30 августа 2017 г. независимая общественно-политическая газета
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 
       

Мацуев-фест

2 ноября 2014 года
Мацуев-фест

     25 и 26 сентября в Казани состоялся фестиваль «Денис Мацуев у друзей» в ГБКЗ им. Сайдашева. Зал был переполнен, Денис Мацуев играл на новом рояле «Steinway», который выбрал сам (Государственный симфонический оркестр Татарстана купил его за 7 млн. рублей, дерево для роялей сушат 50 лет). Цена билетов колебалась при этом от 1,5 до 4 тысяч рублей. 
     На пресс-конференции Денис Мацуев сообщил, что он вместе с ГСО РТ через неделю будет выступать в Большом театре в Москве и через месяц в Мариинском театре. Выступление ГСО РТ в Париже, как заметил Мацуев, вызвало сенсацию, сразу пошел слух в парижском музыкальном бомонде о появлении в России в Казани нового необычного высококлассного коллектива. Необходимо признать, что ГСО РТ под управлением Александра Сладковского звучит все лучше и лучше (хотя это кажется невозможным), особенно струнная группа совершила необыкновенный «большой скачок» в этой «великой культурной революции» в Казани. Покупка итальянских инструментов придала оркестру великолепное звучание, мастерство дирижера Александра Сладковского позволило совершить буквально чудо, исполнение стало «ювелирным», это не технология, а мистическое «внутреннее состояние», полет души.
     Летом оркестр звучал отлично, но дело в том, что за эти три месяца оркестр приобрел совершенное звучание. Думаю, что при Рахлине оркестр звучал хуже, потому что не было столь качественных инструментов и такого количества гастролей, международного опыта, интенсификации работы. Денис Мацуев отмечал, что для него наслаждение работать с ГСО РТ. Вот его слова: «То, что произошло за это время с Государственным симфоническим оркестром Татарстана, – это прорыв планетарного масштаба. В этом году я играл с разными мировыми оркестрами, а также с симфоническим оркестром Татарстана, и у меня было ощущение, что я играю с великим оркестром мирового уровня».
     Зря Сладковскому не дали премию Тукая, его оппоненты теперь зримо посрамлены, в недалеком будущем, можно не сомневаться, ГСО РТ получит Государственную премию России, потому что исполняет Бетховена, по моему мнению, ныне лучше всех в России. Или совершенно потрясающее исполнение Вагнера – сложнейшего композитора, невероятный симфонизм. У меня такое впечатление, что Сладковский может стать скоро лучшим исполнителем Вагнера в мире, потому что он его чувствует идеально. Вагнер в принципе, по моему субъективному мнению, возможно, второй композитор после Баха, но у него более языческий мир, поэтому он менее космически целен, чем Бах. Бетховен весь в прометеевском человеческом духе, это бунт человека-титана, если Бах – своеобразный Бог-отец, то Бетховен – Бог-сын. Что касается Бетховена, если Сладковскому отрастить волосы и сделать прическу, он и внешне похож на Бетховена просто поразительно. Сладковскому близок этот прометеевский дух «штурма неба». Если верны индуистские теории о переселении душ, может быть, Сладковский и есть реинкарнация Бетховена в новом рождении? Думаю, «бетховенский цикл» и «вагнеровский» цикл ГСО РТ нужно записывать на телеканал «Меццо», часто смотрю его в HD-качестве, но такого исполнения Бетховена и Вагнера еще не слышал. Исполнение Римского-Корсакова ГСО РТ – это сделает честь, думаю, и Лондонскому филармоническому оркестру, такое вдохновенное прочтение (кстати, Римский-Корсаков – потомок улана Корсака, Чингисида).  
