9 мая 2017 г. независимая общественно-политическая газета
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    
       

Евтушенко

31 июля 2014 года
Евтушенко

     В Театре оперы и балета состоялся творческий вечер Евгения Евтушенко при битком набитом зале и стоящими в ярусах зрителями. 80% составляли женщины, причем в возрасте, пришла интеллигенция (стоимость билетов демократическая – 200 – 300 рублей). Евтушенко был ярок в начале 60-х годов, это символ шестидесятников-антисталинистов (была такая фронда и в «Новом мире», «Юности», и в театре на Таганке, противопоставление Ленина и Сталина, то есть если бы Ленин прожил еще лет 10 – 15, социализм в стране был бы другой, и история СССР иной, все испортил Сталин) – он, может быть, даже более «крутой» символ «народников»-шестидесятников, чем Василий Аксенов (который был «стилягой» и джазменом) или Андрей Вознесенский (который был больше эстетом-авангардистом). Шестидесятничество в принципе было советским левым мелкобуржуазным демократическим движением. Евтушенко сравнивали с Бобом Диланом.
     Евтушенко был более прост, понятен, все у него сводилось к почти черно-белому, «сталинскому» противопоставлению (Сталин на другом полюсе, но как поэт был, наверное, интереснее). Вспыхнул в 1968 году своей отчаянной телеграммой Брежневу против оккупации Чехословакии и отличным стихотворением протеста «Танки идут по Праге» – тогда это были, безусловно, сверхмужественные поступки, за что страна его и любила. 1968 год стал переломным для СССР, это был крах шестидесятничества.
     Стихотворение «Танки идут по Праге» Евтушенко прочитал и на вечере в Казани, вызвав шквал аплодисментов. Это гражданский «некрасовский» поэт – импозантный «буржуазный» Эдуард Трескин так со сцены и представил его автором «бессмертной афористической» строчки «Поэт в России больше, чем поэт…» Но строчка-то сомнительная – Пушкин, Лермонтов, Тютчев, Бунин, Пастернак, Цветаева, Мандельштам, Есенин, Ахматова, Хлебников и др. были в первую очередь поэтами, а не гражданскими трибунами. В других странах – в Германии, Англии, США, Испании, Италии, Китае и т.д. поэты не хуже, чем в России, но странно было бы прочитать: «Поэт в Англии больше, чем поэт…» Понятно, что Шекспир, Данте, Гете, Сервантес, Тукай и др. есть нациеобразующие поэты, даже государствообразующие. Без литературы и сердцевины литературы – поэзии существование государства невозможно. Талантливый поэт в любой стране выражает дух народа, его степень пассионарности.
     При появлении прямого, высокого, ковыляющего с тросточкой 82-летнего «несгибаемого» легендарного поэта, поддерживаемого Эдуардом Трескиным, зал встал в едином порыве. Отдавали дань скорее не Евтушенко, отдавали дань своей юности, своим идеалам «когда сердца для чести живы…», своим несбывшимся надеждам, своей чистоте и наивности, романтической эпохе «оттепели». Евтушенко на вечере так и заявил, что остается сторонником социализма, но «социализма с человеческим лицом», который органично вытекает из христианства и ислама. У него даже есть стихотворение о Библии и Коране, их взаимосвязи. Это свидетельствует, что в голове у поэта «солянка». Отсюда, наверное, и то ощущение поверхностности от творчества, безусловно, крупной личности. Но я бы назвал его приверженцем «эротического социализма».
     Где он, этот мифический евтушенковский «социализм с человеческим лицом»? Если у Дубчека, Чехословакии 1968 года, то это была лишь кратковременная переходная форма от сталинизма к  демократическому обществу рыночной экономики. Социализм не реформируется, это доказал Горбачев. И консервативное политбюро ЦК КПСС нутром сразу поняло, что небольшие реформы, в частности, отмена цензуры и введение элементов рынка сразу делают советский социализм неконкурентоспособным. Компартии в любой европейской стране получают примерно 20% голосов преимущественно малообеспеченных слоев населения. Если взять марксистское определение социализма, то это общество без частной собственности на средства производства, так как именно частная собственность порождает эксплуатацию. С этой точки зрения коллективизация была абсолютно закономерна, это ликвидация частной собственности в деревне. Лозунг «Грабь награбленное» вполне социалистический. Личные автомобили практически не приветствовались, так как они считались средствами производства. Маркс в коммунистическом манифесте провозглашал отмену института брака как формы частной собственности на женщину. Комсомол, созданный Троцким, призывал к свободе любви (то есть Евтушенко был стихийным троцкистом).
