3 октября 2017 г. независимая общественно-политическая газета
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930   
       

Картина кровью

7 июня 2012 года
Картина кровью

     К 50-й годовщине расстрела мирной демонстрации в Новочеркасске НТВ показало фильм Глеба Пьяных "Пуля дура". Сделан он в присущей этому телеведущему надрывно-клиповой манере, превращающей народную трагедию в голливудский "ужастик" с назойливым показом трупов и крови. "Пуля дура" – это не фильм-расследование, а скорее беспорядочный набор отрывков из других фильмов, где предпринималась попытка расследовать события 1 – 2 июня 1962 года. О том, что именно происходило тогда в Новочеркасске, из фильма Пьяных получить адекватное представление невозможно, хотя в нем присутствуют участники и очевидцы.
      Кто-то вслед за свидетельницей, оговорившейся, что рабочие возмутились из-за "повышения расценок", возможно, подумает, что новочеркассцы просто с жиру бесились и взбунтовались после того, как им повысили зарплату. На самом деле все было ровно наоборот. Одновременно с повышением с 1 июня цен на продовольствие на 25 – 30% рабочим ряда новочеркасских заводов на треть увеличили норму выработки, что, естественно, должно было привести к снижению зарплаты.
      Основной пафос фильма – смотрите, какой плохой была советская власть даже при относительно либеральном Хрущеве, как она безжалостно расстреливала свой народ, вышедший на мирную демонстрацию, да еще с портретами Ленина и под красными знаменами. По сравнению с этим поведение нынешней российской полиции по отношению к демонстрациям протеста должно смотреться вообще образцом гуманизма. Ведь не стреляют же! По крайней мере пока.
      С рядом предположений автора фильма можно согласиться. Так, Пьяных обоснованно ставит под сомнение официальные цифры жертв – 26 убитых, из которых 24 были опознаны. В фильме приведены свидетельства о многочисленных пропавших без вести в те дни в Новочеркасске, в том числе о детях, которых никто так и не искал, о тайных захоронениях трупов расстрелянных в окрестных оврагах, о том, что на раненых не заводили документов в местных больницах, и неизвестно, сколько из них умерло (официальное число раненых – 87 – также может быть занижено). С учетом этого реальное число погибших могло на несколько десятков превысить официальную цифру, но слухи о сотнях погибших были значительным преувеличением.
      Также Пьяных приводит убедительные свидетельства того, что огонь по толпе, кроме солдат, вели также с крыш переодетые снайперы и пулеметчики из КГБ и спецназа и что жертвами расстрела стали не только взрослые, но и дети. В фильме хорошо показана ущербность повторного следствия, проведенного в 1992 – 1994 годах. Его в фильме представляет бывший военный прокурор генерал Юрий Баграев. Следствие тогда удовлетворилось официальными цифрами убитых и раненых, не расследовало роль КГБ, хотя глава КГБ в 1962 году Владимир Семичастный в фильме признается, что был в те дни в Новочеркасске. Вероятно, он и командовал таинственными снайперами.
      Следствие также не стало выяснять, кто и какие именно приказы отдавал и выполнял, ограничившись возбуждением уголовного дела против Никиты Хрущева, Фрола Козлова, Анастаса Микояна и еще нескольких членов Президиума ЦК. И тут же прекратило дело за смертью подозреваемых. Против Семичастного, который тогда был еще жив, дела никто не возбуждал. Автор фильма прав, когда указывает, что главная вина лежит на Хрущеве, без санкции которого никто бы не рискнул расстреливать безоружную толпу. Замечу, что Никите Сергеевичу не впервой было стрелять в мирных граждан. Так, 1 апреля 1941 года толпа крестьян из Глыбокского района Черновицкой области (Северной Буковины), которых советская власть за неполный год успела основательно достать, попыталась уйти в боярскую Румынию, но с санкции Хрущева, тогдашнего хозяина Украины, была расстреляна советскими пограничниками, которые убили и ранили около 50 человек. Когда Хрущев доложил о происшествии Сталину, тот его мягко упрекнул: "Стрелять в людей, конечно, можно, но стрельба не главный метод нашей работы". Хрущев упрек принял и, став лидером страны, по возможности обходился без массовых расстрелов демонстрантов, но иногда отступал от этого правила, как, например, в Новочеркасске в 1962 году или в Тбилиси в 1956 году.
      Но Глеб Пьяных совершенно не прав, когда возлагает, среди прочих, ответственность за новочеркасский расстрел на заместителя командующего Северо-Кавказским военным округом генерала Матвея Шапошникова. Он-то как раз отказался стрелять в людей и давить их своими танками, а в дальнейшем пытался донести до общественности правду о новочеркасских событиях, за что поплатился преждевременной отставкой и исключением из КПСС. От суда по обвинению в антисоветской деятельности строптивого генерала спасло только то, что он был Героем Советского Союза. Между тем среди военных непосредственную ответственность за гибель людей в Новочеркасске несет тогдашний командующий СКВО, дважды Герой Советского Союза генерал Исса Плиев, который приказал своим подчиненным применять оружие, несомненно, согласовав свои действия с министром обороны маршалом Родионом Малиновским, который, в свою очередь, наверняка действовал по указанию Хрущева. Всего через месяц после новочеркасской трагедии Хрущев по рекомендации Малиновского назначил Плиева командующим советским экспедиционным корпусом на Кубе, в состав которого входили и ракеты с ядерными боеголовками. Очевидно, Хрущев не сомневался, что Плиев без колебаний применит ядерное оружие против Америки, раз он без колебаний стрелял в собственный народ.
      В фильме всячески подчеркивается, что Новочеркасск – столица Войска Донского, а восстание связывают с вольнолюбивым духом казачества. Только вот к 1962 году казаков в Новочеркасске осталось очень мало. Тут и расказачивание в Гражданскую войну, и коллективизация, и Вторая мировая война, в ходе которой значительная часть казаков ушла с немцами, а потом, будучи возвращена союзниками Сталину, оказалась в Сибири, далеко от родных мест. После новочеркасских событий были расстреляны по не подлежащему обжалованию приговору Верховного суда РСФСР семь человек: уроженец села Софинка Балаковского района Саратовской области Александр Зайцев, уроженец города Николаева Борис Мокроусов, уроженец села Девисы Переяслав-Хмельницкого района Киевской области Андрей Коркач, уроженец села Борки Тербунского района Курской области Сергей Сотников, уроженец города Бахчисарая в Крыму Михаил Кузнецов, уроженец деревни Абалаково Енисейского района Красноярского края Владимир Черепанов и уроженец станицы Фастовецкой Тихорецкого района Краснодарского края Владимир Шуваев. Из семи казненных казаком мог быть один Шуваев, да и то кубанским, а не донским. Среди других семи подсудимых, которых судили вместе с ними, но приговорили к различным срокам заключения, уроженцами Ростовской области были лишь четверо, но ни один из них не был уроженцем Новочеркасска. В этом городе преобладали приезжие со всех уголков СССР. Многие из них имели судимость и оседали в Новочеркасске потому, что им было запрещено проживать в областных центрах. Такой состав населения, возможно, способствовал тому, что в ответ на повышение цен в городе вспыхнуло стихийное восстание.
      В заключение отмечу, что многие документы из архивов КГБ, посвященные Новочеркасскому восстанию, до сих пор не рассекречены. Их обнародование, публикация могли бы пролить новый свет на те трагические события, уточнить число жертв, цели восставших и процесс принятия решения о расстреле демонстрантов.
 

Борис СОКОЛОВ.
(Grani.ru.)


Комментарии (0)