     На пресс-конференции журналистам презентовали новую книгу Владимира Пронина «Амиран», размышления мастера скрипок из Москвы Амирана Оганезова. Ему в будущем году исполняется 80 лет, он сделал 70 инструментов. Вот что он пишет: «Я учил детей в музыкальной школе. Видел, как они страдали от плохих скрипок. Тогда мало кто мог купить такую скрипку, которую когда-то подарила мне тетушка. Это были фабричные скрипки, на которых просто невозможно было заниматься. Их нельзя даже было назвать музыкальными инструментами – просто фигурные коробки… Работаю я медленно, никуда не спеша. Я делаю скрипки 2 – 3 месяца, никогда не тороплюсь, все только руками. Заграничные мастера могут за 3 – 4 недели. Они иногда станочную работу используют. Не случайно даже великий Николо Амати сказал такие слова: «Скрипки не делают. Как хлеб, виноград и детей, их рождают и выращивают… Прежде чем покрыть скрипку лаком, мы грунтуем ее снаружи и изнутри. Этот грунт предохраняет скрипку от проникновения влаги, воды и других неблагоприятных воздействий и, кроме того, от него зависит звучание инструмента. Именно грунт дает настоящее «итальянское звучание»… В Москве можно назвать примерно десять имен скрипичных мастеров. Но что такое десять на всю Москву, когда, например, в Кремоне, где восемьдесят тысяч жителей, их около четырехсот». 
     Стоимость хорошей скрипки, считает Амиран Оганезов, сегодня примерно 3 тысячи долларов. Но нужно хорошо разбираться в предмете. Стоимость скрипки из Кремоны от 7 тысяч евро. Вот что пишут в Интернете: «За 5 – 7 тыс. евро можно купить приличный МАСТЕРОВОЙ инструмент XIX, а то и XVIII века в хорошем состоянии. В последнее время развелось большое количество спекулянтов, которые пытаются перепродать дешевый и средний Китай, выдавая его за итальянские или французские «мастерские». Суть этих «французских» и «итальянских» скрипок заключается в том, что в США или в какой-то европейской стране (и особенно в Кремоне!) сидит «артель» китайцев по доллару в час и штампует из сырого дерева эти с позволения сказать «скрипки». Добра получается много и девать его некуда, так как по звуку и по внешнему виду на музыкальный инструмент это слабо тянет.
     Такие своего рода местные «горонки» ставят штамп кремонской «мастерской», а то и мастера... или вклеивают копию этикета какого-нибудь известного мастера ХХ века. Так, между прочим, работает и так называемый «союз мастеров Кремоны». А теперь посчитаем: дрова, которые в разных странах в огромном количестве выходят из рук неквалифицированных подмастерьев, учитывая стоимость материала (как правило, самого дешевого), обходятся в несколько сот евро владельцам международных китайских «артелей». Из мастерской они уже выходят стоимостью порядка 1500 евро, затем они попадают в руки крупных дилеров в этих странах, которые уже предлагают их по 2500 – 3500 евро. А вот потом российские деляги, считающие, что прибыль меньше 100% – это вообще несерьезно, пытаются впарить это добро уже за 7000 евро. Впрочем, дела у них идут неважно, т.к. музыкант, по внешнему виду не всегда определяющий подделку, слышит омерзительный нагло-орущий звук смеси сырого дерева и истонченных дек «французско-итальянского чуда» и предпочитает купить старую добрую немецкую мануфактуру за 1000 – 2500 евро или просто хороший авторский старинный инструмент от 3500 евро. Надо сказать, что оркестры могут позариться на свежесрубленные сковородки по умопомрачительным ценам только в случае получения дирекцией крупного «вознаграждения» за посредничество, так как за 7 – 8 тыс. евро можно купить уже совсем серьезные инструменты XVIII века класса Клоца и выше с изумительным звуком, удовлетворяющим потребностям солиста. И достать 5, 10, 20 инструментов – не проблема, была бы потребность...» 
     Как видим, изготовление качественного музыкального инструмента и покупка его – захватывающий сам по себе мир с особыми мифами и легендами. 
     Программа фестиваля 25 сентября: Римский-Корсаков. Испанское каприччио, ор. 34. Чайковский. Концерт для фортепиано с оркестром N 2 соль мажор, ор. 44. Римский-Корсаков. Симфоническая сюита «Шехерезада», ор.35. Программа фестиваля 26 сентября: Гендель. Оркестровая сюита «Музыка для фейерверка», HWV 351, Лист. Концерт для фортепиано с оркестром N 2 ля мажор, S.125, Гершвин. Рапсодия в стиле блюз, Бетховен. Симфония N 3 «Героическая» ми-бемоль мажор, op. 55. 
