм" я пользуюсь с большим нежеланием. Явление это в нашем регионе новое, сравнительно молодое и вовсе не изученное. Его еще предстоит раскрыть. И поэтому, чтобы не раздражать ни себя, ни вас, уважаемый читатель, я называть его буду впредь "башкиризмом". Приходится сознавать, что при слабой теоретической разработанности особенностей местного шовинизма вообще, башкирского в частности, он, как явление, может оказаться, что, использовав в своих великодержавных целях плюрализм, демократию и гласность, законодательно закрепив свои узкие интересы через свою, местную, коррумпированную кланом власть, заявит о себе как о скрытой силе, способной надолго затормозить процесс гармонизации общественной жизни, межнациональных отношений, в конечном счете, создать невиданный доселе синдром межэтнических трений. Болью в сердце отзываются строки из резолюции XIX Всесоюзной Конференции КПСС "О межнациональных отношениях": "Любые претензии на национальную исключительность недопустимы и оскорбительны, в том числе и для народа, от имени которого они высказываются. В духе ленинской традиции следует бороться прежде всего со "своим" национализмом и шовинизмом, и делать это должны в первую очередь представители соответствующей нации". (1)

В среде башкирской интеллигенции и ученого люда пока таких критических сил нет. Причина одна: историзм мышления пока не прошел через стадию критического реализма. Нация вынуждена была созревать как социалистическая, минуя фазу капиталистического развития. Произошло то же, что и с литературой и искусством: новоалфавитная нация сразу приобрела метод социалистического реализма, не проходя через стадию критического реализма. И это не приобретение, а беда. И не беда одной лишь башкирской нации. И это целая система, даже континент наций. В немалой мере сюда подпадает и сравнительно пролетаризованно-европеизированная татарская нация.

Итак, есть ли у нас, в Башкирии, так называемый местный башкирский шовинизм? Каковы истоки и предпосылки его появления? Может, целесообразнее было бы говорить о татарском шовинизме в Башкирии?

Вначале еще раз уточним смысл самого термина. "Словарь иностранных слов" (М., "Русский язык", 1979 г.) определяет его так: "Шовинизм (фр. - шаувинизме) - крайний национализм, политика, состоящая в проповеди национальной исключительности, направленная на разжигание национальной вражды и ненависти." "Советский энциклопедический словарь" (М., 1980 г.) еще более лапидарен: "Шовинизм (от имени Н. Шовена, солдата, поклонника завоевательной политики Наполеона 1), крайняя агрессивная форма национализма".

Следовательно, среди солдат, уставших от завоевательных походов Наполеона, был один, особенно "вдохновенный" солдат, заболевший крайним национализмом и национальной исключительностью французов. Вокруг него могли быть еще десяток-другой таких солдат. Следовательно, шовинизм - явление прежде всего личностное, групповое, клановое, партийное и классовое, но никак не всенародное и всенациональное. Переводить шовинизм группы или клана на весь народ - дело политически несостоятельное. Наций исключительно шовинистических не бывает, если нация, как живой организм, зрелая и классово разнородная. Если крайний национализм " шовинизм поражают всю нацию - то это крах. Яркий пример тому - германский, итальянский, испанский и т. п. нацизмы.

Нет нации без национальной идеи. Башкирская национальная идея как идея более малочисленной и относительной слабой нации в Башкирии по сравнению с татарами и русскими, приняв инстинкт самосохранения за отправную точку, после революции до наших дней прошла три условных этапа в своем развитии: 1)1917-1960; 2)1960-1980; 3)1980 - по наши дни. В первом периоде башкирская национальная идея, отстояв, главным образом, при помощи татарского и русского компонентов свою независимость и автономность,, стала проявлять в себе - особенно к концу 50-х годов - яркие краски бытового национализма. Относительно успешная культурная революция, создание собственного алфавита и книгопечатного дела, основание башкирского драматического, оперного, кукольного театров, филармонии, образование творческих союзов и т. д., в которых из-за нехватки башкирских кадров основное ядро составляли татары, сыграли громадную роль в духовном становлении народа, давшего имя республике. Хотя Уфа напоминала развалины одной из бывших столиц татарской культуры, она в этническом смысле продолжала оставаться еще исключительно татарско-русским городом. Башкирский элемент в ней в относительно широком смысле стал появляться лишь в середине 50-х годов, особенно в связи с широко рекламируемым набором студентов и кадров "коренного" народа. Чтобы создать башкирский колорит, иные партийно-советские работники из татар, ломая язык, старались говорить на башкирском языке. В 50-60-х годах в столице республики и ее ведомствах создалась первая, правда, пока тонкая прослойка интеллигенции из этнических башкир. Каждый гражданин-интернационалист, независимо от национальной принадлежности, лишь радовался и способствовал этому естественному и необходимому акту. Уже в эти годы в недрах первого поколения башкирской советской интеллигенции здоровая национальная идея стала переходить к бытовому национализму. Стали слышны разговоры о том, что "Башкирия -для башкир!", о "татарском засилии", "возврате постов". Национальная нетерпимость в отношении татар особенно успешно пускала свои ядовитые ростки в среде башкирской интеллигенции, лишенной по историческим причинам глубоких корней в поколениях. Собственный отряд рабочего класса не взращивался. В среде интеллигенции были популярны разговоры о том, что, мол, башкиры - это сельская нация, ей рабочий класс не нужен; он лишит ее духовной потенции и т. п. и т. п. Татарское население, превышавшее этнических башкир по численности почти в два раза и по воле сталинского рока оказавшееся без собственного правового статуса в составе республики народа, "давшего ей имя", спало пока младенческим сном, ни о чем не догадываясь. Но тучи сгущались. На горизонте появился мифический "западный башкир". Рождалась лжетеория, упростившая межэтнические отношения до уровня абсурда: "татары есть западные башкиры". Башкирам отдавался приоритет при поступлении в вузы, при раздаче наград и других привилегий. "Успешно" была проведена перепись населения в 1959 году. Перепаспортизация татар принесла башкирской нации значительный численный рост. На это явление сами татары смотрели как на случайный бытовой факт: надо значит - надо. Как пели в те годы, "Если партия скажет: "Надо!", комсомол ответит: "Есть!" Чувствуя определенную выгоду в "фиктивной" замене национальности, многие татары своих детей сами записывали башкирами ... Говоря обобщенно, 50-60-е годы двадцатого столетия для башкирского народа явились поистине исторической вехой. На эти годы приходится ярко выраженный этап формирования единой башкирской нации, который был приторможен сплошной коллективизацией, Великой Отечественной войной, а также другими социальными катаклизмами. Процесс этот, на мой взгляд, еще не, завершен и поныне.

