15 июня 2018 г. независимая общественно-политическая газета
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Русские

22 июня 2013 года
Русские

     В последние годы я много думаю о том, какой он, русский народ. От многих я слышал, будто русские имеют немало общего с американцами — что совершенно не так. Да и откуда у них может быть что-то общее, когда их исторический опыт столь различен? Назовите мне хоть один европейский народ, который в большинстве своем оставался в рабстве до второй половины девятнадцатого века. Покажите мне народ, который почти три века находился под гнетом гораздо более отсталого завоевателя. Если уж сравнивать, то, пожалуй, наиболее похожи друг на друга русские и ирландцы — и по настроению, и по любви к алкоголю и дракам, и по литературному таланту. Но есть принципиальное различие: ирландцы любят себя, вы никогда не услышите от них высказывания вроде «как хорошо, что здесь почти нет ирландцев!».
      Два или три года назад мне повезло попасть на выставку «Святая Русь». Оставляю в стороне само название, которое могло бы послужить поводом для довольно горячей дискуссии. Поразили меня новгородские иконы, писанные до татарского нашествия: я вдруг отчетливо понял, что они, эти иконы, эта живопись ни в чем не уступают великому Джотто, что Россия тогда была «беременна» Возрождением, но роды прервали татаро-монголы. Кто-нибудь попытался представить себе, какой была бы Россия, не случись этого нашествия и двухсот пятидесяти лет ига? Если бы Русь, развивавшаяся в ногу с Европой,выдававшая своих княжон замуж за французских королей, не была отрезана на три долгих века от европейской цивилизации?
      Что было бы, если бы Москва Ивана III проиграла новгородскому вече? Что было бы, если бы Русь приняла не православие, а католицизм? Что было бы, если бы русское государство не заковало собственный народ в кандалы крепостничества? Что было бы, если бы всего лишь через пятьдесят с небольшим лет после отмены крепостного рабства не установилось рабство советское? Много вопросов, на которые нет ответов, а есть лишь мало чего стоящие догадки... Я отдаю себе отчет в том, что не принадлежу русскому народу. Да, временами я мечтал о дне, когда смогу с гордостью сказать: «Я – русский!». Это было в Америке, когда Красная армия громила Гитлера, это было потом, когда мы приехали в Берлин, это было, когда я получил настоящий советский паспорт, при заполнении которого мне следовало указать национальность – по маме (француз) или по папе (русский), и я, ни секунды не сомневаясь, выбрал «русский», это было и тогда, когда исполнилось мое заветное желание и мы наконец-то приехали в Москву. Но постепенно, с годами, я стал понимать, что заблуждался. И дело не в том, что многие и многие намекали – мол, с фамилией Познер русским быть нельзя, и это было крайне неприятно, даже унизительно. Просто я ощущал, что по сути своей я – не русский. А что это значит конкретно? Ответить почти невозможно, потому что почти невозможно дать точное определение «русскости». В одной из моих телепередач Никита Михалков сказал, что русским может быть только тот, у кого чего-то нет, но нет не так, чтобы оно обязательно было, а так, что и хрен с ним. Допускаю... Но этот характер, склонный к взлетам восторга и депрессивным падениям, эта сентиментальность в сочетании с жестокостью, это терпение, граничащее с безразличием, это поразительное стремление разрушать и созидать в масштабах совершенно немыслимых, это желание поразить и обрадовать всех криком «угощаю!» – при том, что не останется ни рубля на завтра и не на что будет купить хлеб для собственной семьи, эта звероватость вместе с нежностью, эта любовь гулять, будто в последний раз в жизни, но и жить столь скучно и серо, словно жизнь не закончится никогда, эта покорность судьбе и бесшабашность перед обстоятельствами, это чинопочитание и одновременно высокомерие по отношению к нижестоящим, этот комплекс неполноценности и убежденность в своем превосходстве, – все это не мое. Когда я еще был мальчиком, тетя Леля читала мне переведенные на английский русские сказки, и я не мог понять, как герой не то что тридцать лет, а вообще мог сидеть на печке, да потом еще одним махом семерых побивахом, как могло быть так, что Иван-дурак всех умней, почему достаточно поймать золотую рыбку, чтобы исполнились три любых желания, но они не исполнялись никогда, ибо жадность фраера сгубила...
      Нет, при всей моей любви к Пушкину и Гоголю, при всем моем восхищении Достоевским и Толстым, при том, что Ахматова, Цветаева, Блок и Булгаков давно стали частью моей жизни, я осознаю: я – не русский.
 

(Из книги В. Познера
«Прощание с иллюзиями».)


Комментарии (22)
Наиль, 23.06.2013 в 03:20

Ну конечно-во всём виноваты татары! Хотелось бы Вам, Владимир Познер, ответить резче, но не буду уподобляться Вашим "отсталым завоевателям", "прерванным родам"! То что кругом пьянство, разврат, нежелание трудиться было, есть и к сожалению будет тоже татары виноваты?! Любят люди Вашей нации, так, между прочим, дерьма подкинуть!!!

Роман, 23.06.2013 в 07:57

Познер в своем амплуа. Берется судить, ничего не понимая. Примитивный еврейский ограниченный ум. Если бы не так называемое монголо-татарское иго, была бы Россия таким же ничего не значащим на мировой политической карте государством как Польша или Сербия. То есть в сотни раз меньше по территории и в десятки раз меньше по населению. Любое явление несет как положительное, так и отрицательные моменты. просто все зависит от системы приоритетов. Россия соединила в себе Восток и Запад и благодаря этому стала великим государством. Но у этого процесса были и издержки.

ИНОРОДЕЦ, 23.06.2013 в 11:12

УСПОКОЙТЕСЬ ГОСПОДИН ПОЗНЕР-НИКТО ВАС НЕ СЧИТАЛ РУССКИМ.ЭТО ВЫ САМИ ВТЮРИЛИСЬ В РУССКИЕ СТАВ ГОЛОСОМ РУССКИХ ПРИ СССР, И СЕЙЧАС ОТ ИМЕНИ РУССКИХ БУДУЩИ ГРАЖДАНИНОМ МИРА, И ПРЕДСТАВЛЯЯСЬ АТЕИСТОМ - СВЕТКИМ ЧЕЛОВЕКОМ, ПРОДОЛЖАЕТЕ ЗАНИМАТЬСЯ ПЛЮРАЛИЗМОМ СКВОЗЬ ПРОНИЗАННОЙ И НИЧЕГО НЕЗНАЧИЧИМ ДЛЯ РОССИИ ПОПУЛИЗМОМ...ПОЛУЧАЯ ОТ СВОИХ ХОЗЯЕВ РОССИЙСКИЕ ДЕНЕЖКИ; И НЕ НАДО ЛУКАВИТЬ - БУДТО ПОЗНЕР НЕЗАВИСИМЫЙ ЖУРНАЛИСТ - ГЛОБАЛИЗАЦИЮ ПО «ПЛАНУ ДАЛЛЕСА» В ПОЛЬЗУ ОДНОЙ СТРАНЫ - НАЦИИ, НАЧАЛИ И ПРОДОЛЖАЮТ ТАКИЕ ВОТ «ЖУРНАЛИСТИЫ» НИЧЕГО ОБЩЕГО НЕ ИМЕЮЩИЕ С РОССИЕЙ И С ЕГО НАРОДАМИ, ПОТОМУ В ВИДУ ОТСУТСТВИЯ БОЛЕВОГО ПОРОГА ПРОДОЛЖАЮТ ВНЕДРЯТЬ «СВОЙ ПЛАН» ПО ВСЕМУ МИРУ…

