4 декабря 2017 г. независимая общественно-политическая газета
Главная Культура и искусство Клиника Расческова
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
       

Клиника Расческова

24 декабря 2016 года
Клиника Расческова

     Распирающая боль в глазу, возникшая неожиданно, испугала. Мое искреннее желание уйти с поверхности Земли раньше, чем ослепну, понятно без дополнительных разъяснений. Напомню, что 83% окружающего мира воспринимает зрение. С годами сенсорная адаптация неизбежно снижается, и зрение становится подменой многих ощущений, которые остаются в памяти. Мои сведения по заболеванию глаз усугубили мой страх - повышение внутриглазного давления и на коротком сроке может привести к слепоте.
     Что делать?! Страх заставил отойти от существующих норм деликатности. Глубокой ночью я звоню окулисту высокого уровня Татьяне Маратовне Бушмановой. Я не знал, что Татьяна Маратовна длительно больна и мой ночной звонок принес ей беспокойство! Ее совет - незамедлительно обратиться к дежурному офтальмологу на улице Бутлерова.
     Рекомендованы также необходимые лекарства. Решил потерпеть до утра. Утром выясняю адреса офтальмологических клиник. Среди их перечня встречается знакомое имя Александра Расческова, и мне очевидно, куда следует обратиться, так как я давно знаю этого незаурядного специалиста. Знаю также его отца, в прошлом известного офтальмолога, и в данном случае можно говорить о династии офтальмологов. Когда-то Сашу Расческова рекомендовала упомянутая ранее Татьяна Маратовна. В то время они вместе работали в клинике на улице Бутлерова.
     Саша - высокий парень спортивного сложения, в модных по тем временам джинсах и доброжелательностью на красивом мужественном лице.
     Сейчас я еду по киселю талого снега и гололеду в клинику, созданную Александром Юрьевичем Расческовым. Со мной моя старшая дочь, без которой мне трудно обойтись.
     Отъехавшая полость ворот пропускает машину во двор, прямо к крыльцу клиники. Клиника на первом этаже. Крыльцо широкое, нескользкое, с низкими ступенями. Для плоховидящего или даже слепого оно преодолимо.
     Вся моя долгая профессиональная жизнь связана с больничными учреждениями. Я адаптирован к  обшарпанности стен, колченогой мебели, недостаточности современного оборудования, не говоря о больничных запахах, заставляющих вспомнить Шекспира: «А тело пахнет так, как пахнет тело, а не фиалки нежный лепесток».
     В клинике Расческова светло. Создается впечатление, что совсем недавно ее покинули евроремонтники и мебельщики. Но прежде всего самое благоприятное впечатление от молодых девушек, принимающих больных, первыми вступающих в контакт с пациентами. Это не разъяренные «Манюни», заряженные на крикливость, не терпящие порой сбивчивых объяснений пациента.
     Меня встретила привлекательная девушка по имени Василиса, такая же светлая, как ее безукоризненно белый халатик. Другая, не менее привлекательная, напомнившая почему-то смуглого чертенка, - Альбина. Все формальные сведения, касающиеся меня, с помощью компьютера были зафиксированы достаточно быстро.
     - Присаживайтесь в кресло. Через несколько минут вас пригласят на диагностическое обследование.
     И действительно, вскоре я оказался перед различными, самыми современными аппаратами, позволяющими получить исчерпывающие сведения о глазах пациента. Я не буду затрагивать разнообразную информацию, полученную компетентными специалистами, вежливыми и терпеливыми. После проведенного обследования и необходимого отдыха в удобном кресле мы встретились с врачом клиники - Олегом Игоревичем Добронравовым. Олег Игоревич поначалу не знал, что бородатый старик - также врач. Я был рядовым пациентом, встретившим очень вежливое и внимательное отношение. Затем «передан» деловой и немногословной Азалие Азатовне Усмановой, серьезному, вдумчивому профессионалу. Казалось, она «застегнута на все пуговки». Еще в моей консультации приняла участие Ксения Алексеевна Маянская, совершенно очаровательная девушка. Мои зрачки, расширенные медикаментозно, раскрылись дополнительно от ее привлекательности.
     Все это время Расческов работал в операционной. К концу моего многочасового визита операции закончились, и Александр Юрьевич решил проконсультировать меня. Ему сообщили, что в клинику явился старик Агафонов.
     С нашей последней встречи прошли годы. Сейчас передо мной был не молодой спортсмен, напоминающий волейбольного закоперщика, а фундаментальный, матерый мужик. Слово «мужик» следует понимать в сугубо позитивном смысле. Отношение к окружающим, к коллегам по работе, а также к пациентам должно быть ровным, деловым, доброжелательным, без неуместного подобострастия. Эти качества являются характеристическими особенностями личности, и если их нет, то прочтение Карнеги и других знатоков социальных взаимоотношений не изменит сущность личности. Быть простым, а не подделываться под это - дарование судьбы, дано не каждому. Что касается Расческова, то это позитивное качество не обошло его стороной. Из разговора с ним мне стало ясно, что в районах Татарстана существуют своеобразные филиалы данной клиники.
