30 августа 2017 г. независимая общественно-политическая газета
Главная Культура и искусство О кандидате на Государственную премию РТ им. Г. Тукая по литературе в 2012 г.
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 
       

О кандидате на Государственную премию РТ им. Г. Тукая по литературе в 2012 г.

15 марта 2012 года
О кандидате на Государственную премию РТ им. Г. Тукая по литературе в 2012 г.

Интервью главного редактора газеты «Звезда Поволжья» Рашита Ахметова с писателем Раулем Мир-Хайдаровым


      – Сегодня вы причисляете себя к элите общества, как это было во времена СССР?
      – Отвечу вам словами одного из бывших президентов США Томаса Джефферсона: «Среди людей есть природная аристократия, в основе ее лежит талант. Но есть и искусственная аристократия, которая держится на богатстве и происхождении». Для меня аристократами в творческой среде татар были и есть Мухаммад Магдеев, Ильхам Шакиров, Фуат Мансуров, Хайдар Бегичев, Марсель Салимжанов, Мустай Карим, Муса Гали, Равиль Файзулин, Ринат Харис, Чингиз Ахмаров, Флера Садриевна Сафиуллина, Заки Нури, Амирхан Еники, Хасан Туфан и др.
       – Кто сегодня из русскоязычных татарских писателей заметен в русской литературе?
      – Сегодня их гораздо больше, чем их было в советской литературе. На мой взгляд если в 20 веке по-настоящему состоялись в русской литературе только восемь писателей-прозаиков: Рустем Кутуй, Диас Валеев, Ильгиз Кашафутдинов, Явдат Ильясов, Альберт Мифтахутдинов, Роман Солнцев, Рустем Валиев и ваш покорный слуга, Рауль Мир-Хайдаров. Хотя писали на русском языке сотни и сотни татарских писателей. Могу назвать имена тех, кто заявил о себе уже в 21 веке, и я верю в их будущее. Это, прежде всего: Ахат Мушинский, Айдар Сахибзадинов, Наиль Ишмухамедов, Лиля Газизова, Алена Каримова, Гаухар Магдеева, Эльдар Абузяров, Азат Ахунов, Вахит Шарипов и др.
       – Была ли у вас в начале творческого пути поддержка в Казани?
      – Была и очень серьезная. Не успел я напечатать первый свой рассказ «Полустанок Самсона», как я тут же получил теплое письмо от Тауфика Эйди и подробную анкету, которую мне следовало заполнить. Я принял это письмо за официальное и был рад, что меня заприметили в Татарстане, хотя это была личная инициатива Тауфика Эйди.
      В 1975 году, в Доме творчества Малеевка меня отыскал профессор Ибрагим Нуруллин и провел со мной несколько долгих вечеров, вводя меня в курс татарской литературы. Это он мне говорил: «Не беда, что ты пишешь по-русски, главное, пишешь о татарах. Не переживай, что не пишешь по-татарски, у тебя есть адресат – больше половины татар, к сожалению, не знают свой язык. Вот для кого пишем мы – меня тревожит больше, год от года ужимается круг читателей на родном языке. Через тебя, через других татарских писателей, пишущих по-русски, мир будет знать о нас, татарах». Его слова актуальны и сегодня, через 40 лет. Кстати, в ту пору тираж «Казан Утлары» составлял 140 тысяч экземпляров, а сегодня…6 тысяч, не смотря на 20 лет суверенитета. Ибрагим Нуруллин увез в Казань мой рассказ «Оренбургский платок», и через месяц он вышел в журнале «Азат Хатын». Но уже до публикации в «Азат Хатын» по просьбе Мустая Карима, Айдар Халим перевел и напечатал этот же рассказ в Уфе. Там же, в Уфе, в журнале «Агидель» напечатали мою повесть «Не забывайте нас» в переводе главного редактора журнала.
      В ту пору татарские писатели часто наезжали в Ташкент, в один из приездов знаменитый Заки Нури, председатель СП РТ, пригласил меня к себе в гостиницу для знакомства. Дело в том, что накануне он был у Аскада Мухтара в гостях, куда были приглашены Зиннат Фатхуллин, Сергей Бородин – классики узбекской литературы, татары по происхождению. И где они все, хорошо знавшие меня, просили Заки Нури взять меня на заметку. В первый же вечер мы просидели с ним до глубокой ночи. У меня к этому времени была одна ташкентская и две московские книги. В мае 1979 года Заки Нури пригласил меня на съезд писателей Татарстана, я приехал заранее, и он лично три дня знакомил меня с Казанью. Пытался представить меня писателям, но натыкался на такую стену равнодушия, неприязни, что он даже растерялся. Но я уже понимал, что я, начинающий писатель, уже имевший в Москве две книги, представлял для них только конкурента.
