15 июня 2018 г. независимая общественно-политическая газета
Главная Общество "Укротитель"
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

"Укротитель"

1 февраля 2014 года
"Укротитель"

      Специалист по укрощению диких зверей – такое определенно однозначное толкование этому слову дается в словарях по русскому языку. Но жизнь-то куда сложнее, и вряд ли можно будет охватить целиком все ее грани в словарных изданиях, какими бы развернутыми они ни казались. В укрощении, сдерживании своих природных инстинктов ведь нуждается и сам человек. Широк, слишком широк человек, я бы немного сузил, говорит Достоевский устами одного из своих персонажей. Как и всегда, здесь знаменитый классик судит с высот своей религиозной философии, он имеет в виду тех, кто в своей жизни так или иначе оступился, отошел от задачи следования своему истинному призванию, заповеданному человечеству во всех великих религиях мира, а для самого писателя, конечно, в истинах православия.
     Глух и нем человек, всецело поглощенный заботами мира сего, не доходит до него глас божий и не сознает он благодати, заключенной в заповедях любви и добросердечия. И потому в защиту тех же принципов добросердечия, в ограду от покушения на естественные, природные права и свободы личности встают уже не божьи, а чисто гражданские, подзаконные установления и акты. Но та и другая сферы человеческого бытия имеют в виду одну, общую для них цель. Она суть в том, чтобы сколь можно более нейтрализовать, снять извечное противоречие между – увы – естественной, но и ведущей порою к самым непредсказуемым осложнениям на его пути, противостоящей ей, духовно-телесной природой человеческого существа. Проблема лишь в том, какая из этих сторон берет в человеке верх, то ли это глас божий, что звучит в светлых струях его души, то ли там сплошной мрак, одна низменная плоть.
     Это лишь в целях наглядности мы прибегли к утрированию нашей мысли, допустив существование сплющенного в своем сознании человекозверя, под разными наименованиями выступающего лишь в религиозных текстах. В реальности же, в своем чистом виде, его, конечно, нигде нет. Но он и везде, если только утрачено представление о высшей моральной, нравственной инстанции. В таком случае на ее место тотчас заступает всяческая искусственная скоропреходящая ценность, государственно-политическая национальная, патриотическая риторика или же прикрываемый цветами той же окраски, узко партийный, лично-эгоистический интерес. Подобное прикрытие избрал для себя, если уж говорить, переходя на прочно заслуженный им иронический стиль, известный в наших пределах эксперт-аналитик, нареченный при своем рождении Раисом, ибн Рифкат Сулейманов.
     А если по-настоящему, всерьез, то подобная форма именования, которую мы имеем здесь, воскрешает нам прошлое, она живая связь с восточно-мусульманской, культурно-религиозной, исламской традицией, подобной той, как о связи со своей православно-христианской традицией вещают нам – и не одни только церковные иерархи России – сейчас. В концепции же, из которой исходит Сулейманов, этой традиции нет места. Более того, она трактуется им целиком в негативном, неприемлемо-отрицательном свете. А между тем сам же эксперт и несет в себе все следы этой исторической печати, иначе – откуда бы взялся у него весь полный комплект – имя, отчество, фамилия – его арабоязычного именования. И однако же некая безосновность, беспочвенность татарского пространства культуры, старательно очищаемого от подпитывающих его глубинных пластов своей истории, – таков, пусть и не формулируемый внешне, но ничуть не перестающий на этом основании быть реальным, ведущий для Сулейманова-аналитика смыслообразующий мотив. Вон ведь как оценивает сам председатель РИСИ один из самых драматически напряженных и потому особенно показательных этапов татарской истории – эпоху Казанского царства. Никакой тебе акции насильственного вторжения, ни даже ничтожнейшей капельки военной агрессии, направленной на Казань! Все как по пословице – тишь да гладь, да божья благодать. Не было никогда ни трудов Карамзина, ни там Худякова, ни тем более самого современника кровавых событий октября 1552 года – казанского летописца.
     Книга Леонида Решетникова озаглавлена даже весьма привлекательно – «Вернуться в Россию». Но на этом, собственно, и заканчивается ее ценность. Судя даже по тем отрывкам, которые появились на газетных страницах, она, кажется, для того только и написана, чтобы придать новый виток возрождающимся на наших глазах идеям великорусского шовинизма. Вроде бы сами-то, заявления автора, вызывают к нему чувство известного доверия – ведь он человек глубоко верующий и к тому еще и патриот России. Но как будто не были патриотами и людьми той же православной веры они, его исторические предшественники. И, однако же, они ничуть не изменили главному своему призванию – истине истории, которой они служили и которая в целом-то и осталась запечатленной в их творениях, а не подвергнута превратному искажению. В своей лаконичной и потому особенно убедительной форме эти разящие