4 декабря 2017 г. независимая общественно-политическая газета
Главная Культура и искусство Гумер Усманов о "моментах истины"
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
       

Гумер Усманов о "моментах истины"

29 августа 2016 года
Гумер Усманов о "моментах истины"

     Издательство «Хэтер» выпустило мою книгу «Секретарь ЦК Г.И. Усманов. Жизнь и «моменты истины». В ней рассказывается о судьбе человека, начавшем в 1950 г. после окончания техникума трудовой путь преподавателем и действующим комбайнером Усадской школы механизации сельского хозяйства, избранного затем секретарем Высокогорского райкома комсомола. А завершившем его в 1990 г. в должности секретаря ЦК КПСС и заместителя М.С. Горбачева в Российском Бюро ЦК КПСС. Между этими датами: преподавание в родном техникуме, руководство Чистопольским горкомом КПСС, Набережночелнинским производственным колхозно-совхозным управлением, Буинским райкомом партии, Советом министров ТАССР и Татарским обкомом КПСС. Такого уникального послужного списка, как у Гумера Исмагиловича Усманова, не было ни у одного из руководителей Татарстана советской эпохи: 40 лет служения республике, в том числе почти четверть века «первым лицом» в ее высшем государственном и партийном органе.
     Вскоре после избрания секретарем ЦК КПСС 20 сентября 1989 г. Усманов оказался в эпицентре драматических событий, предшествовавших «геополитической катастрофе» конца ХХ века – ликвидации КПСС и СССР. В июне 1990 г. последовал неожиданный для многих «добровольный», а точнее, демонстративно-протестный уход из ЦК КПСС в знак несогласия с готовящейся «тандемом» Горбачев – Ельцин ликвидации партии и советского государства и возвращение в Казань. В последующие 25 лет жизни – почти полное забвение его как политического деятеля. Конечно, с учетом прежних заслуг перед республикой ему оказывались протокольные знаки внимания и уважения: приглашение на правительственные торжественные мероприятия по знаменательным датам, награждение в связи с юбилеями. Он был весьма обрадован приглашением в 2012 г. участвовать в фильме о выдающемся советском партийно–государственном деятеле, первом секретаре Татарского ОК КПСС С.Д. Игнатьеве и впервые за многие годы вновь появился на телевизионном экране. В 2002 г., по случаю 70-летия, опубликовали обширное интервью Усманова в официозном журнале «Татарстан», в котором он охарактеризовал Горбачева и Ельцина как людей, фактически «работавших» в интересах США. Опровержений со стороны либеральных кругов как в Казани, так и в Москве не последовало. Но все это, конечно, не могло заменить активного участия в политической жизни еще полному энергией человеку, являвшемуся лидером в течение многих лет. В отличие от своего бывшего патрона Ф.А. Табеева и ряда других соратников и политических сверстников он не смог или не захотел участвовать в различных коммерческих проектах и структурах, бурно расплодившихся в условиях реанимированного капитализма, именуемого теперь «рыночная экономика». До сих пор для меня остается загадкой его «постцековская» невостребованность, которая, конечно, негативно сказывалась на душевном состоянии. Однако жалоб на то, что кто-то ему мешает, не слышал. Очевидно, это все же был сознательный выбор модели поведения, как и у отдельных его сверстников, не захотевших или не сумевших вписаться в новые политические и экономические реалии. Прав был он или нет, не мне судить. В последние годы жизни Г.И. Усманов стал охотнее общаться с ветеранами, в частности с чистопольским землячеством в Казани. Заметным событием в его жизни стало и приглашение заместителя премьер-министра, министра сельского хозяйства и продовольствия РТ М.Г. Ахметова побывать в Чистополе на торжественном открытии его мемориальной доски на здании техникума, который он окончил в 1950 г., и встреча с коллективом «альма матер». Он подарил Чистополю отеческий дом, там сейчас размещена детская художественная школа. Поступок, скажем так, неординарный.
     И к ряду других его поступков и действий вполне можно применить слова «первым» или «впервые». В этом очерке уточнены некоторые сюжеты книги и добавлены новые эпизоды жизни Г.И. Усманова, не вошедшие в нее или упомянутые вкратце. Недавно обнаружил в своем архиве несколько листков, в которых записаны мои вопросы Г.И. Усманову и его краткие ответы, датированные   2011 – 2012 гг. когда писал книгу о С.