Guest, 23.06.2013 в 17:58

"Но этот характер, склонный к взлетам восторга и депрессивным падениям, эта сентиментальность в сочетании с жестокостью, это терпение, граничащее с безразличием, это поразительное стремление разрушать и созидать в масштабах совершенно немыслимых, это желание поразить и обрадовать всех криком «угощаю!» – при том, что не останется ни рубля на завтра и не на что будет купить хлеб для собственной семьи, эта звероватость вместе с нежностью, эта любовь гулять, будто в последний раз в жизни, но и жить столь скучно и серо, словно жизнь не закончится никогда, эта покорность судьбе и бесшабашность перед обстоятельствами, это чинопочитание и одновременно высокомерие по отношению к нижестоящим, этот комплекс неполноценности и убежденность в своем превосходстве,"
--------------------------------------------
А чо? Очень точно сказано, уже не раз читал такое у классиков.

Guest, 23.06.2013 в 18:11

Да. Точно. Универсиада, олимпиада, чеппионпт мира по футболу, мост через татарский пролив на остров Русскиий для одной лишь встречи ,опять гонка вооружений. А доходы лишь нефть и газ. Что жрать то будем через лет так эдок 10?

Guest, 23.06.2013 в 20:06

Да Познер же не виноват!
Он, как и многие другие, зомбирован лживой историей России, которую шовинисты всем вдалбливают, вбивают в голову, и распространяют.
Ну чем бы еще могла оправдаться Россия за свою отсталость и жестокость?
Самый удобный для них вариант - это мифическое татаро-монгольское иго.
Они же не могут согласиться, например, с Первым и Великим русским философом татарского происхождения Чаадаевым, который сказал, что Россия отстала от Запада на эпоху крепостничества, и что главная причина ее отсталости - это православие, которое она приняла от Византии. В этом он видит корень зла, дремучести, отсталости и отсутствия прогресса в России.
А в остальном Познер прав - он пишет то же самое, что и русские классики.

Timer, 24.06.2013 в 09:56

Если они безпрерывно,все время только говорят- пишут, всегда только почему-то от имени русских,--то постепенно многие начинают думать о русском русских.

Роман , 24.06.2013 в 15:04

В последние годы я много думаю о том, какой он еврейский народ. От многих я слышал, будто евреи имеют немало общего с цыганами- что совершенно не так. Да и откуда у них может быть общее, когда их исторический опыт так различен ?
==================================================Какая глубина мысли чувствуется. Но любые аналогии очень опасны. Но этого не хочет понимать гражданин ФСША, Франции и России Познер.

Аналитик, 24.06.2013 в 17:47

Guest, 23.06.2013 в 20:06

Да Познер же не виноват!
Он, как и многие другие, зомбирован лживой историей России, которую шовинисты всем вдалбливают, вбивают в голову, и распространяют.
Ну чем бы еще могла оправдаться Россия за свою отсталость и жестокость?
Самый удобный для них вариант - это мифическое татаро-монгольское иго.
===========
Да это самое татаро-монгольское иго, даже если оно и было, закончилось 600 лет назад ! С тем же успехом Англия могла бы оправдывать свою отсталость датским игом, если бы она была отсталой. За эти 600 лет многое произошло и почти все следы татаро-монгольского ига давно перекрыты многими другими событиями. На самом деле главная причина отставания России от европейских государств состоит в крепостном рабстве русского народа и в колониальном характере русской державы, только в этом!

Timer, 24.06.2013 в 21:44

Насчет мифического татаро-монгольское иго,может здесь случайно и ошиблись они, не зная наверное?.А вот тогдашняя история хазар и Хазарское иго,каганата,-подвержденная историческими фактами получается наверное самым тщательно охраняемым тайной?и Царя Обадая.

гость, 27.06.2013 в 08:01

Русь находилась "под игом отсталого завоевателя." Тогда какой была Русь ? Отсталая, темная и беспросветная... ХА,ХА,ХА!

Адиль, 27.06.2013 в 08:53

Только что на сайте "Военное обозрение"прочел статью Ивана Бондарева.Сразу скажу что-то в стиле "Майн Кампф"русского разлива.Автор начинает с истории становления человека разумного.Отмечает,что в этот период на планете совместно сосуществовали кроманьонцы(высокие,светлые,красивые,отличающиеся умом,миролюбием,добродетелью),которые звались РУСАМИ.Рядом с ними жили синантропы,питекантропы,неандертальцы(отличались агрессией,неспособностью к созидательному труду,существовали путем собирательства, воровства,грабежа)этих человекообразных автор называет обобщенным термином архантропы.Так вот современные русские и есть потомки тех самых русов.Хотя все эти представители и смешивались,к сожалению, между собой т.к.генотип оказывается общий был,но русы в основном сохранили себя до нашего времени в лице русских.Автор их характеризует так."Если рассмотреть известную нам историю русского народа, то можно отметить, что русские люди, в отличие от многих других народов, никогда не вели войн с целью превращения побеждённых народов в своих рабов. Русский народ всегда жил за счёт плодов собственного труда".А вот архантропы,их генотип сохранился, к сожалению,во многих народах.И теперь эти народы,автор умалчивает название этих народов,просто паразитируют на таких народах как русы.Отсюда многие беды на нашей земле.Если подвести резюме под эту статью,вывод автора такой,пока носители генотипа архантропа не осознают свою ущербность,не захотят стать русами,жить будет трудно.Надо этому процессу способствовать.В статье много перлов о том,что русские никогда не были рабами и всегда были против рабства(что же тогда спрашивается было крепостничеством в России),само собой не обошлось без антисемитизма.Вообще это надо прочитать конечно.Какая то смесь неомальтузианства с русским шовинизмом.Статья называется"Быть русским право выбора каждого человека".Прочтите татары.

татар, 27.06.2013 в 14:58

Прочитал. Полный бред. Фантазии на тему о величии из псих больницы.

Guest, 28.06.2013 в 01:10

Да, это настоящий шовинистический бред, написанный специально для формирования мании величия народа, поработившего татарский и многие нерусские народы, и для формирования рабского духа нерусских народов, с тем, чтобы они смирились со своим рабским положением.
Т.е. это антиисторическая и антинаучная статья, написанная, видимо, по заказу, для того, чтобы ввести людей в заблуждение.

Guest, 28.06.2013 в 02:05

Как крестили татар.