      Один писатель, недавно умерший, тогда же на банкете для московских гостей, куда пригласили и меня, сказал мне в лицо без обиняков: «Ну и что, что ты татарин, зачем приперся в Казань, у нас тут своих писателей пруд пруди. Нашел дорогу в Москву, туда и топай!»
      Тут обязательно надо отметить высокую цену московских книг в ту пору. К сожалению, у 95% татарских писателей, даже у некоторых лауреатов премии Габдуллы Тукая, никогда не было московских книг, изданных в «Советском писателе», «Молодой гвардии», не говоря уже о «Художественной литературе». Если кто из Казани печатался в Москве, то чаще всего в издательстве «Современник», а оно не считалось центральным изданием, там были низкие тиражи, невысокий гонорар. Так что, две мои московские книги в начале творческого пути ничего, кроме жгучей зависти в Казани не вызвали.
      Вскоре, Заки Нури по болезни оставил свой пост, и путь мне в Казань был закрыт. За два года до этого, опять же в Малеевке, я подошел к другому Нуруллину, Вакифу, главному редактору «Татиздата», слава богу, он жив до сих пор, и попытался подать ему лично заявку на книгу в Казани.
      Вакиф-абы оглядел меня с ног до головы и своим ответом сразил меня наповал: «Дорогой Рауль, если бы ты знал, сколько в Казани нуждающихся писателей, не стал бы переходить им дорогу. У нас очередь на годы, десятилетия, подожди…».
      Я тут же съязвил: «Что мне ждать – когда я обеднею или казанские писатели разбогатеют? По вашему оригинальному издательскому подходу ни Толстой, ни Тургенев, ни Лермонтов никогда бы не опубликовались у вас, даже при всей своей гениальности, потому как были по-настоящему богаты. А если кто уж из казанских писателей очень хочет разбогатеть, надо идти в шахты, в рыболовный флот, на стройки севера, там платят больше, чем писателям».
      Понятно, лет на десять, пока Вакиф Нуруллин был в «Татиздате» сунуться я туда не мог. И вообще, мне с татарскими издателями не везет и по сей день.
      В 1991 году, когда у меня седьмым изданием в «Художественной литературе» вышел тиражом 250 000 роман «Пешие прогулки», я повстречался в Переделкино с директором «Татиздата» Г.Шамсутдиновым. Я попытался вновь сделать заявку на книгу в Казани, тем более в том году «Роман газета» должна была печатать мой роман, а тираж у нее составлял в ту пору 5 миллионов экземпляров! Я пришел к господину Шамсутдинову, подарил роман, изданный в «Художественной литературе», где никогда не издавался ни один татарский прозаик, принес номер «Роман газеты» с анонсом о печати моего романа «Пешие прогулки», заодно и заявку на книгу. Месяца через два звоню в Казань и спрашиваю – будете издавать книгу? Получаю неожиданный ответ – нет, нам ваш роман не подходит. И тогда я на чистейшем татарском языке говорю ему татарскую пословицу, которую часто повторяла моя мама – что, собачьему животу сливочное масло не подходит? Господин Шамсутдинов швырнул трубку, и дорога мне в издательство снова была закрыта.
      «Пешие прогулки» все-таки дошли до татарского читателя, через 22 года, 23 изданием, в 2010 году в журнале «Казан Утлары», в переводе талантливого писателя Рустема Галиуллина.
       – Но в последние 15 лет вы наиболее издаваемый в Татарстане писатель, вас охотно печатают и в татарских, и в русскоязычных журналах, вы постоянный автор нашей газеты, разве не так?
      – Все верно. Мое время настало только в 1998 году, когда журнал «Казан Утлары» напечатал повесть «Знакомство по брачному объявлению». Кстати, по ней поэт Ркаиль Зайдулла написал пьесу и она идет на родине моих родителей в Оренбурге и в городе Мензели.