     Я жил и работал в прошедшем веке, когда медицина была бесплатной. Врач, взявший материальную компенсацию от пациента, не обязательно деньгами, подвергался не только порицанию, но и уголовной ответственности.
     Работая в Агрызе, начал делать обрезание (отсечение крайней плоти) в условиях хирургического отделения. В настоящее время в Казани, в клинической больнице №12, ее главный врач Сафин выделил специальную палату для краткой госпитализации мальчишек, перенесших обрезание. Я был знаком и ранее с этим толковым студентом и называл его приват-доцентом. Он, по-моему, не обижался. Разразился скандал, и начальник медицинской службы Казанской железной дороги, пригласив меня на «ковер», обещал лишить партбилета. Услышав, что я беспартийный, резюмировал: «Это многое объясняет в вашем поведении!». С удовольствием вспоминаю, как в дни отъезда из Агрыза, где я часто и подолгу работал, в мое купе неостановимо проникали старушки в плисовых полупальто и славные старики. Пищевые дары были разнообразны. Вяленый гусь очень вкусен. Соленые помидоры, один вид которых вызывает повышенное слюноотделение, и всяческая иная снедь в изобильном количестве. Часть даров я оставлял в медкомнате казанского вокзала, другая часть, разделенная надвое, с помощью моего друга Рифката Богданова доставлялась по нашим адресам. И деньги не обходили мой карман. Много денег, скрученных в виде колес, запихали в карманы моего плаща муромские цыгане за операцию их цыганскому барону. Не опереточному, а вполне реальному. До операции по поводу запущенной кишечной непроходимости меня предупредили: если барон помрет, меня зарежут. В другом случае попытался вернуть увесистый конверт после армрестлинга с хозяином конверта и услышал его сентенцию: «Мы не только берем, но и щедро даем».
     Так что говорить о моей безгрешности не приходится! Никаких подношений со стороны пациента! На ученом совете всерьез обсуждался вопрос, как быть с цветами, если они были принесены в вазе и не дай бог из хрусталя!
     Бесплатная медицина необходима. А в стране с бедным населением тем более. Нужна ли платная медицина и частные клиники? Безусловно, нужны!
     Что же лежит в основе этой необходимой своеобразной конкуренции, точнее, взаимодополнения? Прежде всего квалификация медицинского персонала: от ведущего хирурга до санитарки - правильнее, нянечки. Наличие современного и эффективного оборудования и, разумеется, здания, в котором располагаются медицинские учреждения. Даже самому богатому государству непосильна бесплатная медицина. Мои оценки основываются на собственных наблюдениях, накопившихся за долгую жизнь (спасибо нашей медицине).
     Мастерство – главная составляющая в работе хирурга. Наука и искусство, дополняющие характеристику профессии, вторичны.
     С операционного стола уходили больные, узнавшие, что их будет оперировать профессор, приехавший в Казань из Горького, а не ординатор хирургического отделения железнодорожной больницы. Возмущенный профессор считал, что больных подговаривают. Последовали комиссии, проверяющие результаты работы хирургического отделения и персонально каждого хирурга. В результате профессору была закрыта дорога в торакальное отделение. Это спасло многие жизни!
     В конце сороковых зарплату профессорам сделали, пожалуй, самой высокой в СССР. Без участия «кровавого» Сталина не обошлось. Но Сталин был умным человеком, и здесь нет разночтений.
     Девяностые годы. Выплачиваем за строительство кооперативной квартиры. Зарплата профессора и моей жены – начмеда поликлиники не покрывает семейных расходов. Три года вынужден совмещать работу заведующего кафедрой с работой таксиста. Заработок хороший, особенно вечером и ночью. Отмечены частые нападения на «бомбил». Некоторые с печальным исходом. Судьба миловала. Кооператив выплачен.
     Сложные ситуации были. О них я опубликовал пару рассказов. К другим методам обогащения не прибегал, заведуя, без преувеличения, самой труднопроходимой для нерадивых студентов кафедрой общей хирургии с топографической анатомией. Существовала байка: «Сдал «топочку» - можно жениться».
     Зауэрбрух, главный хирург немецкой армии, писал: «СССР выиграл войну за счет раненых, из которых 72,3% возвращены в строй». В этом усматривали две причины: максимальное приближение врачей к линии фронта и существование в русских медицинских вузах кафедр, готовящих врачей с хирургическими навыками. Таковой является кафедра оперативной хирургии с топографической анатомией.
     Высококвалифицированный врач, хороший организатор, успешный начмед. О нем можно сказать: «Врач от Бога». Переходит в участковые врачи, так как участковым врачам прибавили зарплату. Поликлиника от подобной рокировки не выиграла.
     И вновь клиника мастера. Я верю Расческову, верю его команде единомышленников. Они хотят и умеют работать.
     Мне было приятно, что узнали и вспомнили старого преподавателя и сделают все, чтоб задержать наступление Темноты.

     А.А. АГАФОНОВ,
профессор.


Комментарии (0)