15 июня 2018 г. независимая общественно-политическая газета
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  
       

Белая сирень

1 июля 2017 года
Белая сирень

     В Казани продолжается VI Международный рахманиновский фестиваль. Идеология фестиваля - русская симфоническая музыка. Но я бы определил ее так - русская философская симфоническая музыка. Еще раз подчеркнем - фестиваль очень сильный по уникальному составу исполнителей и по содержанию. Пожалуй, его можно назвать историческим, «круги» от него еще долго будут расходиться в стране. Рахманинов, Прокофьев, Шостакович - три богатыря определяли общую настроенность фестиваля. Трагические фигуры. Сергей Прокофьев умер в 61 год 5 марта 1953 года. День смерти Сталина. Похороны Прокофьева и не заметили. Об этом рассказал Юлиан Макаров со сцены в БКЗ.
     Я сравнил бы Рахманинова с Иваном Буниным, а Прокофьева по мощи таланта и страсти - с Достоевским. Шостакович ближе, пожалуй, к Булгакову и Андрею Платонову по своей странной советской «антисоветской» музыке, по утонченности музыкального организма и при этом, парадоксально, совершенно демоническому музыкальному миру. Это именно синтез двух «противоположных» писателей, белогвардейца и коммуниста. Шостакович - музыкальное зеркало смыслового абсурда СССР, когда великая благородная идея равенства приводит к миллионам погибших в ГУЛАГе. Но интересно, у Шостаковича не чувствуется православных, христианских корней в симфонии (что сказал бы Бах, прослушав музыку Шостаковича?), у Прокофьева огромен русский музыкальный космос.
     У Рахманинова чувствуется, что его долгое время лечил после провала Первой симфонии врач-гипнотизер Николай Даль, и в нем ощущается некая подавленность натуры, некая беззащитность больного, тихая грусть несбывшихся надежд, меланхолия. Музыка - вещь из астрального мира, Рахманинов принципиально не хочет бороться, он весь в дворянской николаевской России, в запахе белой сирени после дождя. Но вот что писал Сергей Прокофьев весной 1918 года: «Ехать в Америку! Конечно! Здесь - закисание, там - жизнь ключом, здесь - резня и дичь, там - культурная жизнь, здесь - жалкие концерты в Кисловодске, там - Нью-Йорк, Чикаго. Колебаний нет. Весной я еду». Прокофьев написал музыку к кинофильмам «Александр Невский» и «Иван Грозный». Думаю, от нее Достоевский был бы в восторге.     
     Уже первый концерт фестиваля был настоящим открытием для Казани пианиста Дмитрия Маслеева. Недавно он вернулся из поездки в Японию вместе с Гергиевым. Совершенно индивидуальный глубокий звук, одновременно поэтичный и внутренне сконцентрированный. Я бы сравнил его звук со звуком произведений Гоголя - настоящая очаровывающая магическая русская музыка, близкая к религиозной, музыка души и предельно искренних исканий. Маслеев играл Второй концерт Рахманинова, но он его играл по-своему, с огромным энергетическим зарядом, он словно вдохнул в него свою энергию и «расколдовал» постдепрессивную рахманиндушу концерта. Он не погружался в концерт, он его переосмысливал, и все несбывшиеся комплексы Рахманинова неожиданно вспыхивали в нем новым проявленным живым огнем. У Рахманинова звучала уже не потухшая страсть, а «зигфридовская» вагнеровская мощь, что было неожиданно. Рахманинов был очень мнителен и часто впадал в депрессию, любил церковное пение, но одновременно и пение цыган. Русский противоречивый характер. Любил езду на автомобиле, с Рустамом Миннихановым они бы нашли общий язык. Самым любимым его произведением были Симфонические танцы, которые блестяще исполнил американский дирижер Кристиан Ярви в первый день концерта. Рахманинов считается одним из самых виртуозных пианистов XX века.
     Николай Луганский, именитый пианист, играл во второй день фестиваля, но после «маслеевского» звука в нем чувствовалась уже некая внутренняя стандартизация исполнения. Но играл он Второй концерт Прокофьева, и гениальная музыка вела пианиста за собой, хотя я бы сказал, что это все-таки исполнитель, более подходящий для Рахманинова, и он более техничен, чем пассионарен.  