глаз искажения были уже сформулированы в читательском отклике «Десять вопросов Решетникову», оставшиеся без ответа. Поэтому не будем излишне придирчивы, поверим и мы в его слова о вере и патриотизме. Но к чему, провозглашая столь привлекательно значимые, общественные, религиозно-нравственные постулаты, заниматься осудительным, согласно той же теории христианской любви, недостойным делом, как вычеркивать из жизни других – а именно казанцев 1552 года? Почему вытравливать память о них, как о своих прямых предках, у поколения казанцев сейчас? Или же он целиком присвоил себе эти сферы, как беззастенчиво приватизировали российскую собственность отечественные олигархи. И память нашу отобрал у нас Решетников, и чувство патриотизма, и даже саму историю, столь открыто переписывая ее по своему произволу. Но и обретающая права истины очевидность не в счет, если за дело берется так называемый специалист, то бишь умело препарирующий факты эксперт.
     Современность не история, отошедшая в прошлое, она на виду. И вроде нельзя не видеть то, что у тебя прямо перед глазами. 80 миллиардов – в такую сумму, по Сулейманову, исчисляется долг республики федеральному центру. Такой кредит получила республика, только не для своих нужд, а для проведения Универсиады-2013. Значит, долг-то специфический и Универсиада, конечно, работала на авторитет не одной лишь Казани. Это первое. Но главное, что при этом эксперт намеренно скрывает те многомиллиардные суммы, которые Татарстан регулярно перечисляет на счет федерального правительства в Москву. И эти цифры, которые в своей колонке в точных арифметических исчислениях доносит до нас Рашит Ахметов, невольно впечатляют – годовой доход Татарстана, оказывается, сейчас превышает суммарный доход трех бывших советских республик сегодняшней Балтии. Долг-то есть, а вот доходов, по эксперту, никаких. Таков отработанный им метод – ложь через умолчание, выпячивание одних фактов и сокрытие других. Так и складывается впечатление – Татарстан едва ли не один из самых не эффективных экономически, дотационных регионов, так ведь и живущих в долг, за счет вливаний, поступающих из федерального центра. Такой негативный образ, конечно, никак не может не сказаться на имидже республики в глазах не очень-то осведомленных читателей.
     К иному разряду относится миф о количестве вооруженных ваххабитов в лесах Башкирии, который сам же и придумал специалист по фальшивкам. Доводы чистого разума, конечно, никак не могут взять в расчет этот неизвестно откуда взявшийся вооруженный контингент. Но ведь есть еще и сфера человеческих эмоций, инстинкт самосохранения, наконец. Нет-нет да и прошьет твое сознание знобящая мысль: а что, если и в самом деле правда? Вон ведь, как среди бела дня, словно картонную мишень, изрешетили Валиуллу Якупова. И никаких тебе следов. Так, даже вопреки нашему желанию, в нас угнездилась мысль, которую все старается внушить нам Сулейманов. Он достиг своей цели, этот самый эксперт. Подозрительность, смятение, страх ввиду очевиднейшего по своим последствиям и, однако же, неизвестно кем совершенного злодеяния, напрочь оттеснили всякую логику. До холодной ли логики дело, когда на твоих глазах рушатся все ценности, в том числе и смысл самой человеческой жизни, безжалостно изничтожаемой во имя неизвестно каких целей. А отсюда как раз и следует неизбежный здесь вывод. Выходит, наше сознание-то управляемо, если эксперт на какое-то мгновение смог перетянуть нас к себе, хотя и помимо нашей воли. Мы напрягали все наши силы в поисках логики в его писаниях и не могли ее найти. И, однако же, как змей, гипнотизирующий свою жертву, он шаг за шагом парализует нашу волю, лишает способности к тому, чтобы мы смогли принять самостоятельное  решение. Раскроем этот тезис чуть шире.
     Признаюсь, я пришел к нему далеко не сразу. Как и всякий сколь-нибудь опытный читатель, я привык находить некий, важный для себя смысл, скрытый в печатной продукции, рассчитанной на внимание широкой аудитории. Но только не у Сулейманова. И потом, в разговоре со своими коллегами я часто слышал от них все тот же недоуменный вопрос: зачем, почему он так поступает – все время разносит свои страшилки, пугает, ругает, хулит? Неизменный поклеп, который он возводил на республику, неправда в отношении ее руководства, дискредитация деятелей культуры и уже чуть ли не мазохистский мотив – какое-то садистское удовольствие, с каким он начинает оплевывать естественные патриотические чувства татар, их привязанность к своей истории, языку, культуре – все это началось буквально с первых минут, как только он был спущен в наши пределы. Оставалось неясным только одно – в чем смысл этой деморализующей сознание воинственной акции – гонение на республику под флагом искоренения в ней мифического ваххабизма. И сколь ни старалась интеллектуальная элита, которую никак не упрекнешь в односторонне апологетическом отношении к нынешнему положению вещей в республике, она не смогла добраться до цели, которую столь тщательно умел камуфлировать эксперт. Оказывается, мы все, в том числе и я как автор многостраничной статьи «Портрет на фоне истории» в «ЗП» N2 – 7 за минувший год, зря тратили свои силы. Мы сосредоточили наши усилия исключительно лишь на отдельных частностях целенаправленно выстраиваемой экспертом превратной картины. И тем самым упустили из виду главную стратегическую задачу, которую он, оказывается, поставил и в значительной части сумел-таки подойти к ее реализации.