Таким образом, революционная вначале национальная идея, проходя через фазы формирования народа как нации при. отсутствии всех необходимых элементов естественного развития и в условиях относительной свободы теневых сил, не встретивших сопротивления, как бы в знак возмездия царизму и татарскому народу за свое "нецивилизованное" прошлое уже к концу 60-х годов превратилась в национальный эгоизм, т. е. в бытовой национализм. В 60-80-е годы башкирский национализм из бытовой среды стал проникать во все сферы общественной жизни. "Слабая" в прошлом нация (башкирская) становилась, как было сказано в резолюциях XII съезда, "более сильной", а "сильная" (татарская) - "более слабой", хотя в обоих случаях для такой метаморфозы не хватало объективных и субъективных причин. Сталинистской национальной политикой тех лет все было предусмотрено для того, чтобы под видом расцвета "малого, "слабого" коренного народа его национальная идея через бытовой национализм превращалась в наступательный национализм. Республику взрыхляли третьи, центристские силы: для одной братской нации были созданы условия для относительного роста, для другой братской нации - все условия для засыхания. Говоря конкретно, это выражалось прежде всего в идеологическо-духовной сфере, в области просвещения и кадровой политики. Центр играл: открывал или расширял журнал только для одной, избранной нации. Радио и телепередачи транслировались лишь для одной, избранной нации. Итак, везде, по всем параметрам общественной жизни. В конце 60-х годов группой башкирских националистов было прекращено начавшееся на татарском языке книгопечатание ...

В конце 70-х - начале 80-х годов наступательный национализм уже воспринял формы шовинизма. Татарский язык в Башкирии был объявлен западным диалектом башкирского языка. И Конституцией - вне закона. О последствиях говорилось много. Повторяться не буду. Скажу только: национальная политика, проводившаяся Башкирским обкомом КПСС в отношении всего татарского вообще на этом рубеже, по всем качественным показателям стала воинственно шовинистической. Были прекращены всякие связи с Татарией. Факт публикации башкирского (татарского) автора на страницах периодической печати Татарии воспринимался как повод для преследования. Выпускать книги в издательствах Уфы и Казани имели права лишь два-три избранных человека, утвержденных самими Шакировым или Ахунзяновым, и то под видом "обмена". Руководители соседних татарских районов, в случае въезда "через границу" Башкирской АССР, во избежание неприятных минут меняли серии автомобилей с "ТТА" на"ББА".

... Наша история запомнила мощнейшей силы бинокль -подарок Шакирову от коллектива Салаватского завода биноклей и оптических приборов. Этот громадный бинокль стоял у него в кабинете на треноге. Хозяин любил прохаживаться по огромному кабинету в новом здании обкома и очень часто подходил к этой установке, позволявшей лицезреть мир и жизнь во всех подробностях: когда приезжает на работу тот или иной директор предприятия, подметена ли его территория, где появились новые выбоины на асфальте, какая птица куда садиться любит ... Бинокль был главным советчиком. И редко обманывал ожидания Хозяина. Люди удивлялись: откуда знает Мидхат Закирович о таких мелких подробностях! И провинившийся директор вызывался на ковер. Люди знали: самым Любимым ругательным словом у Шакирова было: "Ух, татарин!" ... :

Вот так появились у нас первосортные и второсортные нации. Превосходство одной над другой стало повседневной реальностью. Шакиров, едва заслышав татарскую речь, мог хлопнуть дверью и уйти с концерта. Тем временем -по школам и весям западных татарских районов Башкирии триумфально шествовал башкирский язык, шагнувший на запад с отрогов Ирендыка по телефонному указанию ... А бинокль продолжал служить своему Хозяину верой и правдой. Вот что мне рассказывал житель улицы с громким названием Лины Одена, что расположена недалеко от здания нового обкома, на каньоне горной кручи над Белой. Ожидался визит в Уфу высокопоставленного члена Политбюро не то Кириленко, не то самого Косыгина. И вот появились не затребованные никем маляры с ведрами краски на этой улице ветхих "скворечников". Лина Оден ожила, как ярмарка. Красились крыши домов, но только с одной стороны - со стороны обкома: бинокль так подсказывал. Правда, вскоре краска была смыта влагой сезона и дождями. Зато все подворья и камни горной кручи долго светились спектральными отсветами красочного миропонимания Шакирова ...