С 1552 г. после жестокого и кровавого завоевания Казанского Ханства для татарского народа наступили тяжелые испытания во всех отношениях: потеря богатого с высокой культурой государства; потеря 70 % населения Казанского Ханства, героически защищавшего свое государство до последней капли крови; потеря огромной Ханской казны (золота, драгоценностей, мехов); сжигание варварами Ивана Грозного богатейших Ханских библиотек; полное обнищание народа; насильственное крещение путем пыток и убийств; невозможность получения образования.
После смерти Ивана Грозного (1584) положение татар и других нерусских народов Поволжья и Урала не претерпело существенных изменений к лучшему.
В царствование Федора Иоанновича (1584—1598) повинности ясашных (облагаемых налогами) крестьян продолжали расти.
Продолжалась также активная миссионерская деятельность, связанная с обращением татар-мусульман, а также инородцев-язычников в христианскую веру.
Однако, несмотря на сильное давление и применение карательных мер, после смерти Гурия (1576) среди новокрещеных татар усилилась тяга к возвращению в Ислам. Преемник Гурия архиепископ Гермоген в письме к царю Федору Иоанновичу жаловался, что многие крещеные татары вернулись к своей прежней вере, а другие лишь назывались христианами.
Царь ответил указом, дающим новокрещеным татарам право селиться среди русских и получать пастбища.
Но и эти меры не возымели должного действия.
В 1592 году вспыхнуло новое восстание татар и черемисов против крещения, подавленное войсками.
В 1593 году был издан царский указ о закрытии всех мусульманских мечетей в тех селениях, в которых имеется хотя бы один православный христианин.
Миссионерская деятельность была приостановлена в период Смуты начала XVII столетия.
Зато другие тяготы Смутного времени — экономические, социальные — татары ощущали на себе в значительно большей мере, чем русские.
Поэтому они оказались втянутыми в социальные движения того периода.
Татары участвовали, в частности, в крестьянском восстании под предводительством Ивана Болотникова в 1606 году.
А в 1609 году произошло восстание татар и чувашей в Свияжском и Чебоксарском уездах. Против крестьян послали карательный отряд под начальством воеводы Ф. И. Шереметева.
Известно также, что семь человек из татар участвовали в работе Земского Собора, созванного в начале 1613 года для избрания нового царя.
Им стал 16-летний боярский сын Михаил Федорович Романов. 11 июля 1613 года он венчался на царство.
Факт привлечения татар к процедуре избрания нового царя свидетельствует о хитром и коварном стремлении верхушки русского общества искать примирения с инородцами, использовать «татарский фактор» в строительстве Российского государства.
Татарский народ, проявив великодушие, умение забывать старые обиды, с честью выполнял эту возложенную на него историческую миссию участия в строительстве Российского государства.
В царствование Михаила Федоровича (1613—1645) и Алексея Михайловича (1645—1676) Романовых политика в отношении татар коснулась главным образом феодальной знати — князей и мурз.
В частности, официальное подтверждение получали их права на владение землей и крестьянами. Об этом свидетельствует, например, сохранившаяся запись о поместье князя Сафара, Маметева сына, Тенишева, сделанная 11 июня 1678 года в приказной избе воеводы в Темнико-ве. При этом Сафар Тенишев ссылался на запись в переписной книге 1646 года. Дополнительно с его слов было записано, что его, Сафара, сыновья Ибрагим и Исмаил несут службу в государевой армии («рейтарская служба»).
Особой благосклонностью властей пользовались новокрещеные татарские феодалы. В подтверждение этого можно сослаться на «ввозную грамоту» служилому новокрещеному казанскому князю Якову Васильевичу Асанову в 1597 году. За ним была закреплена вотчина с огромными земельными угодьями, лугами, бортными угодьями, бобровыми гонами на Волге, Каме, Майне, по Ногайской и Самарской дорогам.
Вместе с тем положение основной массы татарского населения, в особенности крестьян-ясашников, оставалось крайне тяжелым. Государственные повинности постоянно увеличивались, административно-полицейский гнет приобретал невыносимый характер.

После некоторой паузы, связанной со Смутой, возобновилась и стала набирать обороты агрессивная политика крещения татар-мусульман. Проводниками этой политики были не только православные священники, миссионеры, но и государственные структуры. Об этом говорит, например, челобитная романовских служилых татар, поданная царю Алексею Михайловичу в 1547 году. Податели челобитной Джалмурзины, Исупов, Джамакайко Янсырыков и Чиныкайко Мамедкулов жаловались на то, что романовский воевода Алексей Малышкин посадил их в тюрьму, заковал в цепи и мучил зверскими пытками, заставляя силой креститься в православную веру. Они умоляли царя: «Пожалуй нас, не вели, государь, нас сильно крестить в православную христианскую веру, а вели, государь, нам быть в своей мусульманской вере. Царь-государь, смилуйся, пожалуй!»
В данном случае царь Алексей Михайлович откликнулся на это тем, что дал указание крестить их хитро и коварно, якобы не насильно, а «ласкою», т.е. беря с крестившихся меньшие налоги, чем с мусульман: «И как тебе ся наша грамота придет, и ты б романовских татар и иных никаких иноземцев силой в православную христианскую веру крестить не велел, а призывал бы ети иноземцев в православную христанскую веру креститься ласкою и обнадеживая их нашим государевым жалованием».
Но ни о каком осуждении действий воеводы Малышкина и тем более наказании его за эти действия в царской грамоте и речи не было. Не собирался также царь отказываться от политики крещения «иноземцев», находя лишь целесообразным прибегать к более мягким методам ее проведения.
В Соборном Уложении 1649 года «мусульманскому вопросу» был посвящен особый раздел. В нем содержалась статья, запрещавшая русским людям покупать, брать в залог земли у татар, как феодалов, так и ясашных крестьян. Тем самым юридически закреплялся статус татарских князей, мурз и крестьян как государевых людей, призванных служить в пользу государства.

Инквизиторский характер имела статья, запрещавшая новокрещеным татарам под Страхом быть Заживо Сожженными покидать христанскую веру, возвращаться в мусульманство.

Одновременно власти старались «задобрить» тех татар, которые принимали христианскую веру. Так, Указ царя Алексея Михайловича 1654 года устанавливал, что каждому инородцу, согласившемуся принять христианство, должно быть выдано 15 рублей. Другой пункт предоставлял феодалам-татарам, принявшим христианство, право пожизненного и наследственного владения своими поместьями. В то же время устанавливалось, что после смерти феодала-мусульманина его поместье переходило к любому, даже дальнему, родственнику-крещеному, невзирая на претензии более близких наследников-мусульман.

Эту испытанную подлую и грязную политику «кнута и пряника» в отношении татарских князей и мурз продолжали проводить и преемники Алексея Михайловича. Так, Указ царя Федора Алексеевича от 16 мая 1681 года лишал некрещеных татарских князей и мурз права взимать повинности у своих крестьян. Повинности предписывалось вносить впредь в царскую казну. Тем же Указом было обещано татарским князьям и мурзам, которые согласны принять православную христианскую веру, оставить за ними отписных крестьян.

Из Указа царя Федора Алексеевича от 16 мая 1681 года:
«Низовых городов у мурз и у татар, и мурзинских, и татарских жен, и у вдов, и у недорослей, и у девок поместья их и вотчины с крестьяны и с бобыли отписать на себя великого государя для того: ведомо ему, великому государю, учинилось, мурзы и татарове в поместьях своих и в вотчинах к крестьяном чинят многие налоги и обиды и принуждают их к своей мусульманской вере и чинят осквернение... и мурз и татар ни в чем не слушать, и податей не платить... А если будут мурзы и татары которые согласятся переходить в православную христианскую веру креститься, тех крестить, и отписным крестьянам за ними быть по прежнему, да им же давать жалованье».