     Какова же она, эта стратегия? На языке политологии, представляющей специальную область наукознания, принят термин манипулятивная технология. Мне как педагогу и исследователю литературы никак не приходилось задумываться о каких-то, далеких от моих научных целей политических манипуляциях. И, признаюсь, вовсе не догадывался об их существовании. Пока не поведал о них сам шеф эксперта генерал Решетников во время одного из своих выступлений в распространенной сейчас программе «За круглым столом». Оказывается, западные службы до тонкостей разработали этот психологический ход, когда в средства массовой информации намеренно вбрасывается некий шокирующий, негативный материал. И чем более он неправдоподобен, тем лучше для целей, которые ставят перед собой скрытые за ним силы. Свободная пресса, естественно, негодует, она во всю свою мощь начинает обличать несостоятельность выдаваемого за правду компромата. Но в том и заключалась тайная цель – создать, спровоцировать ситуацию, способную отвлечь внимание от других, куда более острых проблем, критический уровень развития которых допустила сама же стоящая у власти элита. Те же политологи изобрели еще один термин для определения такого положения дел. Это управляемый хаос, который планируют разного уровня державные структуры, чтобы потом направить его в заранее рассчитанное русло. Поди, разберись тогда, отдели истину от ее подделки, разгляди в самый пик охоты, которую они же и развернули, где перед тобою настоящая дичь, а где чучело, подсадная утка, выставленная на твоем пути. В расчете как раз на такую, специально состряпанную по своим технологиям, кухонную мешанину, сбрасываемую для массового потребления, и действует эксперт. Но, видимо, не столь искусно, чтобы она так прямо и оказалась пригодной для употребления в пищу. В косвенной форме это был вынужден признать и его шеф, говоря о недостаточной опытности своего подопечного. Но что очевидно генералу разведки, то, конечно, никак не может быть ведомо обычному читателю, не прошедшему такой выучки. Но веревочка, сколь бы ни пытался плести ее Сулейманов, все-таки обнаружила свой конец, и шило в ее конце пробилось наружу. Эксперт получил заслуженное им порицание – прокурорское предупреждение. За неприязнь, вражду, нетерпимость, раскол, которые в отношениях между нашими народами провоцируют его писания. Долго давил, притеснял он наше моральное сознание, долго бесчинствовал, намеренно дискредитируя лучших деятелей нации, начиная с ее высокопоставленных государственных, административных, хозяйственных структур и до властителей духа – писателей-публицистов, ученых, исследователей национальной истории, культуры. Растоптать национальное сознание, вытравить из него всяческую историческую память, пугать опасностью разрыва сложившихся отношений с Россией, а в итоге слепить некий образ легко поддающегося внушению, поврежденного умом безнационального зомби – вот цель, которую поставил перед собою стратег Сулейманов и которая, конечно, целиком относится к разряду отмеченной выше манипулятивной технологии. И вот ей положен предел. Нет больше довлеющей над нами химерической фигуры, нет унизительного сознания своего бессилия перед кознями его дьявольской мысли. Но вот как раз этот-то факт – долгожданный миг истины, к которой всегда устремлен ищущий человеческий ум, не имея, однако, достаточно сил, чтобы обрести ее целиком, это высокое духоподъемное чувство, которое мы все тогда ощутили, еще не стал у нас предметом специального рассмотрения. А между тем это редкостный момент бытия, едва ли возможный в условиях обыденного вялотекущего исчисления времени. Номенклатурный чиновник, все свои усилия посвятивший служению системе, которая, в свою очередь, оценила его незаурядные способности, иначе как бы она могла доверить ему столь ответственный пост – этот носитель высоких регалий делает шаг, резко отступающий от правил, которые обязательны для всех, кто продолжает оставаться внутри, в рамках своей служилой корпорации. Не случайно, что она мгновенно среагировала на брошенный вызов – отправила строптивца в отставку. Нельзя допустить, чтобы деятель такого уровня, прекрасно усвоивший нормы, принятые в коридорах власти, не мог не знать, на что он идет и что может вызвать его столь нестандартная акция. Но он свободный человек – этот прокурор Амиров! Я не имею чести состоять с ним в знакомстве, и он, естественно, никак не мог посвящать меня в свои планы или какие-либо детали своего выбора, к которому он себя готовил. Но я почему-то неколебимо убежден – он делал этот выбор абсолютно осознанно, в предвидении всех последствий, которые его ожидали. Есть некие, сохранившиеся в толще народного