4 декабря 2017 г. независимая общественно-политическая газета
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
       

КАИ, ДБР, МЦ

11 января 2017 года
КАИ, ДБР, МЦ

     В 1968 году, имея за плечами без малого двадцать три года жизни и семь лет трудовой деятельности, я вплотную подошел к осознанию необходимости поступать в вуз. Идти решил в КАИ. Но не по доброй воле или давней мечте, а скорее от безысходности. Потому что рухнули мои мечты о поступлении в Одесское высшее инженерно-морское училище. Рухнули под напором сплоченной команды в составе тещи, молодой жены и моей мамы. Они дружно и вполне резонно полагали, что моя учеба в Одессе не послужит укреплению молодой семьи, а мама просто устала от моих странствий. Так я оказался студентом КАИ, и моя дальнейшая судьба оказалась связана с Казанью, которую я тоже не очень-то любил. Но все изменилось очень круто, когда я погрузился в студенческую жизнь. Институт оказался не просто вузом, а целой планетой, жизнь в которой полностью изменила меня и мое восприятие окружающего мира. Более того, так уж случилось, что после окончания я остался здесь и работать. И теперь институт стал открываться мне как бы изнутри.
     Управляли вузом в то время два совершенно замечательных человека: Рашид Шакирович Нигматуллин, ректор, и Форель Закирович Тинчурин, секретарь парткома. Один большой ученый и дипломат, другой очень мудрый человек. Про Тинчурина говорили, что он на несколько метров сквозь землю видит. Были, конечно, и другие. Например, проректор по науке блестящий ученый Марат Бариевич Вахитов, а на факультетах и кафедрах работали такие маститые корифеи науки, как Юрий Георгиевич Одиноков и еще многие, чьи имена известны далеко за пределами института. Но я о другом, а именно о том, что составляло вторую и не менее важную сторону институтской жизни. Студенты, преподаватели, ученые были тогда единым сообществом, единой ассоциацией, если не семьей. И над всеми, от мала до велика, от уборщицы до ректора, как Божий свет над землей, витал дух КАИ. «Знай, что встретился ты с другом, с братом со своим, если встретил человека со значком КАИ…» - это слова из песни. И это вам не нынешние «Айн, цвай, полицай…», а гимн авиационного института. Валера Боков, тогда студент, а ныне солидный, уважаемый человек, его написал. Лучше о каевском духе и не скажешь.
     В те годы была традиция в студенческой среде города: каждый год в апреле в институтах проводились фестивали «Студенческая весна». Это было знаковое событие года, ажиотаж среди желающих попасть на концерты неимоверный. Фестивали в КАИ были самыми веселыми и интересными. СТЭМ, вокально-инструментальные ансамбли «Свей» (Володя Дятчин), «Зеркало» (Коля Локай) имели толпы поклонников. Организаторами фестивалей были вузовские комитеты комсомола и студклубы. В КАИ это была маленькая каморка со входом с лестничного пролета между первым и вторым этажами. Именно здесь и сходились все нити управления студенческой самодеятельностью. А главным дирижером этого процесса был удивительный человек Владимир Аркадьевич Чуркин. У него были два помощника: Александр Васильевич Торлупа и Кузьмич. Один музыкант-хоровик от бога, а другой просто завхоз, который заведовал реквизитом и инструментами. Я понимаю, конечно, что в истории института главнее всего его научные достижения, высокий уровень профессорско-преподавательского состава и высококлассные выпускники, но я глубоко уверен, что и Володя Чуркин внес не меньший вклад в создание духа КАИ, чем знаменитые профессора. И я уверен, что именно он одним из первых узнал и поддержал идею Игоря об организации клуба любителей джаза.
     А теперь позвольте представить и самого инициатора: Игорь Григорьевич Зисер, молодой ученый факультета двигателестроения. С малого детства поклонник джазового искусства, во взрослой жизни обаятельный тридцатилетний парень с усами, спокойный, умный и очень рассудительный. Именно он и стал духовным отцом и практическим организатором клуба любителей джаза «ДБР-клуб». Расшифровка простая: джаз, блюз, рок-клуб. Хочу напомнить: на дворе эпоха застоя, середина семидесятых. Еще не забыта сентенция «Сегодня ты играешь джаз, а завтра родину продашь». И вот этот совершенно не конфликтный человек пошел «на абордаж» закостенелой, железобетонной системы и «пробил» ее. Студенты, молодые ученые и профессора получили возможность знакомиться с красотой и многообразием обожаемого им искусства. Чего это ему стоило и как все-таки удалось пробить бронированные стены системы развитого социализма, я не знаю. Осмелюсь предположить, что в этом ему помогла сама атмосфера института, тот самый дух КАИ. Так это или иначе, гадать не будем. Он победил.
     И вот первое заседание клуба. Зал рекреации на втором этаже первого здания КАИ полон гостей. Пришли не только каисты, но и горожане. Все чинно ждут, когда откроют двери в актовый зал. Среди гостей много незнакомых молодых лиц явно не из КАИ. По всем признакам это люди творческих профессий, скорее всего ученые из других вузов и многочисленных научно-исследовательских институтов города, музыканты, художники, студенты. Мероприятие, кстати, бесплатное. Зрители пришли по пригласительным билетам, которые распространялись студенческим клубом КАИ. И вот двери открываются, все рассаживаются по местам. Обстановка скромная: ни тебе оркестра, ни тяжелого занавеса, все на виду. Задником служит белый «киношный» экран для показа слайдов, на сцене стол с проигрывателем, микрофон, усилитель, по краям сцены звуковые колонки. За столом Игорь и за прозрачной крышкой «вертушки» виднеется молодой человек в наушниках. Действо начинается. Ровным голосом Игорь приветствует собравшихся, поздравляет с открытием клуба и объявляет тему вечера. Звучат первые аккорды. Я не помню сейчас, какой конкретно была тема в этот первый вечер, в памяти осталось лишь впечатление от услышанного и увиденного.