Линия на жестокое экономическое принуждение к крещению была продолжена в царствование малолетних Ивана и Петра при регентше Софье. Своим Указом 1682 года они предписали отбирать у некрестившихся князей и мурз половину их поместий и вотчин в пользу государства.

Не все феодалы-татары смогли устоять перед столь мощным жестоким и коварным натиском. Некоторые из «служилых татар» приняли христианство, перешли в иную этнокультурную среду, стали русскими. Подавление военной силой народных восстаний против крещения, жестокая зверская физическая расправа над участниками национально-освободительного движения, экономическое разорение татарских земель и, наконец, насильственное крещение — вот те главные факторы, которые поставили татарский этнос в конце XVI—XVII веков на грань выживания.

Численность татар в это время Резко Уменьшилась, т.к. условия для воспроизводства этноса оказались крайне неблагоприятными.

И все-таки, даже в этих тяжелейших условиях, татарский народ выстоял, проявив высокую нравственность, достоинство, преданность своей Вере, удивительную этнокультурную живучесть. Татары в таких невыносимых условиях угнетения и унижения, все равно смогли сохранить свою национальную и религиозную идентичность.
Массового крещения татар, с неизбежным обрусением большей части новокрещеных, колонизаторам-варварам не удалось осуществить!
Татары сохранили себя как Этнос, сохранили свой Родной язык, свою Религию, свою Историческую Память, и сейчас успешно возрождаются, проявляя свойственную им пассионарность!


Вот пример того, как казнили татар, Заживо их Сжигая (!):

Казнь за "обасурманивание"

Кисанбику Байрасову (Татарку) в 1739 г в Екатеринбурге заживо сожгли за то, что она после насильственного крещения снава приняла Ислам.

“Пойманную татань-башкирку, которая была крещена и дано ей имя Катерина, за три побега и что она, оставя Закон Христианский, обасурманилась, за оное извольте приказать на страх другим казнить смертию – сжечь, дабы впредь, на то смотря, другие казнились".

подпись - генерал Саймонов. 1739г.


www.azatliq.org/content/article/1956067.html


Хөкем эшендә 18 гасырда яндырылган мөслимә искә алынды

Кроме этого, есть примеры того, как татар Заживо Замораживали (!) зимой на снегу голыми, заливая их водой, за то, что они не хотели креститься!

Guest, 28.06.2013 в 02:10


Как крестили чувашей и мордву

Как проходила христианизация чувашей

В 1720—1722 гг. Петр I издал несколько указов о христианизации народов Поволжья, по которым тем, кто принял крещение, на три года предоставлялись льготы (освобождение от податей и сборов, от рекрутской повинности). однако нерусские народы упорно не желали креститься. Tогда правительство указом от 22 сентября 1740 г. и рядом других решений определило методы насильственного крещения народностей Поволжья. В Свияжске была создана Hовокрещенская контора с большим штатом проповедников, чиновников и командой солдат.
Прибегая главным образом к методам насилия, правительство в то же время снова обещало новокрещеным временные льготы: освобождение на три года от податей и рекрутской повинности, выдачу крестов, денег и одежды. Подати и рекрутская повинность крестьян, принявших христианство, перекладывались на некрещеных.
Члены Hовокрещенской конторы, попы, приезжавшие в чувашские деревни в сопровождении воинских команд, угрожали крестьянам, избивали их, заковывали в кандалы, заставляя креститься. За 24 года деятельности Hовокрещенской конторы почти все чуваши путем насилия или обещания льгот и вознаграждений были крещены.
В 40-х гг. ХVIII в. происходили многочисленные выступления чувашей против насильственной христианизации.
В январе 1744 г. представители чувашей из разных деревень Чебоксарского уезда выбрали Охадера Tомеева из деревни Кильдишево и трех других крестьян представителями для подачи коллективного прошения на имя императрицы Елизаветы Петровны. Выборные выехали в Москву и в июле подали в Синод прошение, в котором требовали запретить насильственную христианизацию, назначить трех лиц (двух русских чиновников и третьим — Tомеева) для управления чувашами и крещения их мирными средствами. Синод отверг эти требования. Tомеев был вынужден скрыться. Чуваши Чебоксарского уезда поголовно отказались креститься.
Добившись принятия христианства силой оружия и обманом, правительство отказалось от своего обещания предоставить вознаграждение и льготы тем, кто крестился.
Крещеные чуваши только формально стали христианами. По существу они долгое время оставались язычниками, хотя духовенство вело постоянную слежку за ними и жестоко наказывало за исполнение языческих обрядов. Служба на непонятном церковнославянском языке была совершенно чужда им.
Духовенство, в свою очередь, не знало местного языка. Чувашам неясно было назначение икон: считая их идолами «русского бога», доносившими ему о поступках чувашей, они выкалывали изображениям глаза, ставили их ликом к стене. В течение довольно длительного времени христианские догматы оставались для чувашей неясными, их обыденное религиозное сознание представляло собой сочетание язычества с православием.
В первые же годы массовой христианизации в чувашских селениях начали возводить церкви (в основном на народные деньги). В 1760-х гг. было выстроено около ста церквей, к середине ХIХ в. их число достигло 150. В первой половине ХIХ в. были практически уничтожены почитаемые чувашами-язычниками священные рощи.

текст из книги "Чуваши: этническая история и традиционная культура" Иванов В.П., Николаев В.В., Димитриев В.Д.