Руководство сменилось. Но политика почти не изменилась. Более того, положение татар в Башкирии усугубилось. Башобком принял на вооружение лишь тот арсенал демократии и гласности, что был угоден башкирскому шовинизму. Забегая вперед, скажу, что по ряду исторических, психологическо-единоэтнических и социальных причин башкиризм на данном этапе эволюции главным объектом своего наступления считает, и, по всей видимости, в течение ближайшего времени будет считать безнадзорное татарское население республики. С остальными, в отношении его "малыми" нациями - чувашами, мари, удмуртами и т. п. - он пока ведет игру в "интернационализм". Так сказать, учится этим тонкостям у старшего брата. В теоретическо-практическом аспекте вполне допустимо, что, если далеко идущие планы относительно глобальной башкиризации татар претворятся в жизнь хотя бы частично, то взор башкиризма и его разыгравшийся аппетит направятся на другие, уже на неединоверные и единоэтнические народности, о которых говорил я выше. Такие симптомы - переписи некоторых марийских, мордовских сел под башкирские уже имеются. В отношении русского населения у башкиризма подход особый: муссируя "добровольное вхождение в состав России", он считает его в осуществлении своих амбиций главным союзником и гарантом.

Было замечено, что нация как живой социально-политический организм не может сорганизоваться без национальной идеи. В молодых этнических сообществах идея имеет цементирующее начало. Тут есть, кажется, один нюанс. У наций, развитых без катаклизмов и естественным путем исторических закономерностей и прошедших через все спирали диалектического возрождения, национальная идея обрастает в полете как бы двумя крыльями: прогрессивным и регрессивным, если можно так сказать, атавистическим крылом, хотя в отдельные периоды истории даже регрессивное крыло может служить до определенных рамок консолидирующей силой. В таких условиях эти два крыла в постоянных схватках за верховенство в национальной идее придают нации как равновесие и крепость, так и неравновесие и рыхлость. В нациях же, перешагнувших через определенные общественные формации, в данном случае из феодализма в социализм, не успевших вкусить "плоды" буржуазной демократии и многопартийного плюрализма, то есть не успевших закалиться в классовых боях, не набравших всенародного опыта в горниле борьбы за социальный прогресс, национальная идея очень легко может принять самые уродливые формы своего существования. Тут от истинно национального до шовинистического - один шаг.

Повторюсь: истинно национальное быть националистическим, тем более - шовинистическим, не может. Ибо уровень достигнутой народом культуры в семье равных культур в конечном счете находит это унизительным для себя и для других. Но откуда взять ее, культуру критического отношения к самому себе, если молодые представители литературы и искусства моего, допустим, народа, не прошедшего через критический реализм, вчера только заимевшего алфавит, уже сегодня как по разнарядке должны были творить романы и оперы о рабочем классе на самой высокой ноте т. н. "социалистического реализма"? Ясно, что духовная потенция молодой нации направлялась не туда, куда надо.

Пропуская перед взором почти семидесятилетнюю сталинскую и постсталинскую историю нашей страны, приходится с сожалением констатировать, что как будто все это преждевременное "ускорение" совершалось для того, чтобы в будущем вызвать в этнических сообществах националистическую чесотку и чувство национальной неудовлетворенности. Вот мы и дожили до этих дней. Общих слов много, дела нет. Теоретиков по межнациональным отношениям от одряхлевшей филологии хоть отбавляй, а теории о том, как поступить в этих случаях, - нет. Через срок и всякого рода деформации созревший этнос, как тепличный плод, может легко поддаваться разным болезням: здесь цель достижения элементарной национальной необходимости может принять националистическую окраску, малейшее изменение национальной формы может перерасти в шовинистическое явление. Такой вид национальной идеи, не претворив в жизнь своих самых первичных, сугубо собственных национальных задач, свои неосуществленные амбиции в конкретных, вернее, выгодных условиях очень легко может перебросить на другие, менее защищенные в сфере ее влияния этносы.

Мне кажется, башкиризм на современном этапе является именно таким видом национальной идеи. Башкиризм в таком виде, каков он есть, представляет собой определенный уникум:

он лишен научной концепции, не имеет своей собственной "научно аргументированной" философии, как национальные идеи иных народов. Его история и философия покоятся на произвольных мифах, которые он создает с необычной легкостью сам же. Башкиризм как национальная идея очень молод и агрессивен. С одной стороны, с ним легко бороться: он алогичен. С другой стороны, с ним невозможно бороться: он демагогичен. Особенность его такова, что во многих, решающих случаях его идейными отцами и прагматиками являлись представители не собственно башкирского, а татарского этноса. Безусловно, для подобной деятельности народ должен был иметь определенный опыт политической и идейной борьбы. Так было с Батыршой, Карасакалом и многими другими предводителями восстаний, которые вошли в историю как башкирские, несмотря на то, что нередко движущей силой в них выступал татарский этнос. Направленные против русского колониализма, эти многонациональные движения назывались башкирскими не по единоэтническому признаку, поскольку они никогда таковыми не были, а надо полагать, более всего и по охранительным соображениям их руководителей: назовись они татарскими, подавлялись бы с удесятеренной ожесточенностью. Самодержавие боялось всего татарского, оно стирало с лица истории даже само слово -"татарское", когда оно касалось духовной несломленности народа. Известно, после падения Казани край в течение ста лет кипел восстаниями против поработителей. Но в истории "татарских восстаний" нет. Но зато почти через каждые двадцать -двадцать пять лет вспыхивали т. н. башкирские восстания. Остается добавить, что история башкирских восстаний в этносоциальном разрезе ждет своих объективных исследователей.

Так было с небезызвестным Ахметзакием Валидовым в первые революционные и послереволюционные годы. Мы еще очень мало знаем об этом крупнейшем деятеле башкиро-татарского национального движения и ученом-историке с мировым именем. Его называют очень часто "несостоявшимся башкирским ханом". Это так. Но вопрос лишь в том, как он, татарин, один из ученейших людей своего времени, выдвинув идею "Башкирия - для башкир!", перебросил все башкирское национальное движение (в нем также много было татар-тептярей) в стан белых, принес народу немало трагических потерь? Здесь все запутано, загнано во мрак безвестности. Валидов и валидовщина как явление ждут своего исследователя. Эта же идея в какой-то мере питает истоки и современного башкиризма. И продолжает наносить урон башкирско-татарским отношениям.

