11 июля 2017 г. независимая общественно-политическая газета
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

На Байкале

27 августа 2014 года
На Байкале

      Наши поэты ведут активную творческую жизнь, участвуют в различных фестивалях и форумах. А фестивали в современном мире приобретают широкий размах, этому, безусловно, способствует Интернет, и расширяют свою географию. Так недавно поэтический фестиваль прошел на Байкале.
     Казанский поэт – трижды лауреат литературного Волошинского конкурса, финалист поэтического конкурса «Заблудившийся трамвай» имени Николая Гумилева, вошедший в шорт-лист Бунинской премии 2007 года за книгу «Проза жизни», получивший премию имени Максима Горького – Алексей Остудин побывал на этом фестивале и рассказал о своих впечатлениях.
     – Алексей, расскажите немного об истории фестиваля, сколько лет он существует и когда вы впервые приняли в нем участие.
     А. Остудин: Фестиваль имеет свою интересную историю. В этом году на фестиваль съехались поэты уже в тринадцатый раз, но были в деятельности фестиваля периоды взлетов и падений, как впрочем, все, что происходит на земле, все имеет цикличный характер. Так фестивали, которые существовали в самом начале «при Кобенкове», отличаются от тех, которые происходят сейчас.
     Да и вообще каждый фестиваль отличается от предыдущего, тем более когда в обществе происходит столько нового, литература тоже не может стоять на месте, она отражает жизнь, и если в жизни есть не только хорошее и прекрасное, то же можно сказать и о литературе, и о творчестве вообще.
     А благодаря фестивалям возникает единое пространство современной литературы. Если немного коснуться истории фестиваля, то нельзя не упомянуть имя Анатолия Кобенкова – яркого поэта-иркутянина, который организовал этот фестиваль и открыл на нем много новых имен: Андрей Тимченов, Сергей Шаршов и другие. К сожалению, многих из тех, кто стоял у истоков фестиваля, уже нет в живых, так же как и самого Кобенкова, нет Василия Костромина, Евгения Варламова, Любови Сухаревской, Владимира Пламеневского. Первыми участниками фестиваля были Кублановский, Евтушенко и другие известные поэты, но после смерти Кобенкова деятельность фестиваля как бы замедлилась, существовала лишь на местном уровне, и только совсем недавно лет пять– шесть тому назад инициативная группа решила возобновить деятельность фестиваля в более широком общероссийском и международном масштабе. И так фестиваль снова возродился, хотя всегда существуют трения и споры по поводу проведения мероприятия, то того, каких поэтов приглашать. Основное в фестивале, конечно, и материальная часть, любой фестиваль не может существовать без спонсоров. У фестиваля сложилась хорошая связь с Министерством культуры, есть спонсоры от Иркутской нефтяной компании, от компании «Бодайбо», которая занимается чем-то вроде золотодобычи, в любом случае серьезная компания. Так что фестиваль деньгами обеспечен. Но в этом году инициативная группа раскололась на два лагеря, и фестиваль взяли в руки серьезные люди, которые сами добывают деньги и к тому же сами являются хорошими поэтами. Поэтому считаю, что фестиваль этого года особенно удался. Я являюсь участником фестиваля уже в пятый раз. На эти фестивали приезжали Сергей Гандлевский, Рубинштейн, Бахыт Кенжиев, Цветков, Виктор Кулэ. Фестиваль проходит совместно с бардами, из бардов приезжал Юрий Лорас, есть у них местный замечательный бард – Олег Медведев.
     Приезжали на фестиваль и Олег Чухонцев, и Вера Павлова, Юрий Поляков был в прошлом году. В этом году мне довелось пообщаться с Эдуардом Лимоновым – отличный мужик, между прочим.
     – Алексей, а где проходит сам фестиваль, в какой форме, есть ли там традиционные круглые столы и мастер-классы?
     – Обычно торжественная часть проходила в театре драмы имени Охлопкова, но в этом году так получилось, что в театр пригласили правнука Толстого из Ясной Поляны и два мероприятия как бы пересеклись. Но для церемонии открытия фестиваля нашли тоже подходящее помещение – это художественный кинотеатр, построенный еще в начале ХХ века итальянцами. Там было просторно и уютно. Также для фестиваля предоставляют помещения в Центральной библиотеке, в музее Вампилова, в иркутском отделении редакции «Комсомольская правда», там проходили круглые столы и мастер-классы. Кроме того участники фестиваля обычно ездят по городам-спутникам Забайкалья. Мы выступали в Ангаре, в Братске, в музее Вампилова, в городке Шелохове – я там выступал три раза. Мы путешествовали по Байкалу. Нас возили на небольшом катере до базы отдыха Листвянка у истоков Ангары, там пансионат, в котором нас поселили.
     Также была поездка по старой дороге, вокруг Байкала на мини-поезде – он состоит из двух-трех вагонов, он используется в экскурсионных целях. На эту поездку с зелеными остановками и проездами через старинные еще начала века туннели, там все монументально, добротно – на все это у нас ушли сутки. Но поездка того стоила. Впечатления незабываемые.
     – Алексей, а какое впечатление на вас произвел Байкал?
     – Байкал – самое глубокое в мире озеро, поэтому многие его называют просто морем. Но дело не только в красоте Байкала, здесь еще своеобразный микроклимат, вот в июле, к примеру, расцветает сирень и клубника созревает одновременно, где еще такое бывает? Вода в озере холодная, где-то 4 градуса всего, и вечера и ночи здесь холодные, поэтому нас сразу предупредили брать с собой теплые вещи. Мы жили в Листвянке в пансионате. А еще нас возили к сердцу Байкала – острову Ольхон.
     На Байкале водится омуль, вкуснейшая рыба, нам довелось попробовать.
     А вот остров Ольхон – действительно самый центр Байкала, да к тому же сакральный центр – здесь шаманы местные собираются на свои шабаши. На острове есть такое место – гора Шаманка, женщинам не разрешается там быть, местные буряты боятся и не приходят туда, но наши женщины, как известно, везде стараются проникнуть, и на Шаманку тоже. Уникальные здесь места, наскальные рисунки, остатки древних поселений эпохи железного века. Треть острова занимают степи, а остальное лиственничные и еловые трудно проходимые леса. По берегам ряды валунов и красивые скалы. А еще на Ольхоне несколько озер с родоновыми теплыми и щелочными водами. При купании тело кажется красным от растворенных в воде минеральных солей.
     – Алексей, а с какими известными писателями, поэтами в этом году вам довелось встретиться и пообщаться? Кто особенно понравился?
     – Ну, я не девочка, чтоб там в кого-то влюбляться. На фестивале все как одна дружная семья, там нет какой-то конкуренции, недоброжелательности, чем грешит порой наш казанский бомонд. Там все просто собратья по перу. Соратники, но не враги. Мы отлично общались. Все на равных: и знаменитые, и только начинающие, не было каких-то преград в этом плане. Да, впрочем, там и собирались достаточно сильные поэты, уже хорошо заявившие о себе. Обстановка на фестивале была самая демократичная. С Лимоновым даже обнимались, вместе сидели за столом, он подарил мне свою книгу с недавними стихами. Были там Вадим Степанцов, Всеволод Емелин. Они тоже подарили мне свои книги. А я им дарил свои, ну как это обычно и происходит…
     Вот некоторые выдержки из произведений участников фестиваля.

