15 июня 2018 г. независимая общественно-политическая газета
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Судьба

28 апреля 2013 года
Судьба

     В большой и сложной истории общества единичный человек лишь преходящий «момент», частица. Однако нередко эта «частица», этот единичный человек становится личностью. Его формируют общество, конкретные социальные обстоятельства. Книга Б.Ф. Султанбекова, посвященная изучению политической биографии Семена Денисовича Игнатьева, именно об этом. О том, как простой парень из украинского захолустья стал выдающейся личностью. О том, как его сформировала история, и как он сам влиял на нее. Это увлекательный рассказ о человеке, прошедшем через сложнейшие периоды истории нашей Родины, находившемся в эпицентре многих событий политической жизни, работавшем со многими выдающимися людьми своего времени. О личности, в политической биографии которого как в капле воды отражена история страны сталинского и постсталинского периода. С которой связаны примечательные успехи в социально-экономическом и национально-культурном развитии нашей республики. Все это до сих пор не находила столь панорамного раскрытия, как это сделано в книге Султанбекова. 
      Книга родилась на основе изучения многочисленных во многом до сих пор неизвестных и малоизвестных документов, в том числе и извлеченных из фондов ЦК КПСС и органов государственной безопасности. В формировании Игнатьева как политического деятеля, поднявшегося на вершины политического олимпа, большую роль сыграли его личные качества: выдающийся ум, способность проникать в суть событий и явлений общественной жизни и, самое главное, умение вникать в нужды людей и народов страны. Эти его качества впервые по настоящему проявились в период его работы на ответственных должностях в Бурятии, Башкирии, Белоруссии. Именно тогда ему пришлось столкнуться с проблемами жизни нерусских народов страны, состоянием их языка и культуры. Опыт, приобретенной там, обогатился работой на ответственных должностях в ЦК КПСС. А работа, начавшаяся с августа 1951 в качестве министра госбезопасности СССР, стала испытанием на прочность. И он, как это показано в книге Султанбекова, несмотря на значительные моральные издержки, смог его выдержать.
      Человеку, которому генетически присущи гуманистические идеалы, стремление к добру и справедливости, каким Игнатьев представлен в ней, было не так просто находиться в постоянном контакте с такими одиозными фигурами сталинской карательной машины, как Ежов и Берия. И особенно с самим Сталиным, человеком хитрым и столь же коварным. Он находился под их постоянным прицелом и в буквальном смысле ходил по лезвию ножа. Особенно трудно было ему при продолжении «Дела врачей», начатого еще до него. Эти страницы рецензируемой работы со всей правдой рассказывают о том, как было сфальсифицировано это дело. При этом не могли остаться чистыми и его руки. На них также были следы крови многочисленных жертв сталинских репрессий. В эти годы Игнатьев как бы и сам находился в аду. Им вовсе не случайно в одной из его книг были запечатлены слова Екатерины II о том, что лучше оправдать одного невиновного, чем казнить десять невиновных. Хотя он всегда старался придерживаться этого принципа, выйти из этого ада было не так просто. Не случайно, что автор специально выделил свет и тени в биографии этой выдающейся личности.
      Свет начинает преобладать, когда Игнатьев освобождается от этой тягостной для него работы. В относительно новую для него жизнь он вошел с твердым убеждением творить добро и быть справедливым, в том числе и по отношению к нерусским народам. Он говорил, что «задолго до своего приезда в Татарию хорошо понял значение национальной школы и родного языка для народов Советского Союза».
      Игнатьев приехал в нашу республику как зрелый и большой политик. Его опыт, приобретенный за долгие годы работы в различных сферах жизни, был в полном объеме использован в годы кратковременной работы в качестве первого секретаря Татарского обкома КПСС. Султанбеков, сконцентрировал свое основное внимание именно на этом периоде его жизни и смог представить его во всей полноте и с достаточной объективностью.