Личность А. Валидова, его мировоззренческие, политические взгляды, находившиеся под запретом, еще не исследованы. За годы эмиграции, став всемирно известным ученым-тюркологом, историком, он читал лекции в университетах Стамбула, Парижа, Лондона, Нью-Йорка и т. д. Умер в 1970г. и похоронен в Стамбуле.

В наше время идея башкиризма как в политике, так и в искусстве - в большей мере в спекулятивных и меркантильных интересах - осуществлялась и осуществляется татарами с башкирским паспортом от Нуриева до Хабибуллина и Мустая Карима. Стремление стать духовными радетелями "коренного народа", именем которого названа республика, как бы помогло им сбить шедшую на себя в высокие инстанции со стороны башкир волну жалоб, обвинявших их почти всегда в "татаризме". И деятели старались. Особенно отличился Шакиров. Вот почему его имя до сих пор остается вне критики башкиристской идеологии. Мало того - под ее защитой и покровительством. Истории хорошо известна роль татарского народа и его интеллигенции, в прямом смысле слова пестовавших молодую башкирскую интеллигенцию, башкирское искусство и науку. Башкирский народ этого никогда не забудет. Но случилось то, что по законам деформированной жизни должно было и случиться: романтический в своем изначальном периоде башкиризм, набрав силы в 50-80-х годах, вместо того, чтобы воспитывать народ в духе давнего единства и братского сотрудничества; постепенно создавал в лице татарского народа и его интеллигенции мифического врага и в условиях собственной автономии повел против них невиданное до сих пор идеологическое наступление. Такой алогичной силы наступление, что трудно, пожалуй, подыскать аналогичные примеры в истории тюркских народов. В этом - еще одна его феноменальная сторона. Башкиризм, отвлекая собственный народ от его насущных задач, от задач перестройки всех общественных отношений, приносит огромный вред обоим народам - вот уже тридцать лет межнациональный климат во всем Урало-Волжском регионе нездоров только по этой причине. Надо поставить верный диагноз и лечить болезнь, чтобы вся материя региона не покрывалась чесоткой. Дело усложняется еще тем, что с башкиризмом как явлением трудно найти общий язык за столом переговоров, на что он вообще не идет по причине своей идеологической необеспеченности. Мифы перед наукой бессильны. Как питомцу застоя, ему присущи все человеческие болезни этой эпохи: полная неспособность воспринимать критику и самокритику, чванство, пренебрежение к нуждам и болям других, мания величия, всякое отрицание инакомыслия, демагогия, наукообразие и бессистемность в научном споре ...

На каких же мифах покоятся его концепции? Во-первых, это перевод административной территориальности на этническую необходимость. Хотя в официальных документах присутствие в Башкирии миллионного татарского народа не отрицается, башкиризм этому дает собственную интерпретацию: это - отатаренные в прошлом башкиры. Значит, возвращение их в лоно "родного народа и языка" есть явление оправданное. Хотя сам народ об этом и не просит вовсе. И в подтверждение своей бредовой концепции башкиризм никаких научных - этнографических, антропологических, экономических и социальных-данных не приводит. Не советуется он и с самим народом: к какой этнической общности он себя относит? Отсюда проистекают и другие "мелкие" нюансы. Генерал Шаймуратов - татарин, но коли он командир башкирской кавдивизии - то "башкир". Дважды Герой Советского Союза Муса Гареев - татарин, но если он из Башкирии, то есть из татарского села с башкирским -паспортом, то обязательно "башкир"...

Второй миф основывается на том, что "если башкиры: до середины 20-х годов пользовались старотатарской письменностью, то все, что создано на этой письменности, равно является башкирским". И никаких проблем. Почему же башкирский народ не обзаводился собственным алфавитом? Случались ли попытки? Были ли созданы для этого в глубине веков объективные предпосылки? И никаких доказательств, кроме как: этот классик родился на территории нынешней Башкирии, оказывается, бабушка у этого классика была башкиркой ... Недавно башкиризм и поэта татарского народа Габдуллу Тукая объявил по крови башкиром. Подобным путем и Сократа можно объявить башкиром. Взял через тысячелетие анализ

Guest, 23.07.2015 в 16:40

крови - и, пожалуйте, Сократ наш. Такая пропаганда, ведомая башкирской массовой информацией открыто, как и следовало ожидать, раздражает татарских трудящихся, в то же время воспитывает в молодом поколении башкир чувство превосходства, высокомерия и иждивенчества, в молодом же поколении другого народа -чувство незаслуженной обиды, придавленности и отчуждения от родных корней ...

Башкирское литературоведение и историческая наука ужасно наукообразны. Главное их внимание- на фольклоре, на подтасовке фактов и славословии прошлого. Они полны мифов .и недоказанных структурой небылиц. Все это я говорю с болью в сердце, ибо такой обман обкрадывает в первую очередь историческую память башкирского народа. В полный голос это можно назвать преступлением против собственной нации. Любая нация в духовном развитии прежде всего Должна рассчитывать на свои внутренние резервы, иначе приобретенное будет лишено национальных витаминов. Какая польза буряту от того, если мы объявим древнеиндийский эпос "Рамаяна" бурятским? Вспоминаются слова, сказанные академиком Н. Конрадом, крупнейшим востоковедом нашей страны: "Народов искони передовых и искони отсталых нет; все большие цивилизованные народы Востока и Запада имели в своей истории полосы и стремительного движения вперед, и движения замедленного, и то и вовсе приостановившегося, что приводило к временному отставанию. И ни у кого нет права считать себя народом особым, превосходящим всех других. Каждая нация должна обладать чувством собственного достоинства, но мания величия у нации столь же ложна, вредна и просто смешна, как и мания величия у отдельного человека..."