Как проходила христианизация мордвы

С XVI в. на территории мордвы начали воздвигаться православные монастыри и церкви. Царское правительство наделяло их пахотными, лесными, водными угодьями и приписывало к ним целые мордовские поселения. Монахи крупных монастырей центра буквально по следам русского войска, разгромившего Казанское ханство, через Шацкий, Арзамасский, Темниковский; Алатырский уезды, населенные мордвой, устремились в «подрайскую землицу», захватывая лучшие угодья. Крупнейшими монастырями на мордовских землях были Пурдышевский, Санаксарский, Саровский и др. Одной из главнейших задач, поставленных перед ними, было утверждение мордвы в христианской вере.
Столкновения светских и церковных властей с «иноверцами» на почве христианизации носили порой весьма ожесточенный характер.. Так, в 1656 г. в Шацком уезде был убит архиепископ рязанский Мисаил, прибывший туда с царской грамотой, с государевыми служилыми людьми «мордву и татар во крещение приводити».
16 мая 1681 г. царь Федор Алексеевич подписал указ о предоставлении льгот мордве в случае крещения («А как они крестятся, и им во всяких податях дано будет льготы на шесть лет» 31). Немалое число мордвы польстилось на льготы и крестилось, но едва удалялись священники и пристав, как новокрещеные снимали с себя кресты и продолжали жить по-старому. Спустя пять лет вышел новый указ царского правительства, в котором говорилось о том, что новокрещеная мордва «в христианской вере не тверда, в церкви божий не приходит и отцов духовных у себя не имеет».
( Collapse )
В 1740 г. в Казани была учреждена Контора новокрещенских дел, призванная ускорить христианизацию на территории Казанской, Нижегородской, Воронежской и Астраханской губерний. В указе царского правительства от 11 сентября 1740 г. об отправлении архимандрита Д. Сеченова, назначенного главой конторы, в эти губернии, повелевалось давать новообращенным льготы от податей на три года, освобождать их от рекрутской повинности, от работы на казенных заводах, «давать каждому по кресту медному, что на персях носят, весом каждый по пяти золотников, да по одной рубахе с порты, и по сермяжному кафтану с шапкою, и рукавицы, обуви чирики с чулками, а кто познатнее, тем при крещении давать кресты серебряные по четыре золотника, кафтан из сукон крашеных, какого цвета кто похочет, ценою по 50 копеек аршин, а вместо чириков сапоги ценою в 45 копеек, женскому полу волосники и очельники, по рубахе холщовой. Да от денег, мужескому полу, кои от рождения выше 15 лет, по рублю по 50 копеек, а от 10 до 15 лет — по рублю, а кои ниже 10 лет, тем — по 50 копеек».
Намного ухудшилось положение тех, кто несмотря на подачки, не хотел креститься, ибо все повинности и подати крестившихся в льготные годы было приказано «взыскивать на оставшихся в тех местах некрещеных иноверцах».
В 1744 г. в челобитной, адресованной императрице Анне Иоанновне, мордовские «прявты» (выборные старосты.— Н. М.) деревень Романиха и Ключиха Терюшевской волости Нижегородского уезда Данила и Живайка Цанаевы от имени «всей той волости мордвы» просили не подвергать их насильному крещению, отозвать из волости прибывшего туда епископа Нижегородского Дмитрия (Сеченова.— Н. М.) с протопопами, попами и солдатами, который не желавших креститься арестовывал, держал под крепким караулом в кандалах и колодках, бил мучительски, смертно, привязав к столбам, и в купель окунал связанных и кресты надевал на связанных. Однако принудительное крещение продолжалось, а за содействие мордве в составлении указанной челобитной солдата Преображенского полка Григория Зубкова по императорскому указу было повелено бить «при полку нещадно батогами, дабы впредь другие того чинить не дерзали» 34.
Так начиналось Терюшевское восстание мордвы 1743—1745 гг., возглавленное Несмеяном Кривовым и Пумрасом Семеновым. Понимая, какую опасность оно представляет, епископ Нижегородский и Алатырский Дмитрий просил Синод быстрее подавить его, ибо «протчих мест новокрещеные народы... мордва, и черемисы, и чуваша вси от того возмутятся и воссвирепеть могут».
Прибывшие войска действительно скоро и жестоко подавили восстание, а его предводителя Несмеяна Кривова «за снятие с себя креста и за расколотие святые иконы», и за то, «что он во всем был первой возмутитель и заводчик», Правительствующий Сенат приговорил «зжечь при собрании всей Терюшевской волости новокрещеных и некрещеных мордвы при селе Сарлее, при котором собрание и на преосвященного Дмитрия нападение от мордвы было». «Учинить смертную казнь» повелевалось и другому лидеру этого восстания, бурмистру деревни Клеиха Пумрасу Семенову «за возмущение мордвы». Остальные руководители и повстанцы «в страх другим» были биты кнутом и плетьми.
Протест не только мордвы, но и других народов Среднего Поволжья против христианства, как религии, насильственно внедряемой в народ царизмом, иногда облекался в религиозную форму: отказ от принудительно навязанного православия, возврат к «язычеству», но вместе с тем имели место попытки как-то трансформировать старую языческую веру, чтобы можно было эффективнее противопоставить ее православию.
Один из ярких эпизодов такого реформаторства связан с движением мордвы той же Терюшевской волости, проходившем в 1808—1810 годах. Возникнув как обычное крестьянское сопротивление помещичье-крепостному гнету (отказ от барщинных работ), оно затем превратилось в религиозно-реформаторское движение. Возглавил его местный же крестьянин — житель деревни Большое Сеськино, принадлежавшей графине Сен-Приест, Кузьма Алексеев. Мордовские крестьяне указанной волости стали собираться в лесах на общие моления — озксы, проводившиеся, как докладывал нижегородский губернатор А. М. Руновский министру внутренних дел князю А. В. Куракину, «по древнему их идолопоклонническому мордовскому заблуждению». На этих мольбищах К. Алексеев объяснял крестьянам, что они должны быть свободными, не должны принадлежать помещикам и выплачивать оброк, что «Христа больше нет, не будет больше и христианской веры», что скоро «прежняя их мордовская вера возвысится, а христианская упадет».
Царское правительство жестоко расправилось с крестьянским движением. Его руководитель с семью наиболее близкими «сообщниками» был арестован и предан военно-полевому суду, который приговорил Кузьму Алексеева к сечению плетьми, вырезанию ноздрей, наложению клейма на лбу и щеках и к ссылке на поселение в Иркутскую губернию. Архиепископ Нижегородский и Арзамасский Вениамин лично объезжал волость, совместно с помещиками и полицией назначал к каждой десятидворке новокрещен смотрителей, получивших приказание «наблюдать, дабы живущие в оных препорученных им дворах новокрещены не исправляли никакого моления по мордовским обрядам, а молились бы по-христиански» .
Иерархи русской православной церкви объявляли «грехом» житейские контакты русских крещеных крестьян с некрещеной мордвой, накладывали на них церковное табу. Неоднократные попытки православного духовенства наложить церковный запрет на повседневные связи русского крещеного крестьянства с мордвой еще не крещеной оказались безуспешными, были обречены на провал. Как доносил в Синод епископ Нижегородский и Алатырский Дмитрий, «неученые христиане (русские крестьяне.— Н. М.) при их (мордвы.— Н. М.) бесовских игралищах приходят обществом и скверным их жертвам приобщаются, пьют и едят с ними заедино».
Некоторые миссионеры предлагали поощрять браки новокрещен с русскими, о чем, в частности, писал в Правительствующий Сенат 5 июня 1733 г. архиепископ Казанский и Свияжский Илларион, отмечавший, что «за русскими никого из оных (новокрещенок народов Поволжья.— Н. М.) не имеется». Принятие православия хотя и облегчило браки мордвы, марийцев, удмуртов, чувашей с русскими, зато еще более затруднило их с мусульманскими народами — их соседями (татарами, башкирами), ибо губернаторам и воеводам на местах не раз повелевалось «смотреть накрепко», чтоб «махометане мордву, чувашей, черемис, вотяков и протчих тому подобных иноверцев в свою веру не превращали и не обрезывали».
И хотя православие у поволжских народов не зашло так глубоко, чтобы идентифицироваться, отождествиться с их этническим самосознанием, как у русских (русский — православный), тем не менее было бы неверно утверждать, как это иногда делается, что будто христианизация их носила чисто формальный характер.
Однако даже система Ильминского, несмотря на явное миссионерско-русификаторское содержание, внедрялась крайне непоследовательно,- поскольку преподавание на инородческих языках казалось царским властям занятием опасным. Например, член Ученого комитета Министерства народного просвещения Георгиевский в 1867 г. утверждал, что нельзя учить инородцев на родном языке, ибо это «может послужить к пробуждению племенного самолюбия и уважения к собственному языку». На страницах «Журнала Министерства народного просвещения» при обсуждении вопроса об образовании инородцев было высказано такое суждение: «...язык — это народ: утвердите язык письменностью, дайте ему некоторую литературную обработку, изложите его грамматические правила, введите его в школу и церковь, и вы тем самым утвердите соответствующую народность, и доселе безразличную в отношении к языку массу инородцев, с явным даже влечением к усвоению русского языка, вы обратите в племя, которое будет дорожить своими особенностями и будет настаивать на своем обособлении» .
Как явствовало из циркуляра, направленного 23 мая 1870 г. министром народного просвещения графом Д. А. Толстым управляющему Казанским учебным округом М. Соколову, инородческие языки могли быть употребляемы в школах лишь «...по необходимости, как орудие при первоначальном обучении и развитии инородцев». В свою очередь, разъясняя это положение, М. Соколов писал Н. И. Ильминскому 9 июня 1870 г., что оно не дает повода полагать, будто в инородческих школах будут учить инородческим языкам.