      В 1999г., по своей инициативе, даже не будучи знакомым со мной, поэт Марс Шабаев перевел роман «Ранняя печаль» и напечатал его в «Казан Утлары». После этих двух публикаций для меня открылись двери почти всех казанских журналов. Марс-абы перевел еще два моих романа: «За все наличными» и «Судить буду я» и большую монографию академика Сергея Алиханова «Искусство жить искусством». В 2001г. академик Флера Садриевна Сафиуллина делала доклад по прозе в СП и назвала перевод М.С.Шабаева – блистательным, образцовым в плане яркости, образности татарского языка. От себя она добавила, что это лучший татарский роман, который она прочитала за последние 20 лет. Флера Садриевна сделала много для популяризации моего творчества в Татарстане, она, оказывается, читала мои произведения с начала 70-х годов. В 2004г. она написала монографию о моем творчестве и напечатала ее в разных журналах. Каждый раз, бывая в Казани, я встречался с нею и проводил долгие и интересные вечера беседуя с нею. Пусть земля будет вам пухом, дорогая Флера Садриевна.
      Многим я обязан и Флюсу Латифи, мы с ним познакомились в Переделкино в 1997г. и дружили до последних его дней. Это он написал статью обо мне «Он наш, татарин», перевел два романа: «Масть пиковую» и «Двойник китайского императора» и опубликовал их в «Казан Утлары». Еще два романа, «Пешие прогулки» и «Пеший татарин», перевел для «Казан Утлары» молодой талантливый поэт Рустам Галиуллин. За годы публикаций в «Казан Утлары» я сдружился с коллективом редакции и, прежде всего, с Равилем Файзулиным, который написал о моем творчестве много теплых слов.
Не могу не упомянуть дружбу с Рафаэлем Сибатом, он написал одну из самых значимых статей о моем творчестве для «Казан Утлары». Его цитату «Рауль Мир-Хайдаров для нас, татар, неоткрытая Америка. Колумбы нужны…Колумбы!» часто упоминают, когда речь идет о моих книгах.
      В Казахстане в государственном музее, посвященном моему творчеству, есть книга М.Шабаева с дарственной, где написано: «Дорогой Рауль, низко склоняю свою седую голову перед твоим талантом. Романы твои переводил с огромным удовольствием, поражаясь твоим художественным возможностям и невероятным знаниям о жизни властьимущих и о коридорах власти». Оценка моего творчества таким крупным поэтом, как Марс Шабаев, переводившим на татарский язык Уитмена, для меня важнее литературных премий.
      – Почему вас стали вдруг так широко печатать через 25 лет забвения, последовавших после первых заметных публикаций?
      – Разумеется на это были весомые причины, интерес не возникает на пустом месте. В начале 90-х годов я закончил известную тетралогию «Черная знать», в которую вошли романы: «Пешие прогулки», «Двойник китайского императора», «Масть пиковая», «Судить буду я» и тематически примыкающий к ним роман о жуликоватой Москве «За всё – наличными». Написал ретро-роман «Ранняя печаль» – все эти романы были изданы миллионными тиражами, книги переиздавались по 15-20 раз, пять раз вышли собрания сочинений: дважды на Украине и трижды в России. Мои книги получили широкую известность и не знать об этом в Казани не могли, по крайней мере, об этом знали люди, имеющие отношение к литературе. Мои первые публикации на татарском языке сразу вызвали резонанс в Татарстане, у меня там быстро появился широкий круг читателей. Многие читатели писали мне, что выписывают «Казан Утлары» только из-за ожидания публикаций моих новых романов. Наиболее интересные письма я пересылал в журнал, но редакция сама чувствовала интерес к моим произведениям, в редакциях татарских журналов всегда работали крупные писатели.
      В 2003г. на юбилее Равиля Файзулина я случайно познакомился с Факилем Сафиным, главным редактором журнала «Майдан». Я попросил его опубликовать какой-нибудь мой рассказ или повесть, на что Факиль ответил – Рауль-эфенди, я читаю все ваши публикации, имею ваши книги и готов посвятить вам целый номер. Такие предложения случаются у писателя раз в жизни, да и то только у счастливчиков. Предложив напечатать номер, Факиль Сафин не стал требовать готовых переводов, сказал, что хорошо знает мое творчество и сам составит номер из повестей и рассказов, подходящих для журнала и переведет силами редакции. Силами редакции, включая главного редактора и известных челнинских писателей, в 2004г. в августе вышел номер «Майдана», целиком посвященный моему творчеству. Фантастика! Поверить в это трудно, но журнал живет своей жизнью, ходит по рукам.
