15 июня 2018 г. независимая общественно-политическая газета
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    
       

Гульзада

22 мая 2013 года
Гульзада

     Гульзада Сафиуллина – яркая, сильная певица с выраженной духовной религиозной составляющей. Ее песни воодушевляют народ, своим творчеством она словно говорит: нет, татарский народ еще не умер. Ее так и не сумела сломить система, она не только выстояла, но все трудные обстоятельства только выковали твердый, непреклонный характер. Это и женщина-воин, и женщина-суфий. Она духовный лидер, борец за правду. Говорят, не о чем снимать татарские фильмы. История жизни Гульзады Сафиуллиной – уже прекрасный фильм. А можно снять фильм и о жизни Гаяза Исхаки.  
      – Вы чувствуете единение с народом? Чувствуете любовь народа?
      – Так хочется петь. Обычно в конце концертов люди торопятся в гардероб получить свои вещи. Ни один человек с моего концерта не уходит до конца выступления. У людей есть желание слушать духовные песни. Но им не дают. Коммерческим певцам нужны только деньги. Им не нужно просвещать народ. Вроде я уже не молодежная певица. Но молодежь принимает меня, сидит, не уходит. Меня всегда приглашают на молодежные форумы, и молодежь просит меня петь еще и еще. Потому что они тоже устали быть послушными овцами. Среди них много размышляющих. Я много думала над этим. Люди, которые занимаются эстрадой, – они же умные люди, все понимают. И пришла к выводу, что они знают, что делают, это все специально делается.
      – Но это же не просвещение народа, а затемнение народа. Это национальное предательство.
      – Делается все осмысленно. Но народ в массе не осознает.
      – Рано или поздно народ осознает.
      – Осознает. Время пройдет, народ поймет и назовет их национальными предателями. На дебилизации, когда эстрада, словно наркотик, применяется, зарабатываются деньги. Тем, кто зарабатывает деньги, плевать на просвещение. Я певица-просветитель. Сама всегда тянула две лямки, выступала на сцене и зарабатывала вне ее. Заработанные деньги направляла на духовное развитие своего народа. Аллах всегда давал мне деньги. Много дохода приносила оперному театру, когда там работала.
      – Вы одно время были очень успешным менеджером на табачной фабрике в Казани.
      – После концертов 1990 года, после Всемирной культурной миссии были выборы в Татарстане. Тогда Ильгиз Бареев, директор табачной фабрики, подошел ко мне и попросил поддержать его кандидатуру на выборах в Госсовет Татарстана. У меня в то время был громадный успех, была тогда сверхпопулярной. Он хотел организовать предвыборную кампанию, выступая на концертах в свою поддержку как кандидата. Обратился в филармонию. Но все испугались, каждый внутри себя провел расчеты, взвесил доводы за и против. Все знали, что он в оппозиции к власти. А я уже тогда была вся на площади Свободы, вся кипела этим. Он ко мне обратился: помоги мне, выступи с концертами в мою поддержку. Он меня долго искал, приехал, я тогда в Мамадышском районе гастролировала. Смотрю, стоит такой мужик в шубе, с широким лицом. Именно мужик. Я спросила его, зачем он идет в депутаты. Мне тогда много раз предлагали самой выдвинуться в Верховный Совет Татарстана, но я отвечала – нет. Он мне отвечает: хочу поменять законы на справедливые. Я подумала и решила – у нас одна дорога. У него округ избирательный был в Актанышском районе. За один день у меня в Актанышском районе все билеты были проданы. Села я в его «Волгу» – там все заднее сидение завалено цветами, гвоздиками. Я спрашиваю: что это? Он отвечает: это тебе цветы. Говорит: если даже я не пройду в депутаты, я прокачусь рядом с тобой, и это для меня даже больше значит, чем быть депутатом. Я это «проглотила», смолчала. Уже была повидавшей женщиной, не молодой певичкой. Со мной уже было нелегко. Пошел первый день нашей встречи, и он мне говорит: я женюсь на тебе. Он по-татарски не говорил, говорил по-русски. Я ему говорю: но раз так, со сцены говори по–русски, а я буду переводить на татарский.
      – То есть хочешь быть моим мужем – говори по-татарски?