Guest, 28.06.2013 в 11:09

И в наше время эта политика продолжается в завуалированной форме.

Адиль, 28.06.2013 в 11:17

Все что сказано о христианизации народов поволжья,о той жестокости с которой это все проводилось,мы знаем благодаря русским письменным источникам,в которых это все описано.Слава Аллаху,что это русские сведения,а то бы сейчас говорилось бы,что такого никогда не было.Хотелось бы обратить внимание на сегодняшнюю позицию русской православной церкви по оценке ее исторических"деяний".Полное молчание и игнорирование той бесчеловечной жестокости инициатором которой была РПЦ.А ведь Папа Римский уже давно принес официальные извинения мусульманскому миру за крестовые походы 10-12 веков.А фильм "Орда"спонсируемый и финансируемый РПЦ.Сайт"Военное обозрение"позиционирующий себя как патриот воспитатель российской молодежи публикует такую ересь как"Быть русским право выбора каждого человека".Кстати хотел скопировать ее сегодня,но они ее быстренько убрали.Но на этом сайте частенько публикуют такие шовинистические статейки.Так вот хочеться сказать всем таким "благодетелям" татарского народа,знайте мы выбираем право остаться татарами с верой завещанной нам нашими предками.

Guest, 28.06.2013 в 17:03

Полностью Вас поддерживаем, уважаемый Адиль!

Guest, 28.06.2013 в 19:25

ПРАВОСЛАВНАЯ ИНКВИЗИЦИЯ

Автор: Грекулов Е. «ПРАВОСЛАВНАЯ ИНКВИЗИЦИЯ В РОССИИ»:
Глава V. Насильственное насаждение православия среди народностей России

http://www.ateism.ru/article.htm?no=1303



Инквизиция

Самодержавие — этот, по словам В. И. Ленина, «самый реакционный и варварский строй»1, проводило среди народов окраин России политику национально - политического, социального и культурного угнетения. Верной помощницей самодержавия в его реакционной политике на окраинах была православная церковь. Угнетение нерусских народов, их русификация, а также колониальные захваты сопровождались насильственным обращением населения в православие. Это было одним из средств колониальной политики самодержавия.


Еще в XIII-XIV ее. новгородские выходцы, утверждая свою власть в Вятском крае, насаждали христианство мечом и огнем, не останавливаясь перед уничтожением местных народов, не желавших креститься. Делалось это при помощи духовенства, следовавшего за завоевателями в новые места. Грамота 1452 г. митрополита Ионы вятскому духовенству красноречиво рассказывает, как внедрялось христианство среди нерусских народов Вятского края. Священники, по признанию митрополита, перемучили много людей, переморили, в воду пометали, сжигали в избах мужчин, старцев и малых детей, выжигали глаза, младенцев сажали на кол и умерщвляли. Расправляясь с такой жестокостью с нерусскими народами, не желавшими креститься, инквизиторы угрожали им еще «великой опалой» от государя и «конечным извержением без милости» от церкви. Митрополит не осуждал духовенство за зверскую расправу с нерусскими народами. Он предостерегал только, что кровавый террор по отношению к народам, не желавшим принять православие, может вызвать ненависть их к духовенству и нанести ущерб церкви2.

В Казанском крае христианизация началась со второй половины XVI в., вскоре после завоевания Казани здесь были основаны монастыри. Над татарами, противившимися крещению, совершалось дикое насилие: их сажали в тюрьмы, у них отбирали земли, их выселяли из деревень, заставляли жениться на русских женщинах, держали в цепях. При этом церковники не скрывали, что их цель — «народ от татарской веры отучить и остращать».

Насильственное крещение проводилось при колонизации Поволжья и Сибири в XVII в. Правительство вместе с духовными властями стремилось привлечь на свою сторону феодальную верхушку, обещая ей в случае крещения разные льготы. У мурз, не желавших креститься, отбирались поместья с православными крестьянами, они лишались права распоряжаться ими. Крестьянам при переходе в православие предоставлялись некоторые льготы на шесть лет. Упорствующих превращали в крепостных. ….
Крестьяне пытались жаловаться на притеснения со стороны помещиков и духовенства, но за «челобитья» их заключали в тюрьмы, били кнутом, убивали.
В свою очередь и крестьяне, борясь с насильственной христианизацией, разрушали монастыри и церкви, избивали наиболее ненавистных им священников, некоторых даже убивали, поднимали массовые восстания.
В Сибири среди остяков и вогулов огнем и мечом действовал сибирский митрополит Филофей Лещинский. Этот инквизитор разрушал нехристианские кладбища, рубил и сжигал капища, возводя вместо них часовни, силой обращал сибирские народы в православие, угрожая в случае отказа смертью. Вогулы и остяки отвергали попытки церковников задобрить их льготами по уплате ясака и подарками. «Лестью хотите отвратить нас от древней нашей веры, разорить и уничтожить нас, — говорили они. — Головы свои положим, но этого не допустим»3. Несмотря на сопротивление местных народов, Филофей обратил в православие свыше 40 тысяч человек. В качестве одной из приманок для крещения применялось освобождение новокрещен от наказания за совершенные ранее проступки. Например, в 1723 г. за нежелание принять участие в переписи марийцы были приговорены к нещадному наказанию. Чтобы избежать наказания, 545 крестьян - марийцев согласились креститься4. Однако крестьяне — новокрещены не хотели посещать церкви, выполнять церковные обряды.

В ответ на жесточайшие наказания крестьяне сжигали церкви и дома священников, поднимали восстания.
Таковыми были, например, восстание башкир 1704-1708 гг., слившееся с булавинским восстанием 1707-1708 гг., восстание березовских вогулов и остяков 1707 г. и др. Восстания потерпели поражения, и многие башкиры и другие народы нерусской национальности, захваченные в плен, были приговорены к смерти. Спасая свою жизнь, некоторые башкиры и другие народы соглашались перейти в православие. За обратный же переход в мусульманство их сжигали на кострах как вероотступников.

В 1735г. в районе Екатеринбурга на Урале вспыхнуло восстание башкир, вызванное социальным гнетом и насильственным крещением. После разгрома восстания многие участники были казнены, многие сосланы в каторжные работы, башкирские деревни были разорены до основания. Расправляясь так жестоко с восставшими, правительство и церковь обещали пощадить жизнь тем из них, кто примет православие. Многие восставшие шли на это, хотя продолжали относиться враждебно к православию и его служителям.

