11 июля 2017 г. независимая общественно-политическая газета
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Мимоходом

2 февраля 2012 года

     На остановке была туча народа, и они одновременно рванули на штурм задней двери подкатившего троллейбуса: тщедушный мужичок и молодой человек кавказской национальности. Кавказский человек успел первым и, хватаясь за поручень, зацепил мужичишку локтем.

      «Куда прешь, е... твою мать!» – заорал мужичонка по российской привычке вставлять в любую речь сорные выражения, почти уже потерявшие от частоты употребления исконный смысл и превратившиеся почти в междометия. Человек кавказской национальности, не останавливаясь, мгновенно ткнул мужичка в лицо. И, не оглядываясь, протиснулся дальше. Опешивший мужичонка на мгновение потерял дар речи. Взобравшись же вслед за обидчиком в салон, он не стал, по причине явного физического превосходства противника, предпринимать ответных физических действий, а стал апеллировать к народу, заручаясь общественной поддержкой: «За что?! Вы видели?! А?! За что?!». Народ стал оборачиваться.

      «Да? – взвился в свою очередь кавказский человек. – Слышали, да?! Что он про мою маму сказал! Что он с моей мамой делал? Слышали?».

      Люди же в ответ на призывы его в качестве третейского судьи угрюмо хранили молчание. Но скорее по причине нежелания ввязываться в лишние происшествия, чем оттого, что он вдруг вник в истинный смысл употребляемой просто для связки слов филологической фигуры, каковую немыслимо произнести на Кавказе, если ты не самоубийца. А ведь и наши матери ничем, вероятно, кавказских матерей не хуже...


Юмор наших друзей


       Под такой рубрикой во времена сильно развитого социализма у нас в юмористических изданиях публиковались юмористы из так называемых стран народной демократии. Но речь сейчас пойдет не о них, а об одном знакомом нам журналисте, назовем его журналист С., работавшем в то самое сильно развитое время в одном вполне уважаемом печатном юмористическом органе. В его обязанности входило отвечать на письма читателей. В те времена конверты стоили сущие копейки, и читатели не ленились писать в редакции, куда письма доставляли буквально мешками. Подобными мешками заваливали и тот юмористический печатный орган, где служил в отделе писем знакомый нам С. А отвечать ему нужно было на каждое письмо. Причем редактор рекомендовал отвечать читателям не просто, а с добрым юмором.

     Тут можно было буквально озвереть. Но журналист С. этого себе не позволял. Обладая параметрами водолаза, специализирующегося в рукопашном бое под водой, неукротимой творческой энергией и тонким чувством юмора, будучи к тому же предметом воздыханий окружающего женского пола, он несколько, конечно, тяготился рутиной своей работы. Он рвался сочинять едкие фельетоны, писать которые ему почему-то не давали. А все время подпихивали мешки читательских писем.

      Конечно, это не было мечтой его жизни. Но, как и призывал главный редактор, журналист С. старался украшать свои обязанности по отвечанию читателям творческим отношением к делу.

      Однажды, с привычной тоской в глазах добыв очередной конверт из стоявшего рядом с ним бумажного мешка, журналист С. прочел: «Тонкий, нежный, словно женский, шлю привет вам деревенский!». Журналист С. оживился, в глазах его вспыхнул творческий огонек, он на мгновение задумался, потом с пулеметной скоростью отстукал ответ на машинке, подписал и вложил ответное послание в официальный редакционный конверт. Все это он проделал с доброй улыбкой. Он искренне надеялся порадовать скромного сельского труженика, притомившегося в борьбе за урожай, добрым искрометным юмором.

     Однако по получении ответа журналиста С. сельский труженик почему-то не обрадовался, а в страшном гневе не поленился приехать из далекого села лично. Но не к журналисту С. Журналиста С. вызвал к себе на ковер уже получивший за него на очень вышестоящем ковре хорошую «клизму» главный редактор. «Мы еще многое недодаем нашим сельским труженикам! Мы, горожане, перед ними еще в большом долгу, – сказали главному редактору, навытяжку стоящему на ковре. – И после этого еще посылать им такие ответы?!». 

     «Как к нам обратился наш читатель? – тоскливо вопросил главный редактор журналиста С, ощущая до сих пор последействие вышестоящей сифонной клизмы на свой организм. – Доверчиво... – ответил он сам себе. – «Тонкий, нежный, словно женский, шлю привет вам деревенский!». А вы, – сказал главный редактор, обращаясь на «вы» к журналисту С. уже как к совершенно постороннему. – А как вы на это ответили доверчивому труженику села?» – спросил главный редактор, пододвигая ближе к журналисту С. чистый лист бумаги и ручку для написания заявления по собственному желанию. «С добрым юмором, – сказал слишком творчески отнесшийся к делу журналист С. – Толстый, грубый, как мужской, шлю привет вам городской!».

      Подружился я с ним уже на новом месте его работы.


Владимир ЛАВРИШКО.
(Из книги Занозы памяти».)


Комментарии (0)