      Очень теплые отношения у меня сложились с главным редактором журнала «Идель» Набирой Гиматдиновой. Ловлю себя на мысли, что наши творческие устремления как-то перекликаются, особенно в малых формах. У нее в журнале мне удалось напечатать на татарском языке автобиографическую повесть «Мартук – пристань души моей» в переводе Рустема Галиуллина, повесть «Горький напиток счастья» в переводе Ркаиля Зайдуллы, в «Идели» на татарском напечатана работа академика С.Алиханова «Искусство жить искусством» в переводе Марса Шабаева. Там же на татарском языке вышла очень важная для меня работа о великом художнике Чингизе Ахмарове, в переводе Фираи Бадретдиновой. Материал для этого эссе я собирал три года. Это мой подарок татарскому народу на 100-летие со дня рождения Чингиза Ахмарова, которое наступает 12 мая этого года! Мы должны помнить и уважать великих соплеменников.
      В русской редакции «Идели» вышли: рассказ «Лебедь белая», повести «Седовласый с розой в петлице», «Горький напиток счастья», «Налево пойдешь – коня потеряешь», «Чти отца своего», «Не забывайте нас», «Из Касабланки морем», «Знакомство по брачному объявлению».
      – Вы дождались своего часа и через русскую литературу, в которой добились заметного успеха, сумели достойно влиться в татарскую литературу. Наверное, вы довольны успехами на своей исторической родине?
      – У меня в жизни есть любимая присказка: «И все сбылось…и не сбылось», эта формулировка часто отражает суть моей жизни. Вы верно говорите, но полноты счастья, удовлетворения даже от множества публикаций я не испытываю только по одной причине: все мои романы, повести, рассказы пришли к татарскому читателю с опозданием на 15-20 лет!!! В этом моя трагедия, как татарского писателя, слишком поздно я дошел до татарского читателя. В свое время мои произведения были актуальнейшими, хотя даже сегодня, в силу исторических причин, они нисколько не устарели и мало кто задумывается, когда они были написаны. В литературе всегда ценятся новые темы, никогда не поднимавшиеся проблемы, закрытые прежде для печати ситуации – всего этого с избытком в моих романах.
      В 1980г. я написал повесть «Знакомство по брачному объявлению», в ту пору только, только появились у нас в стране брачные объявления, не было ни фильмов, ни пьес, ни книг на эту тему. Когда я писал повесть, я понимал, что это готовая пьеса, и я ее отправил тогда же Марселю Салимжанову, которого знал лично, принимал его с коллегами, с директором театра Азгаром Хусаиновым у себя дома в Ташкенте. А ведь 30 лет назад могла идти в Казани первая в стране искрометная пьеса о знакомствах по брачному объявлению на татарской основе. Спасибо Ркаилю Зайдулле, что через 27 лет он написал все-таки пьесу по этой повести.
      Волнует меня и отсутствие в Казани моих книг и на татарском, и на русском языках, ведь все, что я перечислил, это журнальные публикации, а книг-то у меня в Татарстане нет! За 21 год членства в СП РТ мне издали всего две книги. Только по книгам, по наличию их в библиотеках писатели становятся известными, народными. Сегодня меня радует одно – меня читают и русскоязычные татары по стране, и татарские читатели в Татарстане, я к этому приложил много сил и отдал 20 последних лет жизни.
      – Я ваши публикации впервые встретил на страницах журнала «Казань», каковы ваши планы сотрудничества с этим журналом?
      – О журнале «Казань» я не могу говорить без волнения. Прекрасное, философское, литературное, культурно-этнографическое издание. «Казань» – визитка Татарстана, Казани. Чтобы попасть на его страницы я сделал специально для «Казани» ретроспективу всех своих известных романов – скомпоновал заново по одной сюжетной линии каждого романа, по которой читатель мог бы составить впечатление о романе. Ничего подобного я раньше не делал.
      В «Казани» я напечатал несколько автобиографических рассказов, эссе, посвященное Чингизу Ахмарову, сегодня там печатаются мои мемуары «Вот и все…я пишу вам с вокзала». Профессионализм журнала так восхитил меня, что я решил издать с ними шеститомное собрание сочинений. В апреле это собрание сочинений поступает в библиотеки республики, и мои книги станут наконец-то доступны читателям Татарстана.
      И еще одна приятная новость – московские татары, под руководством генерала Р.С.Акчурина, выдвинули меня на соискание литературной премии им.Г.Тукая в этом году. Надеюсь, что получение столь высокой премии откроет путь в моим книгам в Казани.
 