     Но оказалось, что когда человек трудится на себя, его производительность труда в среднем в пять раз выше. То есть социализм есть крайне экономически неэффективная система управления. Социализм Достоевский описал в «Бесах». А потом его прогноз подтвердился в сталинском СССР, Китае, Камбодже (где людей миллионами убивали мотыгами), Северной Корее и т.д. Даже на Кубе, с лидером которой Фиделем Кастро Евтушенко очень дружил и тепло вспоминал о нем на вечере в Казани. По оценкам экспертов, на Кубе было репрессировано полмиллиона человек, 2 миллиона эмигрировало, при Батисте на «острове свободы» было 14 тюрем, сейчас 200, средняя зарплата на Кубе – 15 долларов в месяц. Половина сельскохозяйственных земель на Кубе заброшена. Очень почетна профессия проститутки, как среди женщин, так и мужчин.
     Евтушенко – приверженец социализма, но последние 20 лет живет в США (почему не на социалистической Кубе?). Он, конечно, довольно типичный левый «гражданин мира». 70-е годы уже стали годами Солженицына, «Архипелага ГУЛАГа», который камня на камне не оставлял от иллюзий советского социализма. Что было больше в этом программном заявлении Евтушенко о социализме – упрямства, некого желания выделиться, позерства, богемного стремления к эпатажу, расчета на массу? Наверное, поэтому его лирика, по-своему талантливая, имеет привкус некоторой неискренности. Сам Евтушенко не производит впечатление наивного человека, он прагматичен, его вполне американски-коммерческий тур по городам был связан с выходом новой книги из 20 поэм (!).
     На вечере в Казани он в первом отделении целый час читал последнюю «исповедальную» поэму «Дора Франка» (вышла в 2011 году) – как его в 1968 году полюбила фотомодель из Колумбии. Там описывались и Фидель, и «его друг» Габриель Маркес (они ходили с ним на могилу Пастернака), и сын Курта Воннегута красавец Марк Воннегут, вчистую проигравший Евтушенко мужскую борьбу за молодую Дору Франку. Описывалось, как прекрасно, когда самцы дерутся за подругу. Дора Франка в разных положениях, в индейском гамаке и на траве, юная и нагая, восхищенная, лежала перед не менее восхищенным Евтушенко, и поэт славил свою любовь, красоту раскованной ацтекской красавицы, которая была без комплексов советских женщин (у которых, как известно, секса не было), мучился, что в Москве жена Маша с двумя детьми, но которая, он уверен, поймет и простит его, потому что он поэт, а «поэт в России больше, чем поэт», и любовь все спишет. Да, «когда мы были молодыми»… Правда, женился на Маше Евтушенко в 55 лет в 1987 г, тогда при чем здесь 1968 год?
     Поэма была откровенно скучной, надуманной, довольно скоро сшитой, в чистом виде поздний «евтушенизм», поэзией в ней и не пахло, да простит меня мэтр, производила впечатление графоманской. Кто имеет сомнение, может купить себе книгу. Это была рифмованная публицистика 70-х годов, словно отцензурированная внутренним «вросшим» главлитом. Самым удачным был эпиграф колумбийского поэта к поэме «Дора Франка» «Евтушенко – мешок с пулями и поцелуями» (хотя при чем тут пули, никто в Евтушенко никогда не стрелял). Честно говоря, меня сильно рассмешило лицо умного Эдуарда Трескина, который с кислым выражением, будто наевшись лимона, сидел целый час рядом и, наверное, не знал, куда провалиться от стыда. Но «шоу маст гоу он» и Евтушенко решил добиться коммерческого максимума из вечера. А