     Первое, что поразило, это великолепное качество звучания музыки. Сейчас трудно объяснить молодому поколению, как звучала в те времена западная музыка на растянутых коротких волнах радиоприемника «Спидола». Как по вечерам люди приникали к ним, чтобы послушать музыку вместе с Севой Новгородцевым - «город Лондон, Би-Би-Си». Сквозь треск и шум глушилок можно было услышать лишь отдельные обрывки музыки. А купить у фарцовщиков западный диск стоимостью в месячную зарплату инженера мог позволить себе далеко не каждый. И отдельно об аппаратуре. На казанском заводе «Элекон» к тому времени наладили производство великолепной системы для воспроизведения грампластинок. Злые языки говорили, что наши ее просто «слизали» с английской. Но это обстоятельство никого не смущало, и люди ее охотно покупали. Если были деньги, конечно. Стоила она тоже не дешево. А здесь, на заседаниях клуба, люди могли наслаждаться музыкой, воспроизводимой на этой технике и с этих пластинок, совершенно бесплатно. Но это лишь часть дела. Куда больший интерес был заложен в комментариях ведущего. На практике это всегда был серьезный анализ творчества группы или солиста. Зрителю, слушателю приводились сведения, которые можно было почерпнуть лишь в специализированных западных изданиях, и это поражало не менее, чем сам музыкальный материал. Можно с полной уверенностью утверждать, что Игорь Зисер со своими соратниками организовал ликбез для новичков и одновременно высшие курсы для специалистов. Как ему это удавалось? Мне трудно ответить на этот вопрос. Причина, скорее всего, кроется в самом Игоре и его окружении. Напомню, его старший брат Олег, музыкант и активный участник СТЭМа (студенческий театр эстрадных миниатюр) КАИ. То есть один из носителей того духа КАИ, о котором я говорил выше. Да и сам Игорь - плоть от плоти каист. А если учесть, что и отец братьев - крупный авиационный инженер, то все становится на свои места. Но не только это. В успехе ДБР-клуба немалую роль сыграли и энтузиасты, как уже упомянутый выше Чуркин Володя, а также, например, Андрей Сухой, Володя Грицких и еще много, много других молодых ребят.
     В 1976 году в Казани открыли Молодежный центр (там сейчас банк «Ак Барс»). МЦ сразу стал настоящим центром культурной жизни казанской молодежи. Заместителем директора по культуре назначили каиста Сергея Константиновича Овсянникова. Таким образом, и новый культурный очаг оказался «пораженным бациллой» духа КАИ. А если при этом еще учесть, что во главе обкома комсомола тогда были тоже каисты: Шамиль Рахимович Агеев - первый секретарь и Валерий Анатольевич Герасимов - второй, то легко себе представить атмосферу МЦ как своеобразный филиал КАИ. Конечно, Игорь Зисер и его команда перенесли свою деятельность в гораздо более приспособленный для этого Молодежный центр. И правильно сделали. Аудитория клуба стала шире и разнообразнее. Ведь деятельность МЦ не стала ограничиваться только клубом ДБР. Любители самодеятельной песни, коих в Казани оказалось великое множество, организовали КСП - клуб самодеятельной песни. А кинолюбители организовались в свой клуб любителей кино. Жизнь в МЦ закипела. В Казань запросто стали приезжать самые разные знаменитости: Владимир Высоцкий, Андрей Тарковский, Жанна Бичевская. А однажды в фойе основного здания МЦ организовали первую и самую полную выставку картин художника Константина Васильева. Именно знакомство с его творчеством так впечатлило спецкора газеты «Социалистическая индустрия» Альберта Валентинова, что он растрезвонил о нем по всей Москве. Кстати, Валентинов приехал в Казань специально, чтобы написать статью о студенческой науке в КАИ. Материал об этом потом занял целую полосу в газете. Воистину на КАИ иногда сходился клином белый свет.
     В 1977 году до нашего города дошло супермодное явление: танцы под «музыкальные консервы» - дискотека. Естественно, первые дискотеки начали «жить» в Молодежном центре. Вначале это происходило в фойе концертного зала, а затем в специализированном помещении. Появились и первые диск-жокеи: Володя Кульков и Миша Каневский. И вот здесь очень пригодился опыт и творческий капитал ДБР-клуба. Его костяк стал своеобразным питомником диск-жокеев, которые вскоре стали проходить даже тарификацию как артисты разговорного жанра. И все это способствовало тому, что Казань долгое время по этой части была впереди других регионов. Но я считаю, что именно дискотеки и ускорили угасание клуба ДБР. Заседания стали проводиться все реже и реже. Многие активисты перешли в разряд диск-жокеев, многие закончили учебу и разъехались. А тут еще пресловутые «Бони М», без которых «не пью, не ем», со своим мясистым диско оттянули часть молодежи на себя. В концертном зале МЦ стал царствовать клуб самодеятельной песни да любители кино. Наступила пора их расцвета. В КСП очень сплоченный и верный своему стилю зритель и слушатель, люди охотно ходили на концерты как заезжих, так и наших местных бардов. Например, Владимир Муравьев всегда собирал полный зал. О любителях кино и говорить не приходится, там всегда аншлаг. Интересно, что недавно, будучи в США, я совершенно случайно узнал: во многих штатах, особенно восточных, до сих пор существуют местные клубы КСП. Ежегодно они проводят даже фестивали.
     Ныне МЦ нет, канул в Лету. Говорят, какой-то большой господин решил, что банк нужнее городу, чем центр, где молодежь занимается черт знает чем. К сожалению, в жизни, как в песне Владимира Семеновича: «жираф большой, ему видней». Клуб ДБР остался лишь в памяти тех, кому сейчас за тридцать - сорок лет. Но Игорь не потерялся на этом фоне, не сдался. Он остался верен джазу и даже вышел на новый уровень. «Перекресток», так он назвал свою программу на телевидении, которая также пользовалась успехом у зрителей. Я не знаю, где Игорь сейчас и чем он занимается, но уверен, своей любви к джазу не изменил. По-другому, я полагаю, он просто не может. Ведь за прошедшие годы своим подвижничеством он приобщил к своему любимому искусству многих и многих, и даже не одно поколение.
     Современная Казань - город мирового значения. Здесь развит спорт, и одновременно это культурный центр с неповторимым спектром разнообразных традиций. Но это еще и джазовый город, куда охотно едут с концертами звезды мировой величины. Едут, потому что здесь есть грамотный и благодарный зритель. И это заслуга Игоря, его клуба ДБР и, если хотите, духа КАИ.       

