6 января 2018 г. независимая общественно-политическая газета
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    
       

Лопатин (ч.2)

8 марта 2014 года
Лопатин (ч.2)

      Мы продолжаем интервью с заслуженным деятелем культуры Республики Татарстан, известным музыкантом, одним из организаторов казанского рок-фестиваля «Звуки нашего времени» Вячеславом Лопатиным. Кстати, мэр Казани Ильсур Метшин сообщил нашей газете, что в Казани будет возобновлен международный рок-фестиваль «Сотворение мира», который считался лучшим рок-фестивалем в России и собирал на площади Тысячелетия Казани до 200 тысяч зрителей. На этот фестиваль Дмитрий Медведев обещал выделять по миллиону долларов со стороны правительства России. Фестиваль был приостановлен в связи с проведением Универсиады в Казани, на площади Тысячелетия Казани строили подземную стоянку. Но уж если в Казани будет Иннополис, то фестиваль уровня «Сотворения мира» должен быть.
     Уместно было бы в Год культуры в России возобновить его проведение. Тем более что фестиваль объединял на своей сцене, казалось бы, несоединимое – палестинских и израильских рок-музыкантов, азербайджанских и армянских, иранских и американских, индийских и мусульманских, турецких, украинских, польских, литовских, казахских, монгольских, грузинских и абхазских и др. Мир действительно зримо объединялся через культуру, фестиваль нес идеи гуманизма и противодействия агрессии, фестиваль был принципиально антивоенным и антиэкстремистским. Фестиваль давал надежду. Планировалось выступление Пола Маккартни на фестивале, он очень хотел посетить Казань и познакомиться с татарской культурой, с татарской музыкой. Фестиваль особое внимание уделял этническому року благодаря великолепному вкусу организаторов – Александра Чепарухина и Андрея Макаревича. И, конечно, хотелось бы, чтобы на фестивале вместе сыграли бы на рояле Путин и Обама и вместе спели бы кантри и русские народные песни, и даже татарскую народную песню.
     Ильсур Метшин сообщил, что в Казань должен прилететь Чепарухин и возобновления фестиваля с нетерпением ожидает Андрей Макаревич. Возможно, интересные мировые музыканты не смогут выступить в Казани в этом году, слишком мало времени осталось, у них графики расписаны на годы вперед. Но вот повторить концерт, посвященный истории казанского рока за 30 лет, который организовал Вячеслав Лопатин в декабре на сцене Молодежного центра, летом вполне возможно. Пригласить талантливые группы из соседних городов. Организовать концерт «живого рока». Это будет лучший ответ религиозным фанатикам, которых что-то много стало вылупляться среди молодежи ввиду вакуума живых идей и унылой депрессии. Мэр Казани уже выступал на сцене «Пирамиды» с гитарой в руках в рамках одного из фестивалей «Звуки нашего времени». Универсиада не кончилась.
     – Вячеслав Юрьевич, какую группу или, как их именовали, вокально-инструментальный ансамбль, считали тогда лучшей в Казани?
     – Лучшей по вокалу, по красивым аранжировкам считали «Сюрприз». Это было странное сочетание «Чикаго» и «Песняров». Они очень здорово «снимали» произведения с каких-нибудь «Поющих гитар». Их вызвали в Москву, и они записали программу на радио «Маяк». Они вышли в эфир СССР, и никто не понял, что это был казанский «Сюрприз». Сейчас, кстати, в Казани новая тенденция – группы играют кавер. Берется все что угодно. Саша Носков играет тяжеленькое кантри, например, «Криденс». На собственно казанскую оригинальную музыку рынка сбыта нет. Он не сформировался. Но примерно тысяча фанатов рок-музыки в Казани есть, и часто это продвинутые люди, состоявшиеся. Я так скажу, многие наши «сбитые летчики» даже и не понимают, что они «сбитые летчики». Они играют каверы и шикарно себя чувствуют, мы такая группа! Но нужно находить свое. Даже «Дип перпл» играли сначала каверы. Но они затем пошли дальше. У нас все остановилось, многие стали играть уже просто точные копии. Джо Кокер вносит свое в известные песни. Он поет известную битловскую песню «With a little help…» медленно.
     – Но точные копии – это просто подделки?
     – Это ресторанный путь. Я его прошел, и это очень обманный путь. Группа сможет существовать, ездить по клубам, по ресторанам. И что? Отдать жизнь, чтобы эти пьяные люди еще раз услышали знакомые песни? Я сейчас открываю сайт, а что мне туда от наших казанских групп ставить? Они один в один все «сняли», но оригинал-то лучше. Зачем людям в плохой записи потреблять вторичный продукт?
     – Почему же в Казани нет групп, играющих свое интересное, непохожее, талантливое? Казань – громадный оригинальный студенческий мир, музыкальный мир, консерватория, университет – где все эти таланты?