Март, 2012 г.


Комментарии (5)
Гостьсалават, 16.03.2012 в 19:56

вот они -татары! вот они -мы!! хочется много-много плеваться и разговаривать исключительно матом!!! дай тебе,истинный татар Рауль,много еще жизни,не то еще увидишь, услышишь, узнаешь.

Гость, 04.04.2012 в 21:31

Мир-Хайдаров - банальный самопиарщик,сказочник, наш барон Мюнхгаузен.Почитаешь его интервью, которые он настырно проталкивает в местные издания - так этому провинциалу впору Нобелевскую премию давать. Таков его вклад в мировую литературу! Странно только почему его книги никто не читает? Он утверждает, что его "зажимают" местные писатели. И правильно делают! Своих халтурщиков хватает, а тут еще на заезжего "мэтра" бумагу тратить. Не выйдет г-н Мир-Хайдаров...

Алмаз улы, 04.05.2012 в 15:25

"Мир-Хайдаров - банальный самопиарщик,сказочник, наш барон Мюнхгаузен.Почитаешь его интервью, которые он настырно проталкивает в местные издания - так этому провинциалу впору Нобелевскую премию давать. Таков его вклад в мировую литературу! Странно только почему его книги никто не читает? Он утверждает, что его "зажимают" местные писатели. И правильно делают! Своих халтурщиков хватает, а тут еще на заезжего "мэтра" бумагу тратить. Не выйдет г-н Мир-Хайдаров..." - речь завистника и злопыхателя. Ты почитай его книги, чтобы аргументированно вякать!

Гость, 05.06.2012 в 17:38

Почему театр и ни слова о кино?
Театр Марселя Салимжанова, мир его праху, напоминает агитбригады "Синих блуз" и "Красных рубах" рядом со спектаклями его современников Р.Стуруа, А.Эфроса, Ю.Любимова, М.Захарова, Г.Товстоногова, Л.Додина и раннего Е.Шиферса, получившего приход в Звенигороде.
Аристократы ("аристос" - греч. - лучший) духа, как правило, не могут обойти имя Кол Гали, 800 летие поэмы Кысса Йосыф (1212 год - первая редакция) мы празднуем в этом году. Самодеятельный пиар (Джефферсон, говорят, первым произнес словосчетание "Public Relations"), заимствованный у "братского" американского народа давно стал нормой для терпеливых россиян.
Он так же осточертел, как назойливая реклама.
Откройте бесплатный сайт и выставите книги в глобальной сети Интернет, раз уж так они нужны народу. С "Философией информационной цивилизации" Р.Ф.Абдеева и "Философскими аспектами этногенеза булгар" Р.Бариева автор повидимму не знаком.
А это и есть национальная мыслящая элита!

Guest, 14.04.2014 в 13:55

Уважаемый Рауль Мир-Хайдаров . Очень хорошо что Вы пишите о татарах на русском языке . Кто может пусть пишет на татарском . Миллионы людей хороших и добрых , будем читать Ваши произведения ...
Но всегда найдутся 2-3 паршивые овцы , которые пытаются просунуть ложку ... ..Не обращайте внимания . Доброго Вам здоровья и творческих успехов .