3 октября 2017 г. независимая общественно-политическая газета
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Гибридное кино

20 октября 2015 года
Гибридное кино

     В Сочи в воскресенье завершился кинофестиваль «Кинотавр». Победителем стал фильм Анны Меликян «Про любовь». Приз за лучшую режиссуру вручен Алексею Федорченко за картину «Ангелы революции».
     О реальной жизни России из фильмов, показанных на фестивале, не узнать, говорит главный редактор журнала «Искусство кино» Даниил Дондурей, просмотревший в Сочи все конкурсные ленты. 
     – Когда «Кинотавр» открывался, внимание было привлечено к фильму Станислава Говорухина по Сергею Довлатову «Конец прекрасной эпохи». Была некая полемика в социальных сетях, что, мол, Говорухин – авторитет для тех, кто в свое время травил Довлатова, – теперь ставит Довлатова. 
     – Мне кажется, что мы перешли в России в сферу всего гибридного, то есть это гибридные войны, гибридные диалоги, это гибридные люди, гибридные ценности, взгляды и так далее. То есть ты не можешь отличить, например, ближайшего многолетнего друга Высоцкого от человека, который является председателем Народного фронта и председателем ассоциации доверенных лиц президента. Как это в одном и том же человеке все спокойно уживается? У него даже нет никаких здесь зазоров, внутренних трагедийных взаимоотторжений, ничего нет. Он издевается в начале фильма над Хрущевым, все-таки генсек, берет куски знаменитого прихода Хрущева на 30-летие МОСХа, когда тот кричал, именно эту замечательную цитату оставляет Говорухин: «Вы думаете, у нас еще оттепель? У нас еще и заморозков нет, у нас настоящие морозы». Ставит такую мощнейшую ироничную фразу одно из доверенных важнейших лиц системы. Как это все уживается? Где Довлатов, где Говорухин? Фильм никакой, в нем ничего серьезного нет – это одно из достижений советского и последнего времени, это никакое кино, без запаха, без жанра, без всего. Больше причин для обсуждения нет.
     – Какой фильм вам больше всего понравился, ваш личный выбор?
     – Были три талантливых фильма, по-настоящему талантливых. Это в первую очередь для меня Василий Сигарев с фильмом «Страна Оз», это Алексей Федорченко с фильмом «Ангелы революции» и это просто безмерный по таланту, он такой простенький, даже гламурный, даже милый, даже легкий, фильм тотального успеха, когда ты можешь рядом посадить всех не здоровающихся или бросающихся друг в друга камнями лидеров политической жизни в России, бомжей, миллиардеров, богачей, жителей пригородов в один зал, и они будут очень рады – фильм «Про любовь» Анны Меликян. Только благодаря тому, что она очень талантливый человек, смех в зале был все час 45 минут. Есть еще один такой парень, он может соревноваться с Аней Меликян по дару и комедийной мощи, человек под псевдонимом Жора Крыжовников, который показал, может быть, не самую лучшую свою короткометражку, но он сейчас снимает какой-то революционный фильм про караоке, когда впервые в истории кинотеатров люди должны петь во время сеанса вместе с экраном. Это автор фильма «Горько!», помните, такой был чемпион позапрошлого года, тоже такой этножанр. Но «Горько!» всесословный, а у Ани все-таки для среднего класса скорее, то есть для тех, кто знает, что такое пересадка во Франкфурте-на-Майне. Для всех, кто имеет зарубежные паспорта и личные автомашины. За редким исключением нет ни одного фильма о реальной жизни в России.
     – «Кинотавр» поддерживает государство. По сравнению с прежними годами, как-то сказываются на фильмах последние события?