      – Я ему тогда отказала, сказала: о замужестве и разговора не может быть. Он в депутаты не прошел. Я в «Шахри Казан» дала в двух номерах по полосе статью «Победа ли это?», и там же мне отвечал его альтернатива – глава Актанышского района. Все полностью честно написала, как проходили выборы. Тогда Халим Абдуллович был редактором газеты «Шахри Казан», она была очень популярной. Меня после этой статьи попросили уйти из оперного театра. Рауфаль Сабирович с большим сожалением меня вызвал и сказал: Гульзада, тебе нужно писать заявлением об уходе. Мне тогда звание оформляли заслуженной артистки Татарстана. Говорю: дайте я звание получу, потом уйду. Рауфаль Сабирович посмотрел на меня и говорит: ты не знаешь, документы твои на звание уже вернули. Попросила его опять мои документы заполнить и дать мне месяц, через месяц я уйду. Он заполнил. Взяла документы, ходила сама по всем инстанциям. Дошла до Шаймиева.
      – Шаймиев, наверное, сразу подписал?
      – Я ему всю свою историю рассказала. Он говорит: не беспокойся, у меня все твои записи есть, мы тебя любим. И он подписал. Он мудрый человек.
      – С самого начала надо было к нему идти. Тогда никаких проблем бы не было.
      – Меня убеждали, что это Шаймиев дал распоряжение уволить меня и звание не давать. А это не он был, а человек из его аппарата. Человек был расстроен, что Ильгиз Бареев против него выдвинулся, а я поддержала Бареева концертами и написала статью в его поддержку. Так из-за Бареева потеряла работу в любимом театре. Столько она мне дала, с таким трудом шла к этому – и потеряла работу. Я бесплатно работала в поддержку Бареева. Ни копейки не просила. Я вообще человек бескорыстный. Он мне говорит: давай создадим малое предприятие, и ты будешь директором малого предприятия при табачной фабрике. В Казани реализацию его продукции «закрыли», ее никуда не пускают. Поехала в Сарапул, Ижевск, по городам Поволжья искать оптовиков. Тогда работали в основном с наличкой. Деньги пошли. Национальное движение просит помощи, мы не отказываем. Ильгиза Бареева тогда избрали баш-назиром национального татарского правительства. Курултаи милли-меджлиса на наши деньги проходили. Много что было, о котором никто не знает, кроме меня. Юбилей Гали Акыша в оперном театре я провела, все расходы, на аренду, артистов, подарки юбиляру, все взяла на себя.
      – Это же история. Это нужно описывать, или канет в лету. Вы героическая женщина. Вы, наверное, лет пять финансировали все татарское национальное движение.
      – Нигде ничего мы не подписывали тогда, все деньги проходили через мои руки. Работа национального татарского движения шла, а откуда шли деньги, никто ничего не знал. К нам шли все время проверки. Меня буквально «трясли». Мне говорят – не отстанут. Нужно было что-то делать. Мы сделали умышленные ошибки, которые устраивали и нас, и тех, кто нас тряс. Заплатили штрафы на несколько миллионов. Газета «Известия Татарстана» в красках описала все наши ошибки. Они писали: заслуженная артистка Республики Татарстан сидит на базаре, торгует сигаретами. Ильгиза уже не проверяли, его счета были уже заморожены, проверяли мое малое предприятие, потому что через него все шло. У него деньги появились, а человек от больших денег сильно меняется. Я уже была его женой, и он мне говорит: оставь малое предприятие и уходи с работы. Сиди дома, а эти деньги все мои. Получилось, что все кругом его, я работала, потеряла любимую работу из-за него, мне была закрыта дорога на радио и телевидение, и теперь я должна все бросить. Я ему сказала: давай по справедливости, половина твоя, половина моя. Я не уйду.
      – Все честно.
      – В общем, с огромным трудом, но себе 25% отстояла. Строила себе студию.
      – А он где сейчас? Что-то его не видно?
      – Он в Казани. Офис у него на другой стороне дома, где моя студия. Еле я его уговорила купить в свое время вторую половину офисных помещений. В него ведь стреляли. Ранили при этом моего брата, он коммерческим директором был на фабрике. Ильгиз – очень жесткий человек, его не пробьешь. Тонкости, гибкости, интуиции у него не было. Он ничего не чувствовал. Все ко мне шли решать проблемы. Чтобы провести через него какую-либо правильную операцию, я месяцами его уговаривала. Потихонечку, потихонечку. Мне с ним очень трудно было.
      – Зачем же вы с ним так долго мучились?
      – А куда мне деваться? Из филармонии я ушла, из оперного театра ушла, а мне петь нужно. У меня все время параллельно шла концертная деятельность. Студия у меня была в Кировском районе.
      – Да вы как Маргарет Тэтчер – железная леди.