Основополагаясь на таких мифах и заручившись прямой поддержкой верхов, меньшинство стало у нас в Башкирии диктовать свою волю большинству. Трагедия была в том, что максикультура оказалась административно зависимой от мини-культуры. Малейшее упоминание со стороны представителей татарской национальности о своих гражданских правах немедленно воспринимается башкирским аппаратом как сепаратизм, экстремизм и противопоставление народов. Замалчивание же национальных интересов татароязычного населения башкиристами выдается как признак гармонии межнациональных отношений и признак интернациональной интеграции. Дабы доказать свой "интернационализм", они делают многозначительные, реверансы перед сравнительно малочисленными народностями - чувашами, немцами, удмуртами ... "Сложная языковая ситуация образовалась в северо-западных районах Башкирии, здесь часть башкирского населения родным языком считает татарский (по переписи 1979 года 32,9 процента), хотя сохраняет свое национальное самосознание. Разговорный язык населения смешанный, промежуточный между башкирским и татарским". Так заявляет со страниц республиканской русской газеты "Советская Башкирия" заслуженный деятель науки БАССР, доктор филологических наук, - профессор, директор института языка, литературы и истории Башкирского Научного центра АН СССР Зиннур Ураксин. Тут, как видим, все смешалось, словно в доме Облонских. Интересно, на основе каких референдумов удалось узнать многоуважаемому профессору о башкирском "национальном самосознании" татар западных районов Башкирии? Конечно, на основе выдуманных им мифов. "Сложная языковая ситуация" по Ураксину, оказывается, создалась не по вине временщиков застойных лет, а потому, что они, татары, говорят на "промежуточном между башкирским и татарским языке". Разве не открытие! Доктор филологических наук диалектов конкретного языка не допускает. Оказывается, бывают языки "между". Оказывается, диалекты относятся не к конкретным языкам, как учит мировое языкознание, а сами являются языком и языком "между" - допустим, разговорный язык курских русских или же ставропольских русских - это не диалект или говор русского языка, а язык "между" украинским и русским языками.

Наивный, на первый взгляд, алогизм подкупает своеобразной логичностью. Претворение в жизнь намеченных целей включало в себя три ступени действий: 1. Насильственная запись татар башкирами. 2. Внушение народу сознания того, что он действительно башкирский. 3. "Тихий и мирный" перевод обашкиренных татар на башкирский язык обучения. Через десять лет, как предполагается, умеющих читать на татарском не останется, что приведет к автоматическому закрытию десятков районных газет, издающихся на татарском языке, школ и детсадов ...

Если перелистать подшивки башкирских газет и журналов, проанализировать передачи башкирского радио и телевидения хотя бы за короткий срок, то у просвещенного читателя сложится впечатление, что он живет в феодальной пещере, что в Башкирии имеется лишь одна вымирающая народность - башкиры, а остальные - просто процветают за их счет. В иных материалах допускаются такие бестактности в отношении татарского народа, такое упрощенное понимание национального вопроса, такие - политические, вскормленные одной амбицией ошибки, что начинаешь сомневаться, в своем уме ли их автор? В пионерской газете "Башкортостан пионеры", например, публикуются письма учащихся-татар о том, что "они хотят учиться лишь на башкирском языке, что башкирский язык понятнее, лиричнее и мягче, чем их родной татарский язык". Организацией подобных липовых "писем" занята целая шайка националистических эгоистов, во главе с "писателями" Б.Рафиковым, А.Багумановым, Т.Карамышевой. Но еще кем это подогревается? Куда в этом случае смотрит недремлющее око Центра и службы безопасности?

Второй способ превращения мифов в реальность - компрометация честных людей, нагромождение на них заранее заготовленной напраслины и наветов, если они имели отношение к защите прав татарского народа. Характерен случай с татарским клубом. На другой же день после создания он был объявлен Башобкомом "националистической группировкой, борющейся за раздел Башкирии". В Башкирии - татарский клуб?! Был создан новый миф в образе врага. Организована серия жалоб на организаторов этого клуба старейшего поэта и языковеда Юсуфа Гарея, поэта Фарита Габдрахимова и на пишущего эти строки. Газеты и журналы, радио и телевидение проводили марафон по очернению наших имен. Самым грубым образом была сделана попытка снять Габдрахимова с работы. В это дело был втянут весь аппарат Союза писателей Башкирии во главе с Булатом Рафиковым. С его указания поэтессы Танслу Карамышева, Гульфия Юнусова, Тамара Ганиева и другие писали и подписывали грязнейшие и провокационные доносы.

Я помню, какой душевный подъем принесла перестройка Юсуфу Гарею. В первые дни организации клуба он ходил окрыленный. Но реалии жизни оказались жестокими. После многократных унизительных "бесед" в "органах" сердце писателя не выдержало. Преклонных лет, но крепкий не по возрасту Юсуф Гарей, прошедший через сталинские концлагеря и ссылку (18 лет), человек удивительно прямой и открытый, один из организаторов башкирской писательской организации и основоположников башкирской советской литературы, упал на асфальт напротив Дома Печати Башобкома и скончался. Некролог из-под руки секретаря Башобкома Дильмухаметова до газетной полосы не дошел. На похоронах тело покойного было лишено почестей со стороны писательской организации. На гражданской панихиде писателей не было вообще - боялись преследования со стороны того же Башобкома. И начался новый раунд травли его имени ...

В архивах писателя нашлась дневниковая запись. "19.XI.87. Много пережил за этот перерыв - предстал перед судом "пятерки". Вызвали на допрос перед представителями Верховного Совета и обкома. Ругали за письмо в ЦК о закрытии татарских школ. Отчаянные националисты Файзулла Султанов и Ахнаф Дильмухаметов (там из числа "пятерки" присутствовали зав. отделом пропаганды обкома Урал Бакиров, секретарь Президиума Верховного Совета Вилляр Даутов, зав. отделом науки и школ Ахмар Азнабаев - А. X.) обругали на чем свет стоит".

