15 июня 2018 г. независимая общественно-политическая газета
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Лопатин (ч.3)

13 марта 2014 года
Лопатин (ч.3)

      Мы продолжаем наше интервью с Вячеславом Лопатиным, организатором казанского рок-фестиваля «Звуки нашего времени». Он рассказывает о своей жизни, о проблемах казанского рок-движения. В ходе беседы витал сакраментальный вопрос: почему казанские группы, весьма профессиональные, не пробиваются на федеральный уровень? Вячеслав Лопатин считает, что проблема в путах провинциального мышления, в подражательности, отсутствии творческой среды поклонников, объективной критики и желании создавать собственные неповторимые, оригинальные произведения. 
     – Может ли в Казани появиться такая группа, как «Beatles»?
     – Да. При условии, что возникнет этот творческий бульон. Пусть хоть сначала казанский интернет-портал авторской рок-музыки возникнет. Должна быть и работа с музыкой, и работа со словом. Особенно в роке трудно работать со словом. В Советском Союзе был такой термин – поэт-песенник. У меня примерно 150 песен. Помню, я на радио стал работать, и у меня первое интервью сразу в Молодежным центре Казани с Андреем Макаревичем и Сашей Кутиковым. Я у них спрашиваю: «Что вы пожелаете казанским музыкантам, чтобы добиться такого же успеха, как вы?». Это были 70-е годы, первый их приезд во Дворец спорта. Они ответили: «Любить это дело». И все.
     – Судя по импульсу вашей бабки, по тем страстям, которые бушевали в вашей семье, вы могли стать очень интересным музыкантом. В вас дух романтики не угас. Вдохновение – вещь религиозная, святая. Не зря вы диссертацию о влиянии религии на музыку писали. Вы могли бы ту религиозную гармонию, которая у вас в душе, выплеснуть в музыку. То потрясение, благоговение перед жизнью, созданной Богом. Хотя вы совершенно правильно указываете на постоянную вторичность, подражательность казанского рока, но эти каверы, они тоже проникают в вас не как исполнение известных мелодий, а как слишком сильное следование в русле какой-либо группы. Этот «каверизм» стоит как психологический барьер перед казанским роком. По существу, это музыкальное лакейство. Но вы же как совершенно оригинальный исполнитель и композитор могли состояться.
     – Не согласен с вами. Все творцы работают в какой-то стилистике. Если я рок-музыкант, то я работаю в этой стилистике. Творю в ее канонах и постулатах.
     – То есть вы сами себе определили клетку, границы.
     – Я считаю, это признак профессионализма, если человек очень хорошо знает свой стиль. Если ему становится скучно, он может экспериментировать, попробовать уйти в авангард.
     – Откуда тогда эта первозданная свежесть у песен «Beatles», их стремление искать что-то новое, развиваться, уйти от рамок, пробивать стены?
     – Я помню, много приносил альбомов битлов домой, давал слушать родителям, они слушали и говорили: все одно и то же. Все одно и то же. Человек слушает Малера – все одно и то же. Мой тезис, человек должен определиться, играя рок-музыку, – это хобби, это цель всей жизни или это способ зарабатывания денег.
     – Конечно, как творчество это может состояться, только если человек примет решение, что это главное дело жизни.
     – Решить, конечно, можно. Я долго жил в Москве. Лолита Милявская хотела продюсировать мои песни. Она мне сказала: «Слава, у меня два певца любимых, из «Веселых ребят» Алешин и ты». Но это «восхождение» стоит больших денег. На клип тогда нужно было 10 тысяч долларов. Это были московские суммы, они не сравнимы с казанскими. Как мне сказали, нужно каких-то нефтяников находить, банкиров. Мне было 30 лет, кто в меня деньги вложит? Работал я тогда на «Мосфильме» директором съемочной группы. Мне очень нравилось. Снимали мы рекламные ролики, тогда «Мосфильм» загибался. Сегодня все из моей группы уже купили домишки под Москвой, я к ним езжу в гости. Мой помощник сейчас директор крупной студии, наш водитель – замдиректора. Но они не изменились, остались такими же, какими были. Я не жалею, что оттуда ушел. Сам я себе ставил несколько задач в жизни. Первое – стать на радио руководящим работником, создавать свои программы. Такой я был радиофанатик. Ничего с собой не мог поделать. Второй моей мечтой было – переиграть в Казани со всеми лучшими музыкантами города. И я переиграл. Обе мечты исполнились. Теперь у меня третья мечта – вытащить всех рок-музыкантов, тряхнуть их. Чтобы они не считали, что они «сдохли», что они действительно «сбитые летчики». Они вышли к залу – и вдруг заиграли. Некоторые гитары 15 лет в руки не брали. И мне хотелось, чтобы с нами играли ребята, которым сейчас по 19 лет. Всех связать – одному 60, другому 40, третьему 30 лет, другому 19, а один пришел в 17 лет. Хотел выстроить связь поколений. Надо любить это дело. Все замешано на любви. И еще дар божий – музыка и стихи. Как мне Макаревич рассказывал, они играли в архитектурном институте на танцах и заменили советский микрофон на американский, стали свои песни петь. «Вдруг видим, зал встал, все стоят парами, не танцуют, смотрят на нас. Вместо «бу-бу-бу» из наших микрофонов вдруг все наши слова стали понятными, и люди стали слушать». Он сказал: мы, в сущности, обыкновенная московская группа, но мы очень удачно использовали умение создавать стихи. В отличие от других прекрасных московских команд, которые пели, но стихосложением не владели. Макаревич был здесь талант. Я тоже нахожу удовольствие в аромате неожиданных метафор, неожиданных рифм.