Д. Игнатьеве и по отдельным сюжетам ее советовался с ним. Во время обсуждения содержания книги он сказал: «В его политической биографии были и светлые, и темные страницы, но первых все же намного больше. Не забудь отметить и написанную им уникальную книгу афоризмов с комментариями и указанием источников, настоящий научный труд самого высокого уровня». Эта оценка личности Игнатьева частично использована в названии книги, равно как и сюжет о полученной им от Игнатьева книге, которую он подарил мне. Приведу некоторые ответы на вопросы как связанные с темой книги, так и выходящие за ее пределы. Усманов впервые познакомился с Игнатьевым в Чистополе, где работал лектором горкома КПСС. Его сопровждал сын, кандидат исторических наук, желавший посмотреть этот старинный город на Каме, с которым связаны многие интересные события и личности как дореволюционного прошлого, так и советской эпохи. В годы Великой Отечественной войны там жили и творили видные советские писатели. Местные краеведы организовали ему экскурсию по Чистополю и его окрестностям, в которой участвовал и Усманов. Посетили и село, названное в честь погибшего там в июне 1922 г. в авиакатастрофе ответственного (первого) секретаря Татарского обкома А.П. Галактионова. На вопрос о визите советских «губернаторов» в США в 1974 г. ответил так: «В 1973 г. по приглашению А.Н. Косыгина, согласованному с Л.И. Брежневым, СССР посетила группа американских губернаторов 9 штатов, и это был ответный визит. Причем именно губернаторов, то есть руководителей Советов министров республик и облисполкомов. Он назвал и фамилии пяти председателей совминов республик и троих председателей облисполкомов, входивших в делегацию кроме него. В СССР фактически «первыми лицами» были секретари ЦК компартий союзных республик, крайкомов и обкомов, но в Политбюро решили продемонстрировать приоритет государственной власти. Тем более что Генсек КПСС Л.И. Брежнев собирался возглавить Президиум Верховного Совета СССР, то есть стать легитимным главой государства, имеющим право вести переговоры и подписывать от его имени международные соглашения. Очевидно, «визит советских губернаторов» был одним из этапов своеобразного «пиара» государственной власти. Хотя американцы прекрасно знали «ху из ху» в советской политической структуре и что все важнейшие решения принимались Политбюро в центре и партийными руководителями на местах. Но протокол был соблюден, ответный визит нанесли именно «губернаторы», а не секретари. Можно назвать и другие эпизоды его деятельности, в которых он являлся «пионером»: Усманов был первым татарином, ставшим секретарем ЦК КПСС, и первым из татар, встречавшихся с президентом США. Как уже сказано, его включили в состав делегации «советских губернаторов», причем он был единственным представителем автономной республики. Советские «губернаторы» в сопровождении заместителя госсекретаря США и журналистов посетили ряд штатов, встречались там со своими коллегами по должности. Поездка довольно широко освещалась в печати, а информация о встрече президента Р. Никсона с двумя губернаторами и ее снимок опубликовали в главной газете правительства США «Вашингтон пост». Вот как это произошло: в конце пребывания делегации президент США Ричард Никсон неожиданно пригласил на встречу в Белом доме, не предусмотренную протоколом визита, двух «губернаторов»: А.П. Ляшко, предсовмина Украины, и Г.И. Усманова. По его рассказу, во время встречи, длившейся около часа, Никсон в основном беседовал с ним. Усманов ответил на ряд вопросов президента, который вначале спросил у своего референта, где находится Татария и кто ее населяет, и вдруг обрадованно воскликнул: «Знаю, знаю, это КамАЗ!». Усманов попытался ответить и на вопрос Никсона о разделении штатов в СССР (так он называл республики) на союзные и автономные с различными и порой несопоставимыми правами. Сказав, что у них все штаты, независимо от экономического потенциала, числа жителей, этнических и религиозных особенностей населения, имеют равные юридические права и могут даже обжаловать действия правительства в Верховном суде США. Воспользовавшись репликой Никсона о КамАЗе, Усманов как бы мельком сказал, что американские фирмы поставляют туда хорошее оборудование, но могли бы делать это быстрее. Никсон после слов Усманова дал какое-то поручение помощнику, и тот записал его в блокнот. Впрочем, эта встреча состоялась накануне «Уотергейта», стоившего ему президентского кресла, и вряд ли Никсон смог помочь КамАЗу. Да и к некоторым другим действиям и поступкам Г.И. Усманова можно применить, как уже сказано, слова «впервые» или «первым». Так, он первым из региональных лидеров высказался в 1988 г. на Х1Х Всесоюзной партийной конференции по поводу выступления Б.