3 октября 2017 г. независимая общественно-политическая газета
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Аполлон

26 октября 2014 года
Аполлон

     Еду в поезде. Смотрю в окно. Жизнь за окном занимает меня. Проносятся мимо поля, леса, деревеньки. Вон красный петух за блондинкою– курочкой мчится. Догнал. Ухватил за шейные перья ее своим щипким клювом, взгромоздился на спину, пернатыми шпорами ее наминает, покачивая при этом малиновым гребнем своим. Хорохорится. Но, сделал дело, глядишь, за другой устремился.
     Вот – думаю, мужчины – все таковы!
     Станция небольшая. Входит пара. Старик древний, держащий крюкастую ручку трости своей очень крепко. С ним апа лет на тридцать моложе, но в летах уже тоже, ей лет семьдесят, видно. Старику же так и все сто лет минет в обед – так по виду. Говорят по-татарски, ищут места свои. Проводница подходит. Высокая  белая. Билеты берет. «У вас, – старику говорит, – Полка верхняя». 
     Я удивляюсь, как могли дать ему, древнему, верхнюю полку? У меня – нижняя, но, видно, придется ему уступить – думаю, сразу. 
     А старик геройствует: «Нет, я – мужчина! Сам на верхнюю полку полезу!». Ну, думаю, забыл он, наверно, что значит мужчина, а все туда же! Уговариваю. Нет, ни в какую. Трясется весь, а лезет на верхнюю. Ладно уж, раз ему так хочется, пусть себе лезет! Залез кое-как и сразу уснул, похрапывает себе понемногу. 
     А мы с апой чай у проводницы заказали, сидим, прихлебываем. 
     Она и чак-чак достала, меня угощает.
     Сентябреет. За окном все охра да пурпур. Романтика, чудо. Тут еще станция. Входит он! 
     О, красавец ! Я едва чаем не поперхнулась, как увидела. Дрогнуло что-то в душе моей сразу. И все вокруг словно меняться вдруг стало. Будто и стены выросли, расширились даже в вагоне, преобразилось все, радует сразу, даже дед с его храпом не так раздражает. И стол у окна, и стакан мой тут с ложкой, звенящие при движении поезда – все стало другим, все музыкой стало. Вот что красота делает с нами, и даже мужская – думаю я – однако! 
     А незнакомец будто чувствует мое восхищение, разъехался весь добродушным лицом в улыбочке ясной. Чистыми, честными смотрит глазами. Глаза его к любви зовущие. Стал говорить – соловьем что поет, слова превращаются в светлые ливни.
     Солнце закатное, между тем, золотит его плечи. У рубашки ворот расстегнут, там мощное тело. Воображение рисует картины. Рай в душе поднимается словно. Улыбнулся опять. Крепок в зубах. Как коня по зубам мужчину выбирать, видно, нужно, я знаю. А он балагурит.
     Я безвинно смеюсь его смеху и шуточкам разным. Так хорошо мне. Наливает вино. Веселою брызнью разливается по стаканам  оно золотое. И кажется, в мире теперь нас лишь двое! До полночи вели и вели все беседы. В вагоне мой веселый «чирик» и его густой бас раздавались. А потом мы отправились в тамбур. И там целовались. Целовал он меня по-французски. Такое языком, как вьюном, вытворял – обомлела. 
     О, художник любви, он, художник!
     Но вот шум раздается в вагоне. И что там такое? О, беда-то, дедок-древний старец с полки свалился. Говорила ж ему, не лезьте на верхнюю полку, не слушал. Апа ему шишку платочком намоченным гладит. Дедуле сон чудный, видать, под наши любовные речи приснился – вот и страдает. Я ищу проводницу: «Помогите дедуле, да и апе валерьяночки дайте». Возвращаюсь в вагон.
     Нет красавца. Может, думаю, он в туалете. Жду. Все напрасно. Ну так посплю я немножко, полезла на полку, а деда внизу теперь уложили. Вздремнула.
     Станция новая, вижу сквозь дрему. И вдруг узнаю, вот он! По перрону так быстренько мчится с моим чемоданом, представьте. Кричу: «Держи вора!». А он мчится все дальше. Вот ведь, красавец, Аполлон Бельвердерский! – ругаю себя – не влюбляйся впредь, дурочка, – все же красота так обманчива ныне…

Елена ЧЕРНЯЕВА.


Комментарии (1)
лада, 07.11.2014 в 09:24

о , да бывает такое!