      – Родилась бы в Англии, наверное, многого бы добилась. Такую интересную жизнь прожила. Сейчас книгу пишу. На своей студии первой выпустила на 13 кассетах Коран Тафсир (толкование Корана) на татарском языке. Народ впервые получил Тафсир. Рамиль Юнус тогда только приехал из Саудовской Аравии. Я его пригласила в студию и сказала: читай. И мы записали 13 кассет. Сейчас Тафсир на татарском языке у меня на MP3 вышел. Диски Салиха Сайдашева, диски с произведениями крымско-татарских поэтов, древние песни крымских татар, диски для детей, серию, посвященную 1000-летию Казани, в исполнении Айрата Арсланова выпустила в своей студии. И много других дисков музыкальных коллективов, писателей, композиторов, поэтов, певцов. Выпустила 2 пластинки, 7 аудиокассет, 10 cd-дисков, 4 видеоконцерта, которые разошлись мгновенно, много клипов, в фонде телевидения хранятся 8 видеоконцертов. Много что я сделала. Тюрко-татарский фестиваль в Ялте проводила с 1999 г. Помню, в 2010 году на фестиваль денег не было. Министерство культуры дало 100 тысяч рублей, я молюсь Аллаху, чтобы он послал денег на фестиваль. И вдруг на мою старую студию, которую не могла продать уже 10 лет, нашелся покупатель. У него взяла миллион авансом, поехала в Крым и провела там фестиваль. Раздала детям деньги прямо со сцены. Там у крымских татар детские ансамбли по сто детей. У них искусство очень развито, мы очень отстаем по сравнению с крымскими татарами. У меня в репертуаре есть и крымско-татарские песни.
      – Не устали быть независимой? Не тяжело ли это для женщины, тем более для певицы? Счастливы ли вы?
      – Очень счастлива. Я женщина самостоятельная. Счастье в моих детях. В жизни я пережила любовь. Очень сильно любила первого мужа. И всех мужей любила. Я в жизни по любви жила. Четыре года Ильгиз Бареев ходил за мной, только потом я вышла за него. Его тоже любила. Но эта любовь проросла во мне в божественную, вселенскую любовь. Весь мир я люблю, людей, детей, эту песчинку. Любовь для меня все. Это уже божественная любовь. Есть любовь между женщиной и мужчиной – это личная любовь. Она все-таки мелкая, она и плачет, и убивает, и мстит. Это очень тяжелая любовь. У меня совсем другая любовь. Аллах мне ее дал, она у меня с детства такая. Люди удивляются, как это ты развелась с Ильгизом и осталась с ним в друзьях. Он мне звонит, советуется, спрашивает, как делать, встречаемся во дворе. Дом-то общий. Он после меня на молодой женился. Я и это пережила. Все почувствовала, не убегала от этих чувств. Глубоко все пережила. Поэтому очень сильная. Много у меня было завистников. Я и с первой женой Ильгиза в друзьях, и с его молодой женой мы друзья. И его сын мой друг.
      – Люди всегда удивлялись вашему союзу, вы были такие разные, несоизмеримы духовно.
      – Внутри меня есть понимание, что Ильгиз меня променял на деньги. Мы были абсолютно разные. Он меня «загнал», вынудил выйти замуж за него. Каждый день он за мной ухаживал. Мне некуда было идти. И ему я очень благодарна. Потому что и от него многому научилась. Коммерция, экономика, договора – он меня научил. Я благодарю Аллаха, что через него не стала рабом денег. Он стал рабом денег и потерял меня. Сейчас он мне говорит: в моей жизни самая большая потеря – это ты.
      – Он, конечно, понимает, что все его спасение заключено в вас. Собственно говоря, вы и сделали из обычного мужика фигуру.
      – Я его и спасла. Его хотели убить и предупреждали. Я ему сказала, как выходить из ситуации. У меня от отца была деревенская мудрость.
      – Внутреннее беспокойство у вас осталось или ушло?
      – Нет у меня беспокойства. И ненависти нет. И зависти нет. Люблю я его как человека, не как мужчину, он мне родной. Мы с ним словно на войне были, а с кем был на войне, их не предают. Меня приглашали насчет него, а я ведь все знаю. Мы уже развелись, а несколько лет шли проверки. Я никогда в жизни никого не предала, поэтому душа спокойна. Я очень счастлива, нет у меня врагов. Была одна певица, я от нее много бед натерпелась. Моя сверстница. Она ревновала меня к Ильгаму Шакирову, хотела выйти за него замуж. Я ее успокаивала, говорю, он мне не нужен, я смотрела на Ильгама Шакирова, как на Бога, он великий народный певец. Травила меня, травила. Мы встречаемся сейчас на днях рождения Ильгама Шакирова, она сейчас говорит мне: Гульзада, ты прости меня, я сделала тебе столько плохого. Я ей отвечаю: не знаю, о чем ты говоришь. Я, конечно, все знала, ее слухи, сплетни обо мне ранили словно стрелы в сердце. Я убегала от этого всего. Она мне говорит сейчас: не могу уйти с этого света, пока ты меня не простишь. Я ее, конечно, давно уже простила. И нет у меня сейчас врагов.
      – И все-таки ощущаю у вас творческую нереализованность.
      – Чуть-чуть не реализовалась как певица. Но еще могу наверстать.
 