Н. Ельцина, в конце которого тот попросил о партийной реабилитации. До этого он был снят с поста первого секретаря Московского ГК КПСС, выведен из состава Политбюро и направлен на работу по специальности в Госстрой СССР. Усманов, сказав, что с отдельными положениями выступления Ельцина, касающимися экономики, можно согласиться, по поводу его просьбы о реабилитации заявил: «Ельцин своими действиями и поступками не работает на авторитет партии и нашей страны, направо – налево раздает различным иностранным агентствам свои интервью. Его печатают – он работает на свой авторитет. Поэтому от имени нашей делегации я не поддерживаю просьбу о его политической реабилитации…» Критика, как видим, была весьма умеренной и не касалась служебной деятельности Ельцина в прошлом. Особенно по сравнению с  выступлениями Е.К. Лигачева, секретаря Пролетарского райкома Москвы И.С. Лукина и директора московского «Станкостроительного завода» имени Серго Орджоникидзе Н.С. Чикирева. Москвичи обвиняли Ельцина, в диктаторских замашках, напоминающих методы 37 года, в сочетании с дешевым популизмом. Особенно впечатляющим было заявление Чикирева, что Ельцин толкнул на самоубийство секретаря Киевского РК КПСС Москвы, выбросившегося из окна своей квартиры на 8 этаже, случившегося после грубой и разносной речи Ельцина и несправедливого объявления ему «строгого выговора» на заседании бюро Московского ГК КПСС. Как писал потом Ельцин: «Оба они «старательно выливали на меня грязь». В сенсационной книге «Исповедь на заданную тему», дважды изданной в конце 1990 и начале 1991 г. в Москве и Свердловске, он подробно описал атмосферу, в которой проходила конференция. Жестко оценил выступления Лигачева и других «партократов» и буквально в духе шекспировских трагедий рассказал о своих страданиях и душевной боли, причиненной «врагами демократии», чуть было не приведших его к суициду. Однако в числе своих гонителей имя Усманова не упоминал. Тогда любые критические замечания в адрес Б.Н. Ельцина, борца против привилегий партократов, носившего дешевые советские костюмы и ботинки, обещавшего лечиться, как все трудящиеся, в районной поликлинике, и построить светлое настоящее, а не будущее, оценивались общественностью негативно, автор не исключает из этого числа и себя. В Казани даже появились надписи на заборах и парапете моста через Булак с перифразом знаменитых слов Лигачева: «Борис, ты не прав!», звучащих теперь так: «Гумер, ты не прав!». Весьма полезно сейчас перечитать эту книгу Б.Н. Ельцина и сравнить обещания с реальными делами и последствиями его президентства. Не случайно открытие в 2015 г. помпезного «Ельцин–центра» в Екатеринбурге стоимостью 7 миллиардов рублей, на содержание которого будут уходить еще 100 миллионов в год, вызвало негативное отношение очень многих граждан России. Но самым значительным событием в политической биографии Г.И. Усманова «доцековского» периода считаю не его «косметическую», по сравнению с лигачевской, критику Ельцина на конференции, а выступление на сентябрьском пленуме ЦК КПСС 1989 г., утвердившем платформу «Национальная политика партии в современных условиях». К сожалению, оставшейся на бумаге, а ее реализация, возможно, могла бы предотвратить или хотя бы замедлить распад СССР и сделать его более цивилизованным и бесконфликтным.
    Секретарь Татарского обкома Г.И. Усманов в своем выступлении предложил унифицировать названия республик и преобразовать автономные  в союзные. Привел результат социологического опроса населения по этому вопросу, из которого следовала, что почти, около 70 процентов опрошенных, представлявших все основные социальные группы и национальности республики, высказались за получение Татарией статуса союзной республикй. Он  единственный из  выступавших, в  их числе которых  были все секретари ЦК компартий  союзных республик,  и большинства обкомов  автономных республик, ученые и общественные деятели,  подкрепивший  свое предложение,  материалами   исследований организованной обкомом «социологической лаборатории».Тогда, это было внове, он попросил социологов включать в анкеты и вопрос об оценке деятельности обкома, сказав: «Это полезно знать всем нам». Его точку зрения разделял и  секретарь Башкирского обкома Р.Х.Хабибуллин,  заявивший, что проект платформы: « не содержит прорыва из устоявшихся взглядов, сохраняя неприкосновенной иерархическую систему национально – государстенного устройства».

     Б. СУЛТАНБЕКОВ.
     (Продолжение следует.)

     На снимке: Г.И. Усманов рассказывает о встречах
с С.Д. Игнатьевым. Кадр из фильма «23 ступени вверх».
     Режиссер Зуфар Хайруллин.
     2013 г.


Комментарии (1)
Guest, 05.09.2016 в 14:39

мишарский парнишка,в силу жизненных обстоятельств
успевший окончить всего лишь сельхозтехникум,
прошёл путь,который и не снился
сегодняшним ВЕРХНИМ руководителям,
чисто ТРУДОВУЮ КАРЬЕРУ без блата и мошенничества.
его великим трудом,наряду с уже упоминавшимся фикрятом табиевым,впоследствии успешно воспользовались ЛОВКАЧИ.
оптимистическая трагедия...