Третий способ реализации мифов - извращение сути явления, выворачивание ее наизнанку. Таким путем достигается многое: о человеке создается совершенно противоположное мнение, расстраиваются основы инакомыслия и демократизма, а также смысл жизнедеятельности инонационального. Если человек, его мысли и действия не соответствуют концепции, то башкиризм распространяет о нем всякие небылицы. Все лучшие качества человека выдаются в негативном плане: деловитость - за пронырливость, инициативность - за бездеятельность, искренность - за позерство, активность - за саморекламу и т. д.

Четвертый способ давления башкиризма- охота за кадрами татарской национальности. В первую очередь - в области культуры, просвещения, здравоохранения. Отцы же культуры, в основном татары, привыкшие и возмечтавшие сидеть на троне славы бессрочно и безо всякой конкуренции, аккумулировали это охотно и с изяществом. В среде технической интеллигенции башкирская прослойка пока мала. У башкир, чинопочитание имеет древние корни, оно и в наши дни освящено родовым сознанием. Башкирское слово "тюря" - это, считайте, феодал. А слово "агай" (дядя) в отношении власть имущих отцов произносится примерно как "аятолла". "Мустай агай" - это, считайте, "аятолла Мустай".

Какова метода действий башкиризма в кадровой политике? Да все те же пути подкопов, провокаций и доносов. Она удивительно наивна, но верна мифологически. Скажем, намечается цель. Крупная. Татарин. И достаточно в том ведомстве, где работает "цель", одного или двух башкиристов. Начинается подкоп. Распускаются слухи с уклоном на "татаризацию". И спокойствие уходит. Задача: заменить татарина башкиром. Во чтобы то ни стало. Профессиональные способности нововыдвиженца совершенно не имеют значения, главное, чтобы кадр был башкиром и из "своих". Таким путем в последние годы полностью были "обашкирены" министерства культуры и просвещения. Вообще, в кадровой политике в Башкирии наблюдается явный недоучет норм соответствия национального состава и численности местного населения. Например, за последние годы секретарями по идеологии многих райкомов татарских районов были выдвинуты башкиры из горных башкирских районов. Директорами во многих татарских школ являются башкиры. Разве беда в том, что они башкиры? Беда в том, что они не знают местных условий.

Пятый способ - дезинформация населения, вышестоящих инстанций, общественности других братских республик. Опекание и заговаривание командированных Центром представителей здесь 'играют заметную роль. За несколько месяцев своего руководства идеологией Дильмухаметов успел немало достигнуть в дезинформации общественности. Им применялись самые утонченные формы. Я писал о том, что Шакиров за 18 лет руководства ни разу не встречался с писателями и журналистами.

Хабибуллин встречался, но лишь с избранными - по списку. Зато в газетах появлялись отчеты с иезуитскими заголовками -"Встреча с писателями", "Встреча с творческой интеллигенцией" и т. д. и т. п.

По митинговому требованию татарской общественности, поддержанному пленумом Уфимского ГК КПСС, в начале марта 1990 года Башобком КПСС во главе с Р. Хабибуллиным в полном составе подал в отставку. Но бывший первый секретарь, уволенный в отставку за некомпетентность, прошел депутатом Верховного Совета БАССР. По этому поводу в Башкирии ходила шутка: "Хабибуллин прошел по Хайбуллинскому округу башкирских дебрей, весть о его снятии до наших "медвежьих углов" не успела к этому времени дойти." Таков уровень политизированности нашего общества.

По жалобам татарской общественности приезжали комиссии из ЦК. Но общественность узнавала об этом лишь потом. Обком сводил комиссию лишь с представителями башкирской интеллигенции. Или же с узким кругом некомпетентных лиц. После отъезда московской комиссии в газетах появлялся снова отчет "О пребывании в Башкирии лекторской группы ЦК". Татарские трудящиеся Башкирии до сих пор лишены возможности слушать на родном языке радио- и телепередачи. Но зато Дильмухаметов по всей стране публикует статьи и интервью, судя по которым, у нас в Башкирии, оказывается, объем передач на татарском языке растет с каждым днем ...

Дильмухаметов, используя зависимый от него местный собкоровский корпус центральных газет и журналов, сумел включить в орбиту дезинформации вокруг вышеназванной статьи в "Дружбе народов" такие массовые издания, как газеты "Советская Россия", "Известия", "Литературная Россия", "Литературная газета" и журнал ЦК КПСС "Партийная жизнь". Общий разовый тираж этих изданий, обвинивших меня в бездоказательных грехах и особенно "в противопоставлении народов" и "разрушении святая святых нашего общества - дружбы народов", достиг к сегодняшнему дню 75 миллионов экземпляров.

После выхода в свет его статьи "Чувство семьи единой" в журнале "Партийная жизнь" (8.1989 г.), в которой автор пытался обелить Башкирский обком КПСС, снять с него вину за развал идейно-воспитательной работы, показав при этом полную некомпетентность, я обратился в редакцию журнала с просьбой опубликовать мое ответное письмо. Москва молчала четыре месяца. Я повторно обратился с письмом на имя главного редактора т. Халдеева. Вначале мне по телефону было сообщено, что "по поводу статьи Дильмухаметова мы открывать дискуссию не намерены". Вот тебе гласность и плюрализм! Я в третий раз постучался в те же двери. Наконец, был получен следующий ответ за подписью зам. главного редактора В. Суходеева: "В своем письме в редакцию Вы подвергаете сомнению многие положения опубликованной в нашем журнале статьи Дильмухаметова. В таком случае, чтобы установить справедливость Ваших утверждений или положений, приведенных в статье, естественно, необходимо изучение их на месте, может, соответствующей комиссией. Поэтому мы просим Вашего согласия ознакомить Башкирский обком партии с Вашим письмом в редакцию". Значит, с моей жалобой хотели ознакомить того, на кого я жаловался, и предлагали мне же организовать соответствующую комиссию. Разве не смешно?