      Этому его несомненному успеху способствовало и то, что автор, работая в аппарате ОК КПСС, находясь рядом со своим героем, хорошо знал его. Знал он и многих людей, окружавших его и смог дать оценку многим из них. Поскольку автор в ряде случаев рассказывает о событиях, связанных с его участием, на них легла и печать личностных впечатлений. Иначе и не могло быть, поскольку, как говорил академик И.И. Минц, невозможно рассказать о том, что было, ничего не прибавив от себя. В данном случае эти прибавки нисколько не помешали, наоборот, помогли автору, соучастнику многих событий, представить деятельность Игнатьева в нашей республике во всей полноте.
      Автором раскрыта решающая роль Игнатьева в создании в Казани самого большого в стране предприятия по производству полиэтилена, а также его вклад в начало становления предприятий нефтехимии в Нижнекамске. Столь же высоко оценена его деятельность по развитию оборонной промышленности. Так, по его инициативе на 22 заводе начался серийный выпуск сверхсекретного бомбардировщика ТУ-22. Вскоре Казань стала и центром производства вертолетов.
      В постоянном поле зрения Игнатьева находилось и сельское хозяйство. Ему во многих случаях удавалось преодолевать перехлесты в этой области, коих при Хрущеве было немало. Написанная им брошюра с обобщением опыта республики была выпущена большим тиражом в издательстве «Советская Россия».
      Однако, в Татарстане Игнатьев более всего запомнился смелыми и для того времени неординарными действиями, направленными в защиту татарского языка. Султанбеков раскрыл их убедительно, увлекательно и главное, документально. Читаются эти страницы его книги с особым интересом.
      Знал Игнатьев, что идет вопреки официальному курсу партии, направленному на постепенное вытеснение национальных языков из сферы обращения и языковую унификацию страны. Шел на это вполне осознанно.
      В конце 1957 года министр просвещения республики А.Г. Валиуллина обратилась к Игнатьеву с просьбой рассмотреть вопрос о положении татарских школ на пленуме. Ее поддержал секретарь обкома партии по вопросам идеологии К.Ф. Фасеев. Игнатьев откликнулся на эту инициативу без всяких сомнений. В результате, в апреле-мае 1958 года состоялось совещание с участием учителей, деятелей культуры, представителей технической интеллигенции, где состоялось подробное обсуждение вопросов, связанных с состоянием татарского языка в обществе.
      После тщательного изучения этого вопроса состоялось бюро обкома партии с повесткой «О состоянии и мерах улучшения татарских общеобразовательных школ». На нем и в последующем на пленуме присутствовал ответственный работник ЦК КПСС В.Н Дербинов, назвавший подготовленный план развития и укрепления татарских школ примером осуществления ленинской национальной политики.
      21 мая пленум обкома состоялось всестороннее обсуждение состояния татарского языка в жизни республики. С основным докладом выступил К.Ф. Фасеев. В оживленных прениях выступили 14 человек. В своем заключительном слове Игнатьев сделал следующий вывод: «Я пришел к такому убеждению, что дело у нас обстоит совершенно плохо. Мы оказались перед опасностью фактической ликвидации национальной школы». И это была правда, и она показана Султанбековым на основе многочисленных конкретных данных.
      В постановлении пленума отмечалось, что за последние годы число детей обучающихся на родном языке уменьшилось с 95% до 70%, а в Казани даже до 16%. В книге приводятся следующие строки принятого постановления: «Большая часть детей-татар, обучаясь в русской школе, не изучает и не знает родного языка и литературы, в связи, с чем растет число татар, которые плохо знают или вовсе не знают родного языка, отрываются от культуры, которая создана за многолетнюю историю татарского народа».
      Такого острого документа, в котором содержалась вся правда о состоянии татарского языка и национальной культуры, до сих пор никогда не было. Нельзя не согласиться с Султанбековым в его утверждении о том, что «многое из того, что сделано в 90-е годы в области развития татарской культуры, было начато еще в мае 1958 года Игнатьевым и Фасеевым». Прав Султанбеков и в том, что «действия Игнатьева и его команды вызывали недовольство ряда влиятельных лиц» в Москве и Казани. Рассказывая об этом, он имел в виду не только партийных чиновников, «привыкших к иной языковой политике», но и некоторых «отдельных угодничающих филологов и философов, без устали трубивших о скором наступлении светлого утра сближения, а, возможно, и слияния языков, и подводивших под все это научную базу из «надерганных» у классиков цитат».