     – Исполать вам, борцы за свободушку!
     Нам, ордынцам, нужна Россия вольная,
     Чтобы каждый вор с ее поляны хапал бы,
     А все честные слонялись по митингам…
     Выводите люд русский на площади,
     Посылайте гонцов в горы к муфтиям,
     Пусть горит вокруг Путяты кольцо огненное,
     Да и вы погреетесь маленечко.

     (Вадим Степанцов. Хроники революции: Гнусь болотная.)

     И вот еще из другого автора:

     Кто-то владеет внедорожниками,
     Пароходами и газетами,
     Кого-то назначают художниками,
     Кого-то назначают поэтами.
     Только престарелого мальчика-с-пальчика
     Кушать не хочет ни один людоед.
     Сколько народу поэтами назначили,
     А меня – нет.
     Мечтал я – буду поэт современный,
     Будут у меня (по) читательницы.
     А теперь пьяный доктор порвал мне две вены,
     Пытаясь поставить капельницу.

     (Всеволод Емелин. Стихи и баллады.)

     А вот строки из новых стихов Эдуарда Лимонова:

     Напитка остались лишь капли…
     Года за спиной, словно цапли,
     Стоят силуэт к силуэту,
     И семьдесят будет поэту…
     Ты выпил священную сому,
     Жизнь из белладонны и хмеля.
     Что, чаша уходит к другому?!
     Другого качает качеля?
     Но ты ведь пьянел, был желанен,
     Был зол, был как молния резок,
     Живи еще этот отрезок,
     И будь как всегда окаянен!

     (Эдуард Лимонов. СССР – наш древний Рим.)

     И еще из той же книги:

     СССР – наш древний Рим!
     Над нами нависает хмуро,
     Его тверда мускулатура.
     И мавзолей – неистребим.

     (Эдуард Лимонов, там же.)

     А вот строки Алексея Остудина:

     Время Байкала

     Изъездишься – в пыль, посещая священный Байкал,
     В попутном кафе принимая бурятские позы,
     Где в кожу асфальта простор, как гвоздей, навтыкал
     Былинки стихов и отточия человеческой прозы.
     Здесь быть осторожным природа заставит сама –
     Устало забулькать пивом вечернюю копоть:
     Сплетаясь, ползут два ужа – Баргузин и Сарма
     Сквозь девичий стыд чабрецом истекающих сопок,
     Их время – людей будто крошки сдувать со стола,
     Высасывать с болью траву-камнеломку из трещин,
     Пока напрягает двуглавую мышцу орла
     Урла облаков, и сама их натуги трепещет.
     Как тянется время, когда погружается в сон
     Холодное море в укусах огней поселковых…
     Шагами наладить цепную реакцию псов
     На свору ворон, пролетающих, словно подковы!
     Тяжелому солнцу недолго в разливе берез
     Моторной ладьей, не знакомой с законами Ома,
     На грани провала греметь на подшипниках гроз
     С охапкой сетей, что не терпится, бросится в омуль.

     Беседовала Елена ЧЕРНЯЕВА.


Комментарии (4)
Guest, 05.09.2014 в 22:00

может - в омут?

Guest, 06.09.2014 в 06:13

нет,именно в омуль.Это поэзия.

лиля, 06.09.2014 в 23:49

Наш остудин умница вообще!

Guest, 08.09.2014 в 18:44

похожего по стилю аффтора помню,звали...
про гаврилу писал поэмы.
из двенадцати стульев.
в опшем, падшибники гремят здорово -сломалось...