публика аплодировала – «ах обмануть меня не сложно, я сам обманываться рад». Поэма все никак не кончалась, чтец Евтушенко великолепный, но любая прекрасная форма выглядит иронией и карикатурой, при отсутствии содержания. Поэма была явно высосана из пальца. Бедный Эдик, тяжелая ему досталась доля. Евтушенко хотел вернуться в то прекрасное время советских пляжей в Крыму, солнца, ясности, портвейна «777», журнала «Юность», комсомольских строек, поэтических стадионов – но нельзя войти в одну и ту же реку дважды. А если пытаться это делать, то выглядит фарсом. Евтушенко Пазолини хотел снимать в «Евангелии от Матфея», он должен был играть Христа, жалко Суслов запретил. И Джон Леннон говорил, что Евтушенко – один из его любимых поэтов. Но Леннон был любителем эпатажа. 
     Необходимо признать, что с приходом капитализма в России все шестидесятничество, основанное на иллюзиях и розовых миражах конвергенции, то есть сидения на двух стульях, вылетело в трубу. Сравните КВН 60-х годов и КВН эпохи путинского капитализма. От того КВНа осталось одно чучело. Сегодня 80% населения России твердо заявляет: «Крым наш», чуть не половина поддерживает «толерантный» лозунг «Россия – для русских» (отец у Евтушенко, кстати, прибалтийский немец Александр Гангнус, он носит фамилию матери). Но Евтушенко ни слова не сказал об Украине, о распаде СССР, о Ельцине, Горбачеве, Путине, Медведеве, даже о Брежневе, Андропове. Он вспомнил о том, что всех его друзей, писателей и поэтов, уже нет – ни Аксенова, ни Вознесенского, ни Окуджавы, ни Рождественского, ни Ахмадулиной и др. Он остался один.
     Критики о нем пишут: «Его стихи большей частью повествовательны и богаты образными деталями. Многие страдают длиннотами, декламационны и поверхностны. Его поэтическое дарование редко проявляется в глубоких и содержательных высказываниях. Он пишет легко, любит игру слов и звуков, нередко, однако, доходящую у него до вычурности». «Амбиции исключительно велики и давно превзошли масштаб дарования». Его называли самым крупным представителем  «эстрадной поэзии». Стихи его действительно по-немецки скрупулезно просчитаны.
     Талантливый декламатор Евтушенко блестяще прочитал во второй части «Пассажир Никаноров», который «вылетающий на Барнаул». Поговорил о матче СССР – ФРГ в 1955 году. Намеки, полунамеки, аллюзии. Публика каждое чтение сопровождала аплодисментами. Женщины из зала требовали читать любовную лирику. Однако Эдуард Трескин попросил Евтушенко прочитать отрывки из «Казанского университета», которая была написана к столетию Ленина. Андрей Тарковский, прочитав «Казанский университет» Евтушенко, в своих дневниках писал: «Случайно прочел… Какая бездарь! Оторопь берет. Мещанский авангард… Жалкий какой-то Женя. Кокетка. В квартире у него все стены завешаны скверными картинами. Буржуй. И очень хочет, чтобы его любили. И Хрущев, и Брежнев, и девушки…» Лауреат Нобелевской премии Иосиф Бродский отзывался о Евтушенко: «Евтушенко? Вы знаете – это не так все просто. Он, конечно, поэт очень плохой. И человек он еще худший. Это такая огромная фабрика по воспроизводству самого себя. По репродукции самого себя…» В поэме «Дора Франка» Евтушенко, кстати, пишет, что их с Бродским поссорили, что он надеется с ним еще встретиться в лучшем из миров. На вопросы поэт не отвечал, все время съела пустая поэма, а жаль. Вообще это напоминало известный советский эстрадный «чес» по провинциальным городам. 
     У Евтушенко официально четыре жены, пять сыновей, первая жена Изабелла Ахмадулина в браке с ним 1955 – 1958 (отец Ахмадулиной Ахат, кстати, был советский замминистра). Как видим, жизнь поэта была бурной, насыщенной и вполне счастливой. Евтушенко уже давно стал частью истории СССР. Помпезный, роскошный, имперский, залитый светом, сверкающий бело-красно-золотой зал Театра оперы и балета им. Джалиля контрастировал с аскетичным живым символом социалистической «ленинской» гражданской поэзии. Получался «император» шестидесятников.   