      Удивляться этому не приходится, ибо приспособленцы в политической жизни были всегда. Есть и сегодня люди, охаивающие ради регалий и иных выгод свой язык, родную культуру и вообще свой народ.
      И ныне после некоторой «оттепели» 90-х годов прошлого столетия развернулось мощное наступление на национальные языки. Послушная правящим верхам, Государственная дума штампует один закон за другим, направленный на искоренение национальной жизни в стране. В отличие от того периода в наше время в эту кампанию подключилась и православная церковь. Нельзя при этом не упомянуть о фильме «Орда», созданного под покровительством православной церкви, состоящего из сплошной фальши и неимоверных подтасовок. Иерархи, видимо, «забыли», что именно в период Золотой Орды православная церковь получила такие льготы и привилегии, коих она не имела и при царях. Иногда кажется, что официальная власть и деятели РПЦ находятся в одной упряжке, за которой не думая о последствиях, могущих превратиться в трагедию, следуют всякого рода подпевалы.
      Кажется, что иные политики забывают, что в многонациональном государстве недопустимо играть судьбами целых народов. Не задумываясь о том, что нарушение многовековых устоев мирного сожительства народов, может обойтись очень дорого. Как говорят у татар, “уеннан уймак чыга”. Этим “уймаком” может стать развал России. Представленная вниманию читателей книга является очевидным предостережением этого.
      Игнатьев, как это показано в рецензируемой книге, был человеком глубоко осознавшим, что в многонациональной стране всем проживающим в ней народам должно быть комфортно, чтобы, они, как писал один из видных российских реформаторов 19 века Н.Х Бунге, перестали чувствовать себя пасынками страны. Спрашивается, а как можно чувствовать себя, когда притесняют твою культуру и даже определяют алфавит, которым ты должен пользоваться? И язык! А Игнатьев, собрав в отдельно взятой республике команду из своих единомышленников, задался целью создать пример реализации национальной политики в многонациональной стране.
      Конечно, жаль, что этот его эксперимент был прерван. По навету проработавшего до Игнатьева на посту первого секретаря обкома партии З. Муратова и последовавшим за этим указанием из ЦК партии, майское постановление пленума 1958 года было отменено. Весьма возможно, что если бы он был продолжен и нашел распространение по всей стране, не распалась бы и великая страна. Во всяком случае, не приходится сомневаться в том, что, меры, на которые пошел Игнатьев, был путем, ведущим к реальному равноправию народов.
      Книга интересна и тем, что дается конкретная характеристика как убежденным сторонникам, так и противникам политики, начатой Игнатьевым. Были, как показывает автор, и те, кто полагал, что татарскому языку отпущено не более 15-20 лет. Однако были те, кто реально поддерживал его начинания. Они четко и конкретно обозначены автором книги. Это секретари ЦК КПСС А.Б. Аристов и П.Н. Поспелов, такие ответственные работники аппарата центрального партийного органа как В.Н. Дербинов и ближайшие соратники Игнатьева С.Л Князев и М.Т. Шмарев, А.А. Скочилов, готовые подставить ему плечо в любое время.
      Автором убедительно показано, что Семен Денисович всегда был солидарен с деятелями культуры и науки, искренне верившими в будущее своего языка и культуры. Не случайно, что именно при Игнатьеве, по их инициативе была учреждена премия имени Г. Тукая, отмененная при его преемнике.
      Со страниц книги Султанбекова в полном объеме предстает образ замечательного человека, оставившего глубокий след как в истории страны, так и нашей республики.
      Большой интерес представляет приложение к книге, представленное рядом редких фотографий, стенограммами заседаний пленума Татарского обкома КПСС от 21 мая 1958 и 27 января 1960, 28 октября 1960 годов и отрывком из книги Я.Л. Раппопорта «На рубеже двух эпох» (Дело врачей, 1953 год). Они сами по себе являются самоценностью, ибо позволяют еще глубже углубиться в обстановку того времени, в котором жил и творил С.Д. Игнатьев.
        Книга Б.Ф. Султанбекова написана живым языком и читается увлекательно. Она, несомненно, явится достойным вкладом в историографию истории страны и будет востребована общественностью.  
 