Теперь позвольте сделать выводы.

Первое. Если обсуждаемый сейчас в печати суд народов СССР когда-нибудь состоится, то дело М. Шакирова, принесшего немало страданий людям, честным работникам и партийцам, национальным общностям, особенно татарскому народу, должно занять на этом суде достойное место. Дело Шакирова должно быть изучено во всех аспектах, обнародовано и, исходя из доказанной вины, он должен быть предан суду.

Второе. Если мы признаем, что воспитание гармонично развитой личности является важнейшей целью нравственной перестройки, что практическое осуществление ее без участия в процессе воспитания родного языка и культуры народа невозможно и недопустимо, то перевод обучения детей на родном языке народа при родном - русском двуязычии надо считать важнейшей государственной задачей. Это необходимо закрепить в Законе, что особенно важно для автономных республик и образований РСФСР. Затуманивание такой исключительно важной необходимости меркантильным "желанием родителя" обучать или не обучать собственного ребенка родному языку лишает понятие национального и интернационального нравственной нагрузки и является вывернутым наизнанку проявлением великорусского шовинизма.

Третье. Ошибка, допущенная при образовании Большой Башкирии в 1922 году, должна быть исправлена самым безболезненным путем. Более чем миллионное татарское население Уфимской губернии, включенное в состав Башкирской автономии без его согласия, сегодня может поднять вопрос о правомочности или неправомочности такого решения, поскольку в действительности не существует договора о его входе в состав БАССР. Республика наша должна называться Татаро-Башкирской автономной (союзной) республикой или же районы с татарским населением рано или поздно вынуждены будут отойти к Татарской АССР. Пока не будет определен правовой статус татарского народа в составе Башкирской АССР, беззакония прошлого могут повториться и в будущем. Форму государственности должен решать сам народ.

Четвертое. Не допустить ни под каким видом, чтобы татарскому народу (татароязычному населению) в его школах был навязан башкирский язык. Это осложнит ситуацию до непредвиденных обстоятельств. Навязывание башкирского языка татарским детям как языка республики или государственного языка резко снизит интерес к учебе, способность усвоения знаний у детей, поскольку им придется изучать четыре языка: родной, башкирский, русский и иностранный. Для татарского юноши нет необходимости обучаться башкирскому языку, он для него понятен, как и родной; но особая трудность в произношении некоторых фонем, непривычных слов, а также другие нормы в правописании будут лишь запутывать юный разум в тенетах языковой схоластики.

Пятое. Учитывая, что татароязычное население составляет почти треть всего населения республики, закрепить татарский язык конституционно в качестве государственного языка - в западных районах наряду с башкирским - в восточных районах БАССР,

Шестое. Провести в ближайшее время в Уфе Всесоюзную научно-практическую конференцию при участии института истории и этнографии АН СССР с приглашением на нее ученых Москвы, Ленинграда, Казани и других городов по татаро-башкирскому этногенезу с перспективой положить конец административному переводу населения из одной национальности в другую. Объявить в Башкирии всенародно о том, что чувство национальной принадлежности свято и не подвластно насильственному изменению со стороны властей. Проведение всенародного референдума по уточнению национальной принадлежности в западных районах Башкирии стало бы важнейшим критерием оздоровления межнациональных отношений и лишило бы башкиризм многих корней его этномифологических вымыслов.

Седьмое. Башкирия, как я уже сказал, - уникальная республика, в которой жизнь балансирует на удивительной близости и разности двух братских этносов. Свободное развитие двух культур дает новый и небывалый импульс в первую очередь башкирскому искусству. Свободное взаимовлияние двух братских народов явится основой их гармоничной жизнедеятельности. Совместный труд и совместная песня, исключающие в то же время насильственное вмешательство во внутреннюю жизнь одного из них, восстановление стабильности, которая сохранялась между ними до 50-х годов, - это и есть единственный путь выхода из создавшейся ситуации. Говоря образно, Башкирия -это единое сердце с двумя кровеносными артериями. Закупоривание одной из них насильственным путем парализует весь организм, что не учитывается воинственным башкиризмом, помешанным на создании собственной микроимперии.

Восьмое. Башкирия должна стать федерацией башкирского и татарского народов. Каждая народность независимо от ее численности должна получить гарантию в самоизъявлении своей духовной воли и должна быть обеспечена этой гарантией на деле. Наряду с башкирским и русским театрами в Башкирии в ближайшее время необходимо создать татарский государственный (стационарный), чувашский, марийский, удмуртский, мордовский государственные передвижные театры, наладить выпуск газет и журналов на этих языках, задействовать национальные филармонические бригады и т. д.

Девятое. Преобладающая часть башкирской интеллигенции, к сожалению, поражена башкиристским высокомерием в отношении всего; татарского. Рассадниками башкиризма являются отделения башкирского языка и литературы БГУ и БГПИ, исторический факультет того же БГУ и институт языка, литературы и истории Башкирского Научного центра АН СССР. Любой честный и образованный башкирский интеллигент должен руководствоваться высокой идеей расцвета собственной нации и ее культуры лишь в союзе с татарским народом и его культурой, а не на базе искусственного разобщения и противопоставления наших народов. История нам этого не простит.

Эту главу я бы хотел завершить словами прекрасного пакистанского поэта Фаиза Ахмада Фаиза: "Очевидно, что пересадка на нашу почву чужой культуры - как бы удачна и своевременна она ни была - не может заменить собой развитие собственной культуры. Но она безусловно может способствовать созданию атмосферы (соревновательности- А. X.), благоприятной для ее расцвета".