     Юрий ШМЕЛЕВ.

     От редакции: Игорь Зисер крестился, принял православие и стал художественным руководителем фестиваля «Музыка веры».

     На снимке: Игорь Зисер.


Комментарии (9)
Guest, 11.01.2017 в 16:16

стать ВЫКРЕСТОМ у нас выгоднее
еще с царских времён.
не оплошал зисер!

Guest, 12.01.2017 в 01:39

В стране свобода совести.Это добровольный выбор человека.Апосиолы были евреи и Богоматерь тоже.

Guest, 12.01.2017 в 01:40

Апостолы были евреи, нужно читать.

Guest, 12.01.2017 в 12:46

милый мой!
апостолы-страдали преимущественно,
а вот в расейскай инперии
выкресту зелёный свет издавна.
ЛЬГОТЫ,словом.

Guest, 12.01.2017 в 14:59

И Христос (Иса) был еврей. И ислам пошел от евреев.
И вся цивилизация создана евреями разной национальности (русскими евреями, немецкими евреями и т.д.). И евреям нужно везде давать дорогу, если надо, хотя бы путем перехода в христианскую веру. Что и делали во многих странах.

Guest, 12.01.2017 в 21:43

и так уж везде даём дорогу...
только они всю дорогу на уошингтон смотрят,
сколько ни корми.

Guest, 17.01.2017 в 10:10

Кормить лучше надо...

русский, 18.01.2017 в 07:09

Игорь Зисер талантливый и очень умный человек. Но для вас, господа комментаторы, он прежде всего еврей. А вы, в таком случае, просто недалекие и ущербные люди, неспособные к оценке человека по делам его. Именно о таких говорил когда то потомок арапа А.С.Пушкин: Толпа радуется унижению высокого, слабостям могущего. При открытии всякой мерзости она в восхищении: "Он мал, как мы, он мерзок, как мы!" Врете, подлецы: он и мал и мерзок_ не так, как вы – иначе.
Посмотрите на себя и оцените способны ли вы сделать что то подобное, что сделал Игорь в те времена.
Нет, вы способны только лаять из подворотни, да визжать от природной ненависти,увидев достойного
человека.

Guest, 22.01.2017 в 10:59

Антисемитизм - это прежде всего русская черта, недаром во все европейские языки вошло русское слово POGROM. Кстати, в определенном смысле погромом является и уничтожение русским империализмом системы татарского национального образования. При этом русские нацисты не забывают приглашать татар к антисемитизму и ненавидеть евреев, таких же жертв русского империализма, как и татары.