15 июня 2018 г. независимая общественно-политическая газета
Главная Культура и искусство Френсис Скотт Фицджеральд (ч.4)
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    
       

Френсис Скотт Фицджеральд (ч.4)

2 января 2014 года
Френсис Скотт Фицджеральд (ч.4)

     Иное дело с Фицджеральдом. Мне кажется, что он уже сорок лет где-то рядом со мной и часто напоминает о себе. После публикации «Ночь нежна» быстро вышла книга о самом Фицджеральде, написал ее Андрей Горбунов. Летом 1978 года я работал в Доме писателей в Ялте и через две недели увидел его фамилию в списке отдыхающих. Я бросился на поиски, но, оказалось, что он уехал накануне. Жаль, не встретились, у меня к нему было много вопросов, он написал прекрасную книгу, которую я тоже прочитал не раз. Там для меня оказалось много открытий. Потом книги о Фицджеральде стали выходить одна за другой, и в том числе книги зарубежных авторов, знавших его лично. Из французских источников я узнал, что Хемингуэй в Париже, мягко говоря, часто третировал по пьянке моего любимого писателя. Это меня еще больше отдалило от Хема, я воспринял это чуть ли не как личное оскорбление. 
     На каком-то этапе я знал жизнь Фицджеральда лучше, чем жизнь своих родственников. Особенно его любимые места в Париже, Ницце, Антибе, Вильфранш-сюр-мере и вообще места на Лазурном берегу, которые он прославил на весь мир и навсегда.
     Впервые я попал в Париж в 80-м году, но, сами понимаете, ни временем, ни свободой, чтобы пройтись по следам своего кумира, не располагал. Как только открылись границы и появились зарубежные паспорта, я с супругой Ириной, владеющей французским языком и, как и я, влюбленной в творчество Фицджеральда, посетил все излюбленные места кумира не один раз и не только во Франции, но и в Швейцарии, куда Фицджеральд привозил на лечение жену Зельду. 
     Как только появился Интернет, мы разыскали массу новых материалов о нем, фильм «Великий Гэтсби» с молодым Робертом Рэдфордом, фильмы по неоконченному роману «Последний магнат», а совсем недавно нашли новую экранизацию «Великого Гэтсби». Но, честно говоря, тонкая, психологическая проза моего кумира пока не дается кинематографу. Нужны равные по таланту Фицджеральду сценарист и режиссер, но я убежден, что мы еще увидим киношедевры по его нетленным романам.
     Последнюю историю, связанную с именем писателя, иначе, чем мистикой, не назовешь. В этом, 2011 году, в Ницце, в которой мы бываем не только из-за любви к Фицджеральду, но и из-за паломничества к другому кумиру – И.А. Бунину, прожившему почти три десятилетия рядом, в Грассе на вилле «Бельведер», где он получил сообщение о вручении ему Нобелевской премии, история снова столкнула нас с именами Скотта и Зельды.
     На небольшой улице рядом с Английским променадом расположены самые респектабельные магазины и бутики известных Домов моды. Гости, живущие в отелях на набережной, по дороге в старый город и порт никак не могут ее миновать. Ходили годами и мы по ней, и только в этот раз я увидел вывеску магазина, сделанную лет семьдесят назад, – тщательно вырезанные массивные буквы из черного тяжелого гранита, сложившиеся в дорогие нашим сердцам имена «Скотт и Зельда». 
     Столько лет мы проходили рядом и никогда не поднимали глаза чуть выше! Понятно, мы обрадовались, словно встретили старых и добрых друзей. На другой день мы решили зайти и узнать от хозяев историю магазина. Нас ожидало разочарование, владельцами оказались арабы, старый салон они купили недавно и не знали, что означает гранитная вязь букв над массивной дубовой дверью – «Скотт и Зельда». Мы с женой переглянулись, но просвещать их не стали – другие времена, другие кумиры, другая культура. Жаль.
     Внимательный человек может спросить: «Интересен ли Фицджеральд сегодняшнему читателю, влияет ли он на умы новых поколений, оставил ли он след в искусстве?».
     Отвечу издалека. Двадцать лет в России не издают Катаева, Бунина, Трифонова, Айтматова, а они гордость русской литературы ХХ века. Влияют ли они на умы людей ХХI века? Не влияют. По простой причине – их не издают. Хотя названные мною корифеи литературы в сравнении с Фицджеральдом, как ни крути, ни оценивай – социальные писатели, их всех волновало духовное здоровье общества, индивидуума. 
     А Фицджеральд прежде всего – певец эпохи джаза 20-х годов прошлого века, его «Великий Гэтсби» – символ эпохи джаза. Светская хроника Старого и Нового света называла Скотта и Зельду – принцем и принцессой своего поколения. 
     Русская литература задолго до Фицджеральда исчерпала тему «лишнего человека» – вспомните Печорина, Чацкого. Про того и другого, кроме многотомного профессионального литературоведческого анализа, написаны сотни миллионов школьных сочинений – тема не только закрыта, она затоптана. 
     Фицджеральда вряд ли волновало здоровье общества, он и о своем-то не очень заботился, умер в 44 года, Зельда в 30 лет сошла с ума. А ведь они принадлежали к первому поколению «золотой молодежи» по обе стороны океана, прожигавшего жизнь без тормозов, безумно тратя налево и направо полновесные доллары, только-только ставшие вожделенной валютой для всего мира.
     Скотт и Зельда принадлежали к элите элит как Америки, так и Европы, им было тесно на одном континенте, они олицетворяли капитализм в пору его высшего расцвета и богатства. Творчество Фицджеральда – одна из самых ярких страниц американской литературы прошлого века, его современниками были Вулф и Сэндберг, Хемингуэй и Фолкнер, Форест и Драйзер. Благодаря этой выдающейся плеяде американская литература 20 – 30-х годов стала одной из значимых литератур мира.
     Влияет ли Фицджеральд на умы новых поколений? Думаю, что нет. Сегодня, когда пять шестых человечества предпочитают фастфуд и пьют чай и кофе из тяжеленных, толстостенных фаянсовых кружек жутковатого объема, а фаянс в эпоху Фицджеральда изначально предназначался только для сантехники, унитазов и писсуаров – то нужна ли им эстетика утонченного эстета Фрэнсиса Скотта Кея Фицджеральда? Конечно, нет.
     Оставил ли Фицджеральд след в искусстве? Безусловно. На мой взгляд, гораздо более весомый, чем многие его знаменитые современники, с которыми он создал славу американской литературе. Творчество большинства коллег Фицджеральда, их яркие имена свели на нет индустриальное время и резкое изменение общества. 
     Начнем с литературы, в которой он состоялся как писатель мирового значения. Мы, еще оставшиеся читающие потомки, благодарны ему за то, что он создал четкий слепок раннего капитализма, портрет его краткого романтического периода, когда ежедневно не убивали ни партнеров, ни конкурентов, ни кредиторов.

 
 
Рауль МИР-ХАЙДАРОВ.
(Продолжение следует.)

Комментарии (1)
УУСТИК, 02.01.2014 в 17:54

хотя и не читал френсиса...,браво Рауль,браво Редактор!