1. Материалы XIX Всесоюзной конференции КПСС. - Политиздат, 1988. - С. 138.

Кунак, 23.07.2015 в 19:52

После свержения Муртазы, татары надеялись на перемены с приходом нового руководителя Р.Хамитова. Но он оказался продолжателем того же Шакирова.

Кунакка, 23.07.2015 в 23:13

Почему же ?
Башкирский яз. Не обязательный теперь, башкиры сидят в тюрьме. Во власти наш Хамит агай и русские друзья.

Успех есть.ещё все впереди.

Guest, 24.07.2015 в 01:37

Татарский язык - в 2016 году необязательный больше, татары в турме.
Во власти наш этот и друзья башкиры.

Guest, 25.07.2015 в 09:53

Айдар абый,как же Вы молоды и красивы на фото, Айдар абыкай!

Guest, 25.07.2015 в 15:31

типичный башкир, родившийся в типичном башкирском поселении

Мустай Карим, 26.07.2015 в 18:37

Поскреби русского найдешь татарина, поскреби татарина найдешь.....башкира )))

Кунак, 26.07.2015 в 19:36

Мустай Карим, 26.07.2015 в 18:37
Поскреби русского найдешь татарина, поскреби татарина найдешь.....башкира ))

Да ты воскрес что ли? Вот это чудеса!!!

Аналитик, 26.07.2015 в 23:19

Кунак, не поддавайтесь на провокации. Под никами "башкир", "мустай карим", "казан" пишет один и тот же ванька-провокатор. А чего хотят русские нацисты, вы и сами прекрасно знаете.

Аналитик 2, 27.07.2015 в 23:05

Бухать приучить мусульман хотим

Guest, 28.07.2015 в 05:28

Арака впервые в Русь привезена с мусульманского востока.
Возможно, и в Книге появилось упоминание о запрете пития из-за тотального алкоголизма паствы, от которого пришлось избавляться государственным и идеологическим тоталитарным запретом на все виды доступных удовольствий.

Guest, 28.07.2015 в 11:55

В древнейших славянских преданиях упоминается,о пользовании людьми галлюциногенными грибами,для веселия.

Guest, 28.07.2015 в 12:18

Татары тоже любят грыбочки

Изображение
Изображение
Изображение
Изображение

Guest, 29.07.2015 в 15:48

а вот насчет приготовления грибов
аналитик,похоже,прав на 100% !

Guest, 29.07.2015 в 16:56

Татары тоже любят грыбочки
_______________________________________

Татары не едят грыбочки и пирожков с солеными огурцами !

Guest, 29.07.2015 в 22:24

Арака впервые в Русь привезена с мусульманского востока. ====================================================Кто изобрел водку? О том, чье изобретение водка, спорят русские и поляки не один десяток лет.

Guest, 29.07.2015 в 22:48

давно уже не спорят.
арбитраж международный определил в восьмидесятых,
что ВОДКА - ЧИСТО РУССКОЕ ИЗОБРЕТЕНИЕ.
кстати,по ихнему,по польски-ВУДКА.
(это было связано с приоритетом на торговую марку,
на которую ВДРУГ стали претендовать наши
давнишние ДРУЗЬЯ поляки,когда испортились отношения).
так что насчет ВОДКИ-не сомневайтеся никто:
-НАШ ПРОДУКТ !

Guest, 30.07.2015 в 05:03

Арака (хакасский) — алкогольный напиток, приготовляемый путем перегонки из айрана или из кумыса.
Арак (араб. عرق [ʕaraq]) Исходное сырье может быть самым различным: молоко (как кобылье, так и коровье), рис, виноград, финики, сок пальмы и т.д.
У кочевников Средней Азии, в Кыргызстане, Казахстане и Монголии, в основе изготовления арака лежит кобылье молоко. Напиток готовят из сильно перебродившего кумыса с содержанием алкоголя 5-6%. В результате дистилляции получается арак крепостью около 30 градусов, иногда делают вторую перегонку. Молочную водку, именуемую «тарасун», делают также буряты. Тарасун делается из забродившей коровьей молочной сыворотки называемый «хурэмгэ». Буряты пьют его летом, из хурэмгэ же делают тарасун.

В странах Южной Азии — от Цейлона до Индонезии — араком называют очень крепкий (до 50 %) бренди на рисовой основе или на основе пальмового вина.Путешественник Эвлия Челеби, перечисляя ремесленников Стамбула в первом томе своей книги, которую он написал в 1630 году, среди ремесленников также упоминал изготовителей арака (ракии). Есть данные, что в те времена в Стамбуле в производстве и продаже этого напитка были заняты около 300 человек в 100 цехах.

Эвлия Челеби сделал запись о маленьких винных магазинах и видах вина, которые они продавали, а также упоминал таверны, которые подавали ракию. В его книге перечислены виды ракии: винная ракии, банановая ракия, ракия горчицы, ракия липы, коричная ракия, ракия гвоздики, ракия граната, ракия сена, ракия анисового семени и т. д.

---

Бухали мусульмане, оказывается, и выбор был большой.
Или это русские десантом туристическим по югам ездили, арака по системе ол-инклюзив требовали?

Guest, 30.07.2015 в 15:01

Бухает по твоему выражению весь мир. Весь вопрос то в том,что большинство народов,особенно мусульмане,живут не ради бухла,а вот один одухотворенный народ,народ богоносец,живет чтобы бухать.

Guest, 30.07.2015 в 22:11

Это типа ты так оправдал мусульман с их аракой из молока.
Русские молоко в кашку для детей добавляют, а мусульманчики водовку арачку гонят.
А про богоносца лишнего не говори, сам скоро им станешь, стыдно будет за несдержанность.

Ты не бухай, русские не бухают. У них ген специальный контролирует. Станешь русским, и у тебя ген включим.