сознания, прочно устоявшиеся поведенческие стереотипы. Среди них и тот, что ведет его к явно выраженному чувству отчуждения от класса далекой от его нужд привилегированно-служилой, чиновной бюрократии. И ведь есть за что. Стоит лишь представить непроходимую пропасть в качестве жизни и связанных с ним услуг, которые сейчас может себе позволить какой-нибудь административный чин и рядовой труженик, пенсионер. Регулярно, в свой черед оказываясь у пенсионной кассы, я невольно становлюсь свидетелем того, сколько же это смог заработать на свою старость выстаивающий передо мною очередник? Увы, картина отнюдь не та, что могла бы радовать душу. Восемь, девять, от силы десять тысяч. А то попадается и того меньше – семь с половиной! Наверное, есть среди них и те, кто имеет счет и повыше, однако же, мне они почему-то не встречались. Какое, скажите, доверие может питать этот пенсионер к власти, которая держит его в столь унизительной нищете? 
     Уволенный Амиров, конечно, вне этой полосы психологического отчуждения. В нашем случае он выразитель другого, последовательно народного, морального сознания, которое издревле всегда оставалось на стороне только тех, кто нуждается в помощи, но кто сам, своими силами не в состоянии восстановить попранное чувство справедливости. Своим решением он сомкнул разные концы, соединил в одной точке высокое назначение служителя правосудия, стоящего на страже закона, и чисто личное, народное ощущение истины, заключенной, конечно, и в том же параграфе закона, но ведь и пребывающем недвижно, оставаясь всего лишь безгласно застывшим, буквенным обозначением, ожидающим его, амировских, усилий для своего проявления. И напрасно силится господствующий официоз, пытаясь на свой лад объяснить причины столь поспешно приведенного им в движение механизма отставки. Это и есть та самая ситуация, которая столь точно закреплена в известной поговорке – делать хорошую мину при плохой игре. Нет, это сам Амиров своей решимостью и дал ему первотолчок. А тотчас подхваченный системой этот механизм стал вырабатывать энергию уже обратной силы – об этом говорит слишком уж хорошо известный нам опыт из эпохи недавнего господства идеологии КПСС – энергию чисто репрессивного, силового воздействия.
     Здесь собственно никакого открытия-то и нет. Наш анализ – всего лишь подтверждение известного тезиса, из которого обычно исходит теоретическая наука в целом, в том числе и в области политологии. Всякая общественно-социальная, государственная структура как система консервативна – уже по своей природе. В этом, собственно, и состоит ее назначение. Иначе она никак не может служить гарантом прочности надежно действующего общественного организма. И в то же время консерватизм как тенденция близко соотносится с другим вектором развития – понятием инерционности, то бишь наступающим застоем, а то и прямой деформацией, грозящей полноценной жизнедеятельности отдельных сторон общественного устройства. Амиров же как современный высокоразвитый общественный, нравственно ориентированный человеческий тип, особенно чуток к этой общественной динамике, он остро чувствует наступающие сбои и перепады ее функционирования. И осуществленная им акция, заставившая встряхнуться все уровни нашей иерархически-властной структуры, в том числе, и в самых высоких ее сферах, несомненное благо для нашего саморазвития. Произошли не просто лишь какие-то изменения в системе служителей РИСИ, замена одного эксперта другим. Каждому ведомству, что называется, свое поле деятельности, лишь бы оно соответствовало своему назначению. Нет, Амиров сумел сделать неизмеримо большее – он смог поднять в нас осознание нас самих, напомнив нам о той высоте гражданско-человеческого, нравственного призвания, до уровня которого, оказывается, в состоянии подняться настоящая личность, к какой части социально-иерархической структуры она ни была бы приписана. Широко резонансный амировский прецедент далеко превосходит границы, очерченные лишь обстоятельствами нашего вялотекущего сегодняшнего бытия. По степени своей значимости он несомненное достояние истории, будучи исключительным по заключенной в ней силе проявлением гражданского мужества. Мы не знаем, говорил знаменитый классик, какие вещества должны были перегореть в душе Пушкина, прежде чем он брал в руки перо и один за другим создавал свои поэтические шедевры. Но в итоге, продолжает он, мы имеем одно лишь благоухание. Точно такой же, впечатляющей силы воздействия, конечный результат складывается и здесь. Мы ощущаем один лишь нравственный аромат, который источает собою деяние Амирова, в которое он, вне всякого сомнения, сумел вложить весь скрытый пламень, всю красоту своей души. И потому-то он, этот подвиг духа, ныне продолжает оказывать свое неостановимое морально оздоровляющее, очищающее, возвышающее воздействие на всех нас, всю общественную, психологическую атмосферу республики. Vivat, vivat тебе, поборник чести Кафиль Амиров! Рыцарь высокой истины, ты изрек свое точное и столь значимое для нас историческое слово – и, как тот же рыцарь, отошел в сторону!