Индус Тагиров, 
академик АНТ.


Комментарии (9)
Аналитик, 28.04.2013 в 22:08

Мне кажется, в Татарстане стоит поставить памятник этому великому сыну украинского народа ! Он это заслужил !

Guest, 28.04.2013 в 22:32

Микоян пишет, что члн Политбюро ЦК КПСС Аристов скрывал, что он татарин. Микоян выражал удивление.

Вил Мирзаянов, 28.04.2013 в 23:29

Странная и непонятная нынче пошла мода на страницах ЗП восхлавлять палачей советского народа. А что автору секрет что ли, что сей чекист не только участвовал, но возглавялял массовые убийства в ничем неповинных людей? Как бы не старались отбеливать этих палачей, все равно вы не сможете переписать историю сталинских массовых казней, где Игнатьев (ничего себе деревенский парень) был в первых рядах убийц. Хотите, чтобы его жертвы начали приходить в ваши сны и проклинать вас за ваши попытки реабилитировать сталинских палачей? Непонятно, что творится с Россией и Татарстаном. Прямо шабаш бывших коммуняк. Жаль, что в свое время не был устроен суд над КПСС и ее активистами. В Германии никому в голову не придет публиковать книги про гитлеровских палачей. Там это напрочь запрещено, а здесь они прямо празднуют свадьбу. Вот опубликовали и про Табеева, сукина сына татарского народа, который начал запрещать им родной язык, и палача Афганистана.

Guest, 29.04.2013 в 06:42

В жизни каждого человека есть положительные и отрицательные стороны. На посту руководителя Татарстана Игнатьев сделал много хорошего. Из истории нужно извлекать уроки, а не искать только отрицательное. Конечно он был человеком сталинской системы, как и Хрущев, Берия и т.д. Тем не менее Берия предлагал в 1953 году передать ГДР ФРГ и национализировать советские республики. А также ввести многопартийную систему и отменить цензуру.

Guest, 29.04.2013 в 06:47

Не знаю , как насчет памятника, а вот улицу в Казани назвать можно. Как и улицу Никиты Хрущева, все таки столько человек реабилитировал , и народы, и политзеков.

Вил Мирзаянов, 29.04.2013 в 19:11

29.04.2013 в 06:42
«В жизни каждого человека есть положительные и отрицательные стороны. »
Почему тогда немцы не ищут эти качества в Гиммлере, Геббельсе, Кальтенбруннере и даже в Иоахиме фон Папене? Они тоже выращивали розы, ухаживали за домашними животными и при виде крови падали в обморк. Для народа делали что то, точно также, как и сталинские коммунофашисты. Почему только в Татарстане такая ражь, что поклоняются своим палачам? Не думаю, что татарский народ такой, что он не разбирается где его палачи, где его друзья. Просто недобитые коммуняки здесь справляют праздник. Пришло их время. Не ошибитесь. Времена ведь тоже не постоянны.

Вил Мирзаянов, 30.04.2013 в 04:33

Допустил опечатку. Прошу читать Иоахиме фон Риббентропе. Каждый из этих главарей нацистов имеет своего русского двойника. Тот же Игнатьев считай, был бы коллегой Гиммлера. Если бы кто то как здесь запятая (боится ведь раскрыть себя, знает, что является пробольшевистским прихвостнем) в Германии повел бы речь переименовать улицу в Мюнхене на улицу имени Гиммлера, то его тотчас отправили бы за решетку. А здесь, сволочь, запросто пишет открыто.

уустик, 01.05.2013 в 00:51

сволочь-точно!

Вил Мирзаянов, 01.05.2013 в 22:32

уустик, не кажется ли вам странным, что татары не осуждают коммунофашистов. Что они напрочь и навеки зомбированы разновидностью нацизма - большевизмом? После этого трудно удивляться, что они с удовольствием пребывают вот уже 500 лет под русским фашизмом.