Среди крестившихся поневоле был и башкир Тойгильда Жуляков, вскоре перешедший вновь в мусульманство. Тойгильду обвинили в том, что он, приняв мусульманство, «богу, закону его... учинил великое противление и ругательство». Его привезли в Екатеринбург, и здесь, на площади, по распоряжению главного командира уральских, сибирских и казанских заводов В.Н. Татищева, на страх другим в присутствии всех новокрещен сожгли.
Детей Тойгильды наказали розгами и раздали в русские семьи5. В июне 1740 г. за переход в мусульманство сожгли известного рудознатца казака Исаева. Перед смертью он заявил, что знает, где находится серебряная руда. Это ему не помогло: в назидание другим Исаев был сожжен 6.

В башкирских восстаниях 1745 и 1755 гг. против феодально-крепостнического гнета, осложненного еще национальными притеснениями, также наблюдался протест против насильственной христианизации. В воззваниях предводителя восстания 1755 г. Батырши указывалось на невыносимое положение мусульман, на тяжелые условия работы на заводах. Батырша призывал насильственно крещенных башкир выступать заодно с «истинными мусульманами»7.

Для расширения миссионерской деятельности православной церкви в 1738 г. при свияжском Богородицком монастыре была организована Новокрещенская контора. Она ставила своей целью «умножение христианского закона» среди мусульманского населения Поволжья «для вятщего утверждения в вере». Это была настоящая инквизиторская организация. Наделенная большими полномочиями, контора насаждала православие среди народов нерусской национальности не стесняясь в средствах. Новокрещенская контора действовала до 1764 г., т.е. 26 лет, и за эти годы вызвала всеобщую ненависть и возмущение.

Посылаемые в татарские и башкирские деревни священники-миссионеры, эти, по словам В. И. Ленина, «жандармы во Христе» под видом «спасения неверных душ» проводили политику угнетения нерусских народов. Они заставляли их креститься, подвергали смертельным побоям, разоряли их хозяйства, а доносчиков награждали. Руководивший Новокрещенской конторой архимандрит Сильвестр старался оправдать кровавый террор, проводившийся его инквизиторами. Но возмущение деятельностью Сильвестра было так велико, что Синод был вынужден назначить вместо него другого.

Не лучше был и новый инквизитор Лука Конашевич. Он разрушал татарские мечети, на их месте строил церкви, подвергал татар-мусульман жестоким наказаниям, заточал в тюрьмы, разорял их дома и деревни. Синод поддерживал своего ставленника, проклиная мусульман и мусульманское учение, называя Магомета «самым студным лживым пророком» (указ от 24 декабря 1750 г.). Деятельность Луки Конашевича вызвала глубокое возмущение.

Татары писали в своих жалобах, что если их будут и дальше принуждать креститься, они оставят свои дома и деревни и уйдут в леса. Луку Конашевича перевели в Белгород епископом, но память об этом жестоком инквизиторе осталась надолго.
В народном предании рассказывается, что Лука Конашевич стремился всех татар превратить в русских и что по жалобе татар министры осерчали на него и сослали в Сибирь 8.

Не меньшее возмущение вызвала деятельность другого представителя Синода, стоявшего во главе Новокрещенской конторы, епископа Дмитрия Сеченова.

Татары и башкиры жаловались, что Сеченов силой принуждал их креститься, погружая в купель связанными, держал многих в тюрьме под караулом в кандалах и колодках и подвергал мучительным побоям.

Действуя на основании указа Синода от 14 февраля 1743 г., Сеченов сжигал мусульманские кладбища и молельни, разорял крестьянские дома, рубил в них окна и двери, выламывал печи.
В результате крестьяне пришли «в конечное разорение».

С такими же жалобами обращались чуваши Ядринского и Курмышского уездов на инквизитора игумена Неофита, на курмышского протопопа Куприяна и др.9, но эти жалобы успеха не имели: Синод своих инквизиторов не давал в обиду. Действуя огнем и мечом, Сеченов за один год сумел обратить в православие свыше 17 тысяч татар. Его перевели в Нижний Новгород, и здесь за четыре года он заставил принять православие более 30 тысяч человек.

За свою «деятельность» и за поддержку Екатерины II во время дворцового переворота этот инквизитор был щедро награжден: он получил в личное владение тысячу душ крепостных, богатые денежные подарки и стал первоприсутствующим членом Синода10.

Центром насильственной христианизации татар был также казанский архиерейский дом, которому в середине XVIII в. принадлежало до четырехсот населенных пунктов.
Пропаганда ислама и тем более обращение в мусульманство запрещались под страхом смерти.

Нельзя было строить новые мечети, старые же разрушались. Только при епископе Луке Конашевиче за 1738-1758 гг. из 536 мечетей Казанской губернии было разрушено 418.

В Сибири из 133 мечетей осталось 35 (11).
Детей татар и башкир, обратившихся в ислам, отбирали у родителей и раздавали новокрещенам.

На татар и чувашей миссионеры напускали воинские отряды — «обжорные команды», которые разоряли их постоями, чинили всяческие обиды.

Крестившимся крестьянам нерусской национальности предоставлялись некоторые льготы: они освобождались от холопства, от уплаты податей (на три года), ими не могли более распоряжаться неправославные помещики.

Зато подати некрещеных крестьян возрастали, что делало их положение еще более тяжелым. Крестьян - новокрещен поселяли в одном месте, некрещеных же татар выселяли, разоряя их хозяйство.

На землях некрещеных татар организовывались новые монастыри — Спасо- Юнгинский, Седмиозерский, Раифский и др.

Протесты крестьян-мусульман против деятельности духовенства принимали различные формы: это были жалобы на священников в Синод и к правительству, восстания, в которых протест против насильственной христианизации сочетался часто с протестом против феодально-крепостнического гнета.

Кроме того, крестьяне-мусульмане непосредственно расправлялись с ненавистными им священниками, избивали и убивали их. Бывали случаи, когда крестьяне обращались за помощью к мусульманам, жившим за рубежом.

В 1751 г. татары подали жалобу на «несносные обиды», чинимые им митрополитом Сильвестром. Они писали, что Сильвестр крестил их насильно, держал их в оковах на монастырском дворе, вместе с женами и детьми, морил голодом, пока они не согласятся креститься.

В Царевококшайском уезде крестьяне деревни Кошки обложили соломой избу, где находился с командой поп Георгий Давыдов, и подожгли ее. Миссионера спас подоспевший воинский отряд. В Вятской провинции крестьяне избили иеромонаха Вениамина Григоровича; его с трудом освободила из рук крестьян конвойная команда.

Восставшая мордва убила миссионера Алексея Мокеева и пыталась убить также Дмитрия Сеченова. С дубьем и цепами напали чуваши на протопопа Георгия Давыдова12.