О.Х. КАДЫРОВ,
профессор.


Комментарии (7)
Аналитик, 02.02.2014 в 16:37

Интересно, какое православное имя принял при крещении Раис Сулейманов?

татар, 02.02.2014 в 16:56

Статья хорошая, да воды очень много - не зажигает. Кафиль Амиров конечно молодец - выполнил свой служебный долг,защитил закон в стране где живут не по закону а по понятиям и он знал что защищать закон в нашей стране опасно, если он не согласуется с понятиями паханов.

Guest, 03.02.2014 в 00:53

Интересно, какое православное имя принял при крещении Раис Сулейманов?
-
Может быть, Роман? Ведь им, обычно, дают новое имя на ту же букву, что и родное имя.
Но ведь мусульманин, меняя родное имя, данное ему при рождении, коверкает, портит всю свою судьбу, всю программу своего развития, все полноту прекрасных возможностей, данных ему свыше.
Сворачивая с прямого, истинного пути на кривой путь заблуждений, человек сам ломает свою судьбу, ограничивает свои возможности, не реализует свой потенциал, не выполняет свое предназначение, и становится несчастным.(

Mischar, 03.02.2014 в 16:14

Кафиль-эфенди поступил как чесный и справедливый человек,согласно закону.Но системе такие люди не нужны.Нужны Сулеймановы,Девбаши с их открытой ложью и разжиганием шовинизма.

.УУСТИК, 05.02.2014 в 10:49

так это тот роман,кот.не живя в татарстане,живо интересуется нашими проблемами?!

Poman, 05.02.2014 в 10:57

Раис молодец! правильно все делает, все его сказанные пару лет слова сбываются!
не зря его в начальники департамента аппарата губернатора ставят

Mischar, 05.02.2014 в 23:14

Poman -Раис как же ты себя нахваливаешь и превозносишь.Теперь же ты Poman стал после крещения.За деньги все что хочешь сделает.