     Денис Мацуев, давний друг Александра Сладковского, играл на четвертый день фестиваля Третий концерт Рахманинова. Этот концерт - визитная карточка Дениса Мацуева, считается, что этот концерт он играет лучше всех в мире. Сам он говорил на пресс-конференции в камерном зале БКЗ, что играл его более 300 раз, но каждый раз это другое исполнение. Мацуев еще раз подчеркнул, что Государственный симфонический оркестр Татарстана играет все лучше и лучше и для него большая радость играть в Казани с этим оркестром. Исполнение концерта Мацуевым было технически безупречным и «прозрачным» (симфония звучала словно родное для Мацуева озеро Байкал) на рояле «Стейнвей», который он лично выбрал в Париже для ГСО РТ два года назад. Мацуев сообщил на пресс-конференции, что сейчас, после смерти Александра Рахманинова, наследники продают виллу «Сенар» в Швейцарии, где жил Сергей Рахманинов. Название виллы происходит от сокращений Сергей и Наталья Рахманиновы. Вилла продается за 22 миллиона швейцарских франков, это примерно полтора миллиарда рублей, и Денис Мацуев обратился с просьбой к Владимиру Путину выкупить эту виллу для России.
     Мацуев сегодня, мне кажется, весь в переходе от «рахманиновского» периода к «прокофьевскому». Он впервые исполнил в Казани в октябре прошлого года Второй концерт Прокофьева, он говорил, что шел к этому исполнению двадцать лет, последние пять лет Гергиев уговаривал его исполнить Второй концерт. Мацуев сказал на пресс-конференции, что Третий концерт Рахманинова и Второй концерт Прокофьева - это словно два крыла для полета его вдохновения, это две базисные опоры его творчества. Александр Сладковский отметил, что Денис Мацуев приедет в Казань на матчи чемпионата мира по футболу с культурной программой и, более того, он собирается вместе с ГСО сыграть Второй концерт Прокофьева на церемонии открытия матчей в Казани.
     Александр Сладковский представил слушателям БКЗ и симфонию №5 Дмитрия Шостаковича. Шостакович написал эту симфонию в 1937 году после знаменитой погромной статьи «Сумбур вместо музыки» и озаглавил ее «Ответ советского композитора на справедливую критику». Собственно говоря, эта симфония и спасла Шостаковичу жизнь, многие родственники и друзья Шостаковича тогда бесследно исчезали в недрах ГУЛАГа. Но его симфония потрясла даже советское общество 1937 года своей гениальностью, Сталин дал распоряжение не трогать его. Хотя симфонию правильнее было бы назвать «Ответ несоветского композитора на несправедливую критику».
     Интерпретация симфонии 1937 года Александром Сладковским была сильной, но мне кажется, что она достаточно «многослойна» и зашифрована. В ней огромный заряд презрения к советской власти у Шостаковича, Шостакович словно эстетически не приемлет советскую власть и физически страдает от этого. Поэтому его музыка столь трагична и «изломана». Душа Шостаковича не приемлет сталинизм, но он вынужден к нему приспосабливаться, чтобы выжить. У Шостаковича в произведениях обычно присутствует «тонкий звук», высокое тонкое звучание, которое держит произведение, музыка Шостаковича словно нанизана на этот тонкий звук. Именно на нем, на этой тайне Шостаковича, должен, по-моему, сосредоточиться Александр Сладковский и на принципиальной нецельности музыкального мира Шостаковича, на его импрессионистичности, разорванности, иррациональности. Сладковскому очень хорошо удаются немецкие композиторы, у которых часто присутствует единый центр, фокус в произведении, но русский мир Шостаковича изначально «полицентричный» и эмоционально ситуативный, Шостакович словно преподносит слушателю настроение Тютчева «умом Россию не понять», Шостакович словно пытается музыкой сломать заклятие ГУЛАГа. Конечно, Шостакович более эпичен и его симфонии как ступени развития России, особенно трагической советской истории России.
     Николай Луганский сказал, что Рахманинов, Прокофьев влияли друг на друга. Влияли они и на Шостаковича. В этих трех таких разных композиторах словно наглядно развивалась диалектическая гегелевская триада музыкального духа России XX века. Рахманинов - тезис, Прокофьев - антитезис, Шостакович - синтез. Конечно, мне кажется, что породил это движение Римский-Корсаков, он заложил основной импульс для этих трех композиторов и больше соответствовал Римскому-Корсакову Прокофьев, очень похожий на «русского Вагнера». Следующий день фестиваля - выступление Михаила Плетнева. Браво, «Белая сирень»!

     Рашит АХМЕТОВ.

     На снимке: Дмитрий Маслеев.


Комментарии (0)