     – Ответ простой, по-моему. Грибы растут на питательной среде. Должна быть грибница. Вроде она есть в Казани. У нас в группе «Звуки времени» играл, например, Леня Финкер из рахлинского оркестра. Сейчас великолепные инструменты, у многих ребят в Казани прекрасная техника исполнения. Сколько сейчас школ в Интернете. Но вот Джордж Харрисон не так виртуозно играл. И Маккартни с ним ругался по этому поводу. Но много виртуозно играющих музыкантов кануло в Лету. И мало кто их помнит, а вот Харрисона помнят. Он остался в истории со своей мелодичностью. А наши команды играют каверы. И даже наша казанская группа «Большой куш» на фестивале каверов в Лондоне заняла первое место, но об этом никто не знает. Приехали туда европейские составы, американские, а казанцы сыграли и заняли первое место. Они из «Джокер клуба». Но каверами они сужают свой горизонт. Ведь и «Битлз» могли всю жизнь проторчать в каверне всю жизнь и там состариться. Но были фирмы пластинок, было радио. В Казани это не получается, у нас востребованная татарская эстрада, у которой свой рынок. У русскоязычной части и татарской роковой части нет своей радиостанции, для станций они неформат. Татарский рок – неформат, а русский рок неизбежно будет хуже записан, чем в Москве. Поэтому все уезжают в Москву. Я на своем сайте хочу собрать все казанские группы, которые, может быть, уже «умерли», но они должны звучать, они должны звучать. И люди должны их вспоминать, свою молодость, свою жизнь, своих друзей. Не надо сдаваться, не надо становиться кабацкими группами. Нужно себе сказать честно: мы не битлы. Я пел и на 5, на 10 тысяч человек, эти залы нас восторженно принимали. Мы играли с Ринатом Ибрагимовым, и он давал нам петь и по пять номеров. Он великолепный профессионал, мы и расстались с ним, он понимал, что мы иногда его отодвигаем. Киев, Харьков, в Свердловск мы приехали со своей программой. Там серьезный зритель. Там тогда живьем «Наутилус» пел, Настя Полева. В Нижнекамске нас слушали: «Ну че, давай». В Свердловске послушали две наши первые песни и начали аплодировать. Оценили. Но даже если бы мы уехали со своей группой в Свердловск, мы там не проросли бы, у нас нет там почвы.
     – В тот же Ленинград могли выехать.
     – В Ленинград ездили «Волжане». Очень успешно. Творческий процесс, конечно, невозможно остановить. Должна быть смелость не играть эти каверы и не идти в рестораны.
     – То есть как Земфира петь в подземных переходах Уфы?
     – Земфира в 16 лет пела в подземных переходах. В 36 лет уже трудно там петь. Кстати, в подземных переходах иногда играют хорошие музыканты. В Москве на Арбате часто сидят очень классные гитаристы. И Бенсона играют. С конца 70-х годов я полюбил радио. Очень завидовал тогда ребятам-бородавочникам, которые самостоятельно выходили в эфир с альбомами «Битлз», «Лед Зепеллин». Их ловили милиционеры, глушили кагэбешники. Отец у меня на Баумана делал пластинки, людей записывали, Робертино Лоретти продавали. Я стал радиожурналистом. Отец был переводчиком с  татарского на русский. Человек, который хочет играть музыку, и человек, который хочет играть свою музыку, – это разные люди. Я в лучших ресторанах Казани отработал лет пять. Писал диссертацию на тему, связанную с религией и музыкой. Влияние музыки на сознание верующих. Музыка православная. Не дописал. Тогда многие приходили к вере.
     – Ну вот, все у вас «не дописал». Так и не решились выскочить из каверны?
     – Я ушел на радио и организовывал «Радио Пассаж». Человек ищет себя, сочиняет, но у него должна быть своя «железная» вторая жизнь. Для меня это была работа на радио.
     – Крепкий тыл?
     – Какой тыл? Я получал тогда 3 рубля за передачу.
     – То есть вы были склеенным из двух половинок, были, как кентавр.
     – Кентаврами были все. Все придумывали свой вечерний мир. Одни писали фантастические романы на запрещенные темы, другие рок-музыку. А днем были инженерами, учителями и врачами. Это прошли все. Нормально. Просто нужно себе сказать: это хобби или это твоя жизнь. Почему в Казани группы не стали «Наутилусами»? Московский «Наутилус», кстати, пропал, его нет. Здесь не возник этот бульон, где все варится. Пельмени не сварились, они все утонули. Все утонули. Сейчас начинается вторая волна этого дела. Спрашиваешь: как вы? – Ну, мы каверы играем в кафе. Москва была другой за счет квартирников. Саша Кормаков это отлично знает. Москва и Питер были города, где можно было жить своими песнями, не каверами в ресторанах. В Казани авторской музыки практически не было. Здесь кроме группы «Звуки времени» в 70-е годы не было авторских команд. И нас долбали за то, что мы свои песни играем. Это периферия, провинциализм.

     Беседовал
Рашит АХМЕТОВ.
     (Продолжение следует.)


Комментарии (1)
Алёна , 14.04.2017 в 23:47

Здравствуйте,где я ещё могу найти информацию о группе Сюрприз?