Беседовал Рашит АХМЕТОВ.


Комментарии (11)
Guest, 23.05.2013 в 07:57

Замуж баба хочет, только и всего.

Адиль, 23.05.2013 в 09:08

Замуж все хотят,но мало кто смог сделать то что она сделала.

Guest, 23.05.2013 в 09:49

Мужской шивинизм.

Guest, 23.05.2013 в 10:05

Да это сильная женщина, и много делала и делает - достойна уважения людей.

Guest, 23.05.2013 в 12:26

Уже в третьей газете все по Гульзаду ханум, что больше не про кого писать?

Guest, 23.05.2013 в 12:53

Так вы напишИте, если знаете, про кого.

Guest, 23.05.2013 в 12:54

"Замуж все хотят,но мало кто смог сделать то что она сделала" Адиль, вы как ребёнок! Если бы она встретила того самого мужчину она не стала бы нырять в политику! Сейчас она похоже угомонилась, так прямо и говорит "была повидавшей женщиной, не молодой певичкой" вот и хочет в конце концов МУЖЧИНУ! А впрочем, сюжет обычный.

Адиль, 23.05.2013 в 13:55

Это вы как ребенок.Женщина не поставила деньги во главу угла,она помогала национальному движению татар этими деньгами.А могла бы набить карманы да свалить куда нибудь в Европу.Я много таких знаю.

., 24.05.2013 в 00:29

Cвятая женщина.А национальная движение этот Шаймиев и похерил.Пофигист колхозный.Очень много татар поверили в национальное движение,в суверенитет,жалко их.А Шаймиевы все похерили.Жалко Гульзаду

Guest, 26.05.2013 в 15:37

Что значит женщина - суфий? Если Гульзада ханум мусульманка, то мусульманки на сцене не выступают,тем более с песнями без гаурата. Мусульманки о своих мужьях ничего никому не рассказывают,тем более не выставляют на обсуждение. Мусульманки харамные деньги, заработанные на табаке не возьмут.И вы вовсе не суфий, если уж элементарых правил ахляка не соблюдаете.Вы - татарская певица - артистка

Guest, 27.05.2013 в 00:37

Гульзада, молодец, она многое сделала ,многое повидала и ещё много чего хорошего сделает. Пусть ей сопутствует успех и удача! А болтать все могут ,а дело сделать - дано единицам! Рэхмэт!