     В первый день ГСО РТ лучше всего прозвучало «Испанское каприччио», затем «Шехерезада», концерт Чайковского показался слабее Римского-Корсакова, возможно, потому, что музыка Чайковского кажется мне излишне мелодраматичной, с такими лишними музыкальными «рюшечками», красивостями. Говорят, что Чайковский – самый исполняемый композитор в мире. Но в Казани, например, три четверти слушателей – женщины. Если в мире сохраняется такая пропорция, то понятно, что женщинам Чайковский ближе, чем Бетховен и Вагнер. Конечно, мир Чайковского намного понятнее, чем мир Вагнера и Бетховена. Можно отметить феномен ГСО РТ, если раньше оркестр тянулся за «звездами», то теперь он самодостаточен, конечно, он только расправляет крылья, но полон свежих, молодых сил, это фанатики музыки, и слыша новое звучание оркестра, можно только посоветовать ходить на него, а даже не на известные имена. Сегодня любое прочтение произведения оркестром предельно нестандартно, нетривиально, оркестр не терпит стандарта, отторгает стандарт как пробудившаяся природная сила (Сладковский иногда выглядит на сцене, как вулкан энергии) и самое поразительное – при достигнутой высоте все равно ощущается большой потенциал роста. 
     Из второго дня необходимо отметить симфонию Бетховена, которая в исполнении ГСО РТ захватила зал. Рояль у Мацуева в произведении Гершвина да и на Чайковском звучал приглушенно, возможно, инструмент еще не разыгрался, еще не «намолен». Пожалуй, самым удачным на фестивале выступлением Мацуева можно назвать концерт Листа. Джазовые композиции при всей блестящей технике Мацуева остаются внешними наборами интересных звуков, экзотикой, экспериментом, разрядкой, скорее всего, Мацуев играет слишком много классики и джаз для него становится средством психологической «перезагрузки», но, по моему мнению, для музыканта такого необычного бархатно-объемного звука все-таки ближе играть классическую немецкую музыку. Скорее всего с возрастом Мацуев будет сдвигаться от яркой, эффектной, но более поверхностной формы к глубине содержания, от музыкальных «хот дога» и кока-колы к свежему теплому ржаному хлебу и родниковой воде. Собственно говоря, джаз и немецкая классика соотносятся, по моему мнению, как кока-кола и родниковая вода. Это не противопоставление или умаление, просто у каждой вещи есть свое место. 
     Поэтому Гершвин после Листа звучал несколько странно. Но Бетховен Сладковского действовал магически. После каждого исполнения оркестра звучали бешеные овации, но они не исчерпывали всех эмоций зрительного зала, который с натяжкой можно назвать «большим концертным». Сегодня это имитация концертного зала. Акустика очень плохая. В первый день сидел на балконе, и вот там у оркестра был роскошный звук. Самый оптимальный звук в БКЗ – балкон, 5 ряд, центр. В партере звук был уже на порядок хуже – на порядок. Очень жалел, что не слышал Бетховена с балкона. Нужно что-то делать. Слушать симфонический оркестр такого высокого класса с плохой акустикой становится невозможно. Еще хуже звук в вип-ложах по бокам. Туда звук просто не заходит, он глушится, уж и не знаю чем, дешевым мрамором, гипсом или бетоном. Сидящим там «випам» можно только сочувствовать, все равно, что натолкать им в уши ваты и потом интересоваться впечатлениями от услышанного. Хорошего акустического зала в Казани нет. Слушать сейчас великолепную музыку трудно, возможно, «глухота» нового рояля и была вызвана отвратительной акустикой. Все равно что заставлять играть футболистов в ямах, лужах и колдобинах и приглашать так играть, например, в Казань «Баварию». Это позор. 
     Говорят, что Минниханов уже провел совещание по строительству в Казани нового современного европейского концертного зала, должны определиться, он будет на 3 или на 5 тысяч мест. Это должен быть крупный культурный центр, лучший в Поволжье. Его стоимость не меньше миллиарда рублей. Интересно, кто будет делать акустику – немцы, японцы?

Рашит АХМЕТОВ.

На снимке: Денис Мацуев.

Комментарии (1)
Guest, 03.11.2014 в 13:21

излишний восторг сладковским.
некое противуречие тоже:ркестер великолепен,акустика плохая-плохому тансору яйса..