     Рашит АХМЕТОВ.

     Письмо к Есенину

     Поэты русские! Друг друга мы браним,
     Парнас Российский дрязгами заселен,
     Но все мы чем-то связаны родным,
     Любой из нас хоть чуточку Есенин.

     И я Есенин, но совсем иной,
     В колхозе от рождения конь мой розовый.
     Я, как «Россия», более стальной
     И как Россия – менее березовый.

     Есенин, милый, изменилась Русь,
     Но плакаться, по-моему, напрасно
     И говорить, что к лучшему – боюсь,
     А говорить, что к худшему – опасно.

     Какие стройки, спутники в стране,
     Но потеряли мы в пути неровном
     И 20 миллионов на войне,
     И миллионы на войне с народом.

     Забыть об этом, память отрубить,
     Но где топор, что память враз отрубит?
     Никто, как русские, так сам себя не губит,
     Никто, как русские, так не спасал других.
     Но наш корабль плывет. Когда мелка вода,
     Мы посуху вперед Россию тащим.  

     Что сволочей хватает – не беда.
     Нет Ленина. Вот это очень тяжко,
     И тяжко то, что нет еще тебя
     И твоего соперника-горлана.

     Я вам, конечно, не судья,
     Но все-таки ушли вы очень рано.
     Когда румяный комсомольский вождь
     На нас, поэтов, кулаком грохочет
     И хочет наши души мять, как воск,
     И вылепить свое подобье хочет,
     Его слова, Есенин, не страшны,
     Но трудно быть от этого веселым,
     И мне не хочется, поверь, задрав штаны
     Бежать вослед за этим комсомолом.
     Мой комсомол – с кем я в строю хожу,
     Кто в Братске строит, на Алтае сеет,
     Мой комсомол, за кем бежать хочу,
     Вы – Пушкин, Маяковский и Есенин.

     Порою больно мне и горько это все
     И силы нет сопротивляться вздору,
     И втягивает жизнь под колесо,
     Как шарф втянул когда-то Айседору.

     Но надо жить, ни водка, ни петля,
     Ни женщина – все это не спасенье.
     Спасенье – ты, российская Земля,
     Спасенье – твоя искренность, Есенин.

     Кто говорит, что ты не из борцов –
     Борьба – в любой пусть тихой, но правдивости.
     Ты был партийней стольких подлецов,
     Пытавшихся учить тебя партийности.

     И пронося гражданственную честь
     Сквозь дрязги коммунального Парнаса,
     Хотя б за то, что в ней Есенин есть,
     Я говорю: Россия – ты прекрасна.

                     ***

     И русская поэзия идет
     Вперед сквозь подозренья и нападки
     и хваткою есенинской кладет
     Европу, как Поддубный, на лопатки.

     Е. ЕВТУШЕНКО.

 


Комментарии (5)
Роман, 31.07.2014 в 08:51

Лауреат Нобелевской премии Иосиф Бродский отзывался о Евтушенко: «Евтушенко? Вы знаете – это не так все просто. Он, конечно, поэт очень плохой. И человек он еще худший. Это такая огромная фабрика по воспроизводству самого себя. По репродукции самого себя…»--------------------------------------------------------------------------- Бродский прав. Поэт Евтушенко это результат отличной саморекламы, а не отличной поэзии. Поэт он так себе.

Guest, 31.07.2014 в 12:49

дарагие ДУРУЗЗЯ.
давайте смотреть в комплексе.
не препарируя как лягушку.
он всем угодил.
и до сих.
ему 82,а он еще ШЕВЕЛИТСЯ.
- КОРЯЧИТСЯ.
завидовать надо по белому.
-ВОСТРЕБОВАННЫЙ ТАКОЙ.
ласковое теля двух маток.

Guest, 31.07.2014 в 17:25

по повадкам на еврейчика смахиват.
може он не остзейский немец,а просто еврей обыкновенный?

Наталья, 06.08.2014 в 18:31

Евтушенко очень талантливый поэт! Его стихи с глубоким смыслом и всегда берут за душу. Многие из них нам запомнились песнями. И поэтов такой величины нужно уважать и любить!!!

Guest, 07.08.2014 в 22:42

любим горячо.
в то же время сомневаемся в нем:
уж больно гладко у него с государством все время выходило.
сомнение :через заднее крыльцо скорее имел явку к нашим компетентным органам.
НЕ ДИССИДЕНТ,натюрлих.