17 июня 2017 г. независимая общественно-политическая газета
Главная Культура и искусство Игра с монстриками
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  
       

Игра с монстриками

10 января 2013 года
Игра с монстриками

     Театр им. Камала специально к Новому году представил необычную, интересную премьеру, спектакль по пьесе Ильгиза Зайниева «Игры с монстриками». Режиссер-постановщик – Радик Бариев, заслуженный артист Татарстана. Спектакль анонсирован, как подростково-молодежный, и он действительно адресован молодежи, насыщен яркими красками и фантастикой, фэнтези, по сюжету это именно игра, схожая с компьютерной, которую придумал главный герой юноша Шамиль (Ришат Ахмадуллин). 
      Он с другом Рустамом (прекрасный актер Раиль Шамсуаров, сразу вспоминается его роль слуги в спектакле «В ожидании Годо») и девушка Лейла (Айгуль Миннуллина) попадают в лес, где из занавески за сценой выпирают угрожающие лица из другого измерения. Силы из другого измерения похищают Лейлу, и герои отправляются на ее спасение. Похитившие Лейлу персонажи характеризуются как «темные силы» – сразу вспоминается «Варшавянка»: «Темные силы нас злобно гнетут…» Шамиль и Рустам встречаются в заколдованном лесу с игрушкой, которую придумал Шамиль, обаятельным шарообразным монстриком Малявкой (Лейсан Рахимова). Герои освобождают после непродолжительного боя Короля (Фанис Зиганша) и Королеву (Миляуша Шайхетдинова) ромашек, побеждают прыгающего длинного Шурале (Алмаз Гараев), пытающегося защекотать Шамиля. Король и Королева ромашек оказываются инфантильными жеманными пародиями на «эмо». «Темные силы» шествуют по лесу с огромным телевизором на паланкине, в телевизоре запрятана плененная грациозно изгибающаяся Лейла. По сцене бегут извивы разноцветных ярких неоновых трубок, настоящие неоновые джунгли. Спектакль представляет технотронную сказку, но почему-то в нем нет айпадов и мобильников, мало используется слэнг блоггеров и фанатов компьютерных игр.
      Увидев монстрика из современных сказок, в сравнение я невольно вспомнил увлекательную детскую философскую сказку «Максим в стране приключений» диссидента Юрия Самсонова, полузапрещенную, которую печатал журнал «Пионер» в начале 60-х годов. Там герои Максим, Еловая шишка, Карлик Буль-Буль и жители Города Удивительных Чудес боролись против летучих пузырей. Подумал, если бы ее экранизировать на современный лад, это был бы блокбастер намного круче «Гарри Поттера». Но и у Радика Бариева получилось очень живо, образно, эпатажно ярко, зрелищно, это попытка поставить клиповое шоу, стилистика спектакля «электронная», виртуальная, а вот манера игры актеров еще не оторвалась от стандартных рамок псевдоакадемической стилистики реализма. Игра актеров хорошая, но в ней не хватает «чудинки», экспромта, задора молодости и маловато юмора, самоиронии. Из-за этого возникает ощущение переходного типа спектакля, эклектичного смешения сказки, реалистической драмы, театра абсурда. Я сходил на премьеру вместе с сыном Русланом, студентом, и он сказал так: «Нужно было делать два разных спектакля, для детей и для взрослых. Мог бы получиться отличный татарский хоррор, что еще не было на сцене Камаловского театра. А так, произошло смешение, и спектакль словно завис, не выбрав себе целевую аудиторию».
      Происходит в спектакле и столкновение со старой ведьмой (Олег Фазылзянов) и ее пауками. Костюмы в спектакле прекрасны, пауки устрашающи, оформление сцены талантливо и ощущаются художественные поиски, находки и споры – в этом несомненна заслуга художника Сергея Скоморохова. Иногда кажется, что действие происходит в современном ночном клубе, таков сюрреализм оформления. Интересную идею о том, что ночной клуб и есть царство темных сил, можно было бы и усилить. Но в целом художник постарался, чего стоят только великолепные костюмы Короля ромашек и Шурале, очаровательных Русалок, которых передвигают по сцене в сетках, и мохнатых пауков. Необходимо положительно отметить пластику и хореографию спектакля Наили Фаткуллиной и музыкальное оформление спектакля композитора Радика Салимова. Возможно, Радику Бариеву нужно попытаться поставить на сцене ироничный современный татарский мюзикл, судьбы татарских певцов так драматичны.
      Шамиль пытается переплыть реку и встречает очаровательную Русалку (Нафиса Хайруллина), которой говорит, что она очень красива, и завоевывает ее сердце. Русалка ему не верит, но задумывается. Мать Русалка (Гульчечек Гайфетдинова) тоже не верит человеческим мужчинам и пытается расправиться с Шамилем, но дочь его спасает. Здесь романтичный Шамиль оказывается на высоте, его взаимоотношения с трепетными Русалками смотрятся гораздо интереснее, чем взаимоотношения с умозрительной технотронной Лейлой. В общем, «оставайся, мальчик, с нами, будешь нашим королем…» Но хороший мальчик с Русалками, естественно, не остается, рвется к любимой Лейле.
      Рустам и Монстрик пытаются бороться с Королем Темных сил (Минвали Габдуллин), огромным светящимся роботом-трансформером и проигрывают. Король Темных сил хочет жениться на Лейле. Полный крах у героев, они должны навсегда остаться в плену у темных сил. Здесь Шамиль находит нетривиальный выход. Так как он автор этой игры, все это плод его воображения, он решает броситься на меч Короля Темных сил, как самурай, и тогда игра закончится ценой его гибели. Экзотический выход вполне современен, я умру, и темное царство разрушится ценой моей гибели, я принесу себя в жертву, и мои друзья будут спасены. Шамиль не борется с Королем Темных сил, наоборот, он с помощью лести просит передать ему меч, якобы чтобы помочь Королю темных сил расправиться с Рустамом и Малявкой. Шамиль как бы проявляет военную хитрость, переходит на сторону Короля Темных сил, и эта сцена не совсем в духе героической сказки, здесь больше хитрости Кота в сапогах. Но тогда если бы Шамиль случайно погиб в реке, переправляясь, то он тоже победил бы? Конец неожиданный, скомканный, нелогичный и где-то за гранью здравого смысла. У Радика Бариева явно прослеживаются некоторые ассоциации модного Гаспара Ноэ, тот же «Вход в пустоту», направление определяют как психоделическую мелодраму, у Радика Бариева это психоделическая сказка. Не зря некоторые молодые московские критики расценили спектакль, как «легкий наркоманский кайф».
      В конце спектакля Шамиля оживляют инфантильные «эмо» Король и Королева ромашек, кругом расцветают ромашки. В общем, ромашка – цветок трепетной юной любви. Это вам не розы богатых синьоров-помидоров. Спектакль свежий, неожиданный, Радик Бареев открыл новые грани экспериментальной камаловской сцены, новые возможности, это претензии на авангард, спектакль «новой волны» свободолюбивой камаловской молодежи. Молодежь явно полна амбициозных планов, пока движется ощупью, но главное, ищет, не успокаивается, и чувствуется, может пойти гораздо дальше старшего поколения, над которым столько лет издевалась цензура. С Новым годом!
 

Рашит АХМЕТОВ.


Комментарии (0)