     – Я очень рад, что я здесь был с самого начала, всю эту неделю. Потому что для меня было, может, скорее не открытие, а такое доказательство того, что Володин и Громов (Вячеслав Володин и Алексей Громов, первые заместители руководителя администрации президента. – РС) не только очень успешно поработали в 2014 году с массовой аудиторией Российской Федерации, безмерно успешно, блистательно, я бы сказал, но они смогли и очень аккуратно и тоже превосходно, косвенно, без приказов, через десятки институций, технологий, невидимых способов распределения денег, дружбы одних продюсеров с другими, одних режиссеров с другими – зачистить и авторское пространство. Я посмотрел 17 полнометражных фильмов, то есть абсолютно все, что было показано в рамках официального фестиваля, короткий метр – это 22 фильма. И для меня было важно, что кроме, может, фильма Сигарева (и то достаточно придуманного и специального) и еще за каким-то редким исключением нет ни одного фильма о реальной жизни в Российской Федерации. Здорово! То есть анекдоты, шутки, жанры, иронические подколы, разные старые советские схемы, связанные с тем, что нужно быть хорошим человеком, если девушка бросила ребенка, надо ее найти и узнать, почему она бросила, стиль гуманизма 1970-х и так далее. О реальной нынешней 2015 года жизни Российской Федерации – кроме всевозможных эвфемизмов стилевых, ты видишь эти автомашины, эти улицы, Москва-сити небоскребы, все это ты видишь, все детали видишь – а боли, драм, трагедий, природы происходящего в России нет ни в одном фильме. То есть это вообще асоциальное кино. Когда это не два-три фильма, а 40 и притом эти конкурсные ленты выбраны из 80 картин, и еще три я посмотрел вне конкурса, фильм Бекмамбетова, фильм знаменитого Буслова «Родина», все это разные формы компенсаторных мест, куда режиссеры уходят, объясняя, что они пытаются разобраться в себе и в человеке или найти универсальные ценности, смысловые и психологические для зрителей всех возрастов, поколений и так далее. Может быть, был один фильм, который приглашали в Берлин, «Пионеры-герои», и то через эвфемизм, – о том, что хочется иметь какие-то неприкосновенные идеалы, но когда ты их имеешь, то попадаешь либо в монастырь, либо тебя взрывают террористы, либо еще что-то, добром это тоже не кончается. То есть когда ты имеешь идеалы, добром это тоже не кончается. 
     – В прошлом году все обсуждали фильм «Левиафан», то есть ничего подобного больше российское кино не производит?
     – Нет, не производит, ничего подобного не производит, ни «Дурака», ни «Левиафана». Эти два фильма, мне кажется, – очень серьезное высказывание о принципах, жизнеустройстве, моделях будущего, моделях поведения, о выборе, стоящем перед каждым человеком, имитации, которыми наполнена жизнь в стране. Ничего подобного [теперь нет]. Это какие-то конкретные вещи, связанные либо с личной жизнью, либо с желанием перепродать зрителям что-нибудь похожее на американское кино или восстановить советские идеалы во ВГИКе... Способности чувствовать, я это так немного пафосно называю, вызовы времени, боли времени – нет. В этом смысле это, я думаю, с конца 1950-х первый этап, то есть настоящая культурная перезагрузка в 2014 году произошла – и с помощью телевизора для народа, и с помощью кино, инвестиций и государства как основного игрока на этом рынке – в авторском киноискусстве.

(Радио Свобода.)

На снимке: Даниил Дондурей.

Комментарии (2)
Александр, 04.11.2015 в 11:15

Татары нас, русских, ненавидят. Айдар Халим прямо сказал, что мы нехаляльные, жить с нами недозволено по халялю, и нас надо убивать. К убийствам русских и уничтожению России постоянно призывают все организации татарских национал-сепаратистов. Пора начать убивать татар! Смерть татарам! Если каждый русский объёт по 1 татарину, то татарский вопрос будет решён окончательно!

Александр, 04.11.2015 в 18:36

Изображение
Татары! Утритесь! Русские вышли на Русский марш в Казани в День Русского Народного Единства и показали кто хозяин. Мы, русские - хозяева русской земли - Казани и Казанской области! Татарский язык запретим! Татарстан сделаем областью, русский губернатор! Эх, заживём!