     – Вы должны тогда быть тонким ценителем поэзии. Кто ваш любимый поэт?
     – Мне нравятся поэты Серебряного века. Клюева и Есенина не очень люблю, это мне легче сказать, кто не совсем нравится. В школе открыл для себя другого Маяковского, который меня «убивал» своей лирикой. Так, как он писал, писать невозможно. «Облако в штанах», «Флейта». Люди, подстреленные любовью, очень чувствуют лирику Маяковского. Я очень люблю Горького. Если хочешь обалдеть от языка, нужно идти к Гоголю. Гоголь черт знает что делает со словами, жонглирует. Сейчас поэта Леннона открывают заново. Потому что его переводили у нас неправильно, не так трактовали. Я сравниваю подстрочники Леннона и потом переведенные стихи и вижу – получается глупость. Средненькая такая поэзия. Я не верю людям, которые имеют любимых поэтов. Им скучно жить. Потому что я всегда кого-то открываю заново. «Beatles» очень любили Евтушенко. Леннону и Маккартни однажды подарили книжку стихов Евтушенко, и им понравилось. Они встретились с Евтушенко и сказали ему, что считают его одним из самых оригинальных современных поэтов. Я не люблю словесную эквилибристику, «аттракцион».
     – Сколько в Казани рок-музыкантов, которые вам интересны?
     – В нашем миллионом городе, если убрать пласт татарской эстрады, которые в основном не казанцы, примерно тысяча человек серьезно увлечены рок-музыкой. Это в каждом миллионом городе так. Сейчас эта тысяча не собрана. Но я не верю в рок-клубы, хоть убейте. Обычно рок-клубы подтаскивались кэгэбэшниками, чтобы ребята там себя все показали. Ко мне приходили и говорили: давайте, Вячеслав, создадим казанский рок-клуб. Но он ничего не дает. В сущности, должен быть продюсер, который организует концерты. Саша Кормаков песни «литовал», прошел все это дело. Из этой тысячи примерно 300 человек те, кто играет, примерно 700 – те, кто слушает. Несколько страшно то, что и эти 300, и эти 700 разделены по своим сектам. Эти 10 человек – в эту команду, эти 10 – в другую команду. Поэтому я делаю большой фестиваль, чтобы люди разных поколений, любители разных групп приходили, перемешивались. Мой товарищ Борис Мазин помню, все говорил: сочиняют люди, играют, но из-за инерции провинциализма побеждает какой-то другой интерес в конечном итоге. Приходят люди с большим запросом, а получается опять «кавер». Вот для чего я сейчас организую фестивали.
     – Я вам скажу, такое было впечатление на концерте, что люди выползли из своих нор.
     – Выползли с удовольствием, все помолодели, глаза горят. Не от того, что выпили, многие и не пили, на машинах приехали. А от того, что все остались прежними. Мы все понимали, что прежние, я такой же юный в душе, только тело изменилось. Но это все вышло наружу, никто тебя не ругает, что ты какой седой стал или кривой. Но я, конечно, люблю четкое подчинение. Короля играет свита, если свита не играет короля, то король не король, он голый. Люди, конечно, сопротивляются, они всегда сопротивляются, но потом благодарны. Вот Леннон был лидер, всю группу тащил, во всех альбомах это чувствуется. Как только он захотел уйти, все развалилось. Кроме стилистики, правильной игры, для меня важны и тексты. Каверы играть – зачем мне это надо? Вот группа «Веретено» всю жизнь играла каверы. Успешно, профессионально. Потом в 90-е разные казанские группы пытались что-то сделать, была свобода. Но сегодня рынок требует каверов. Возвращаясь в начало разговора, прабабка у меня после разорения все-таки перед революцией начала капитал восстанавливать, пароход купила. Она никогда не сдавалась. Дед по матери, коммунист с 1919 года, был репрессирован, сидел в расстрельной тюрьме. Его выпустили, он пошел в обком партии. Ему говорят, мы восстановим вас в партии с 1938 года, он говорит – я с 1919, с ними не согласился и бросил им обратно партбилет в лицо. Человек был одаренный. Дед по отцу погиб на фронте, капитаном.
     – Вы как дед бунтуете. Он партбилет бросил, а вы идете против течения, не хотите подчиняться коммерческим требованиям.
     – Кроме музыки я читать люблю. Улицкую сейчас читаю. Пелевин мне не близок, с его языком какая-то заморочка есть. Как-то наигранно он это делает. Булгаков, я читал его не потому, что он шикарно написал, а потому, что это был прорыв. Платонов показался мне каким-то самопридуманным, неестественным. Мне кажется, что ему не дали сделать того, что он хотел, он не раскрылся. Но здесь должна работать критика, критика нужна писателю, артисту, музыканту. Я хочу больше критики дать на своем рок-интернет-портале. Но сам боюсь этого дела. Как говорил Бендер: «Обидеть художника может каждый».

     Беседовал
Рашит АХМЕТОВ.


Комментарии (1)
Аркадич , 07.06.2017 в 14:04

Интервью безусловно интересное , по крайней мере Лопатин всегда умел быть объеденяющей силой Казанских рок-музыкантов , Успехов тебе Слава !