Царские чиновники, борясь с массовым бегством и возмущениями крестьян нерусской национальности, в некоторых случаях пытались обуздать духовные власти, руководившие христианизацией. Так, в 1751 г. оренбургский губернатор просил Сенат запретить священникам крестить башкир силой, а также отсылать их в тобольскую консисторию. Он писал, что деятельность миссионеров разоряет башкир и наносит большой вред интересам помещиков и государства. С такими же требованиями обращались и уральские заводчики, так как бегство работных людей и насильственные меры духовенства неблагоприятно отражались на заводских работах. Правительство было вынуждено прислушаться к этим жалобам. В Казанскую губернию послали с особыми полномочиями подполковника Свечина и поручили ему проверить на месте причины разорения татар.

В своем «Экстракте» о разорении крестьян, «восприявших закон греческий не по желанию, а по принуждению», Свечин писал, что священники-миссионеры ездили будто бы учить новокрещен закону божьему, на самом же деле собирали с новокрещен деньги, требовали продукты и пушнину, делали «прицепки» за незнание молитв, под угрозой ареста вымогали деньги.

Чтобы заставить татар креститься, миссионеры рубили в крестьянских домах окна и двери, ломали печи, «без всякого милосердия» избивали плетьми, заковывали в кандалы, отправляли в тюрьму на тяжелые монастырские работы13.

Доклад Свечина дал яркую картину ужасающего произвола и притеснений крестьян в связи с насильственной христианизацией. Грубо русификаторская политика и христианизация населения создавала почву для народных волнений. Опасаясь повторения крестьянских восстаний, правительство было вынуждено в апреле 1764 г. закрыть Новокрещенскую контору и перейти к более тонким методам христианизации и обрусения населения.

С башкир и татар сложили недоимки, родителям вернули отобранных у них детей, попам-миссионерам предложили применять более мягкие меры для побуждения населения к крещению. Закрытие Новокрещенской конторы не приостановило, однако, насильственного обращения крестьян нерусской национальности в христианство и беззастенчивый грабеж со стороны миссионеров. В 1765 г. Синод был вынужден отметить, что миссионеры-священники ездили по новокрещенским жительствам с женами и детьми, собирали с крестьян деньги, скот, овчины, холсты и всякую живность.

Новокрещены, не имея никакой защиты, отдавали миссионерам все, что те требовали, и совершенно разорялись 14. За время существования Новокрещенской конторы было обращено в христианство 409864 человека — цифра по тому времени огромная 15.

Такими же кровавыми действиями отметили свой миссионерский путь и другие «просветители»: Стефан Пермский, Трифон Вятский, Гурий Казанский, Софроний Иркутский и др.

Несмотря на их жестокость, церковь причислила этих инквизиторов к лику святых и заставила чтить как «угодников божьих». Духовенством распространялись легенды, будто кровавый террор миссионеров осуществлялся по божьей воле.


Татары, башкиры, чуваши и другие нерусские народы ненавидели православное духовенство за насильственную христианизацию, за поборы, за помощь, которую оно оказывало правительству в деле национального угнетения.

Эта ненависть с особой силой проявилась во время крестьянской войны 1773-1775 гг. под предводительством Емельяна Пугачева. Крестьяне уничтожали церкви, убивали особо ненавистных им священников. Они оставляли навязанное им силой православие и возвращались к вере отцов. По официальным далеко не полным данным, во время восстания Пугачева было убито 237 церковников и членов их семей и сожжено свыше 60 церквей16.

Удмурты, чуваши, башкиры, татары просили Пугачева избавить их от гнета священников. Пугачевский атаман Герасим Иванов по просьбе крестьян сжег дом сунгулеевского священника на Урале; в селе Нохмачи священника повесили, а его дом сожгли. После взятия восставшими Ижевского завода в селе Сретенском удмурты повесили весь притч, а церковь разграбили. Мордовцы села Кангуш Краснослободского уезда Тамбовской губернии избили священника Алексея Васильева, говоря при этом: «Не мешай нам, поп, молиться по-нашему»17. Удмурты также отказывались выполнять церковные обряды, платить поборы за требы и расправлялись со священниками. В виде протеста против христианизации удмурты возвращались к прежней «идолопоклонной» вере. В феврале 1774 г. новокрещенные удмурты, собравшись в селе Сретенском, решили послать к Пугачеву депутацию и просить его закрыть Ижевский завод, а им разрешить быть по-прежнему в идолопоклонной вере18.

Гнев народных масс обращался также против монастырских властей и монастырей, основанных на территории Мордовии для закрепощения мордовского народа и усиления феодально-крепостнического гнета. Особенную ненависть мордвы вызвали власти Пудожского монастыря, захватившего крестьянские земли. Этому монастырю принадлежало более двух тысяч крепостных крестьян.

Принудительное крещение нерусских народов продолжалось и в XIX в. Оно использовалось как средство колониального угнетения и русификации. Духовенство продолжало обирать народ. По словам Магницкого, бывшего в то время попечителем казанского учебного округа, православное духовенство стремилось попасть в чувашские селения с не меньшим энтузиазмом, чем европейцы в Бразилию: здесь можно было обогащаться за счет нерусских народов.

Центром русификаторской деятельности духовенства среди народов Поволжья было «Братство святого Гурия», основанное в 1867 г. Это братство получило свое название по имени епископа Гурия, жестокого инквизитора, действовавшего среди татар в интересах русификаторской политики самодержавия. Братство святого Гурия старалось уничтожить национальное единство татар и воспитать их в духе православия и покорности самодержавию. Открывая свои школы, братство делало их опорными пунктами для борьбы против мусульманства и других религий нерусских народов, для борьбы с национальной культурой.

На Кавказе русификаторскую политику самодержавия проводило основанное Синодом в 1860 г. «Общество распространения христианства». Общество располагало целой армией миссионеров, этих, по словам В.И. Ленина, «новейших инквизиторов», «душителей религиозной свободы». Общество насаждало всюду свои школы, строило церкви, внедряло православие не только проповедью, но и силой оружия, прибегая к содействию местной администрации. Оно добивалось обрусения нерусских народов, слияния их с русскими. Национальная культура и национальный язык изгонялись. Служители культа презрительно называли национальный язык «вымирающим наречием».

Очагами колонизации и христианизации на Кавказе были также Пицундский, Новоафонский, Драндский монастыри, основанные с этой целью в 70-80-х годах XIX в.
Церковники с презрением относились и к марийцам, называя их «темным черемисским царством». Они говорили, что задача церкви — «просветить этот полуязыческий мир светом христианской религии, слить его... в одно целое с Россией»19. С этой целью духовенство душило ростки национальной культуры, изгоняло из школы национальный язык, подачками и силой обращало народ в православие.

В Карелии священники говорили, будто карелы находятся на пути к вырождению и неспособны к самостоятельному государственному и культурному развитию, поэтому национальную культуру должны заменить православие и русская культура….

Епископ Вениамин, занимавшийся обрусением народов Севера, говорил: «Православие должно вести борьбу не просто с чужой верой, но и с чужой национальностью... чтобы сделать их (т. е. северные народы — Е. Г.) не только по вере, но и по национальности русскими»20. С этой целью миссионеры силой отбирали детей у родителей и отвозили их в церковные школы, где пытались привить им то, что они называли русской культурой. Но дети, как отмечал миссионер Никандр, «тосковали по родным местам... хирели и умирали»21.

С «просветительной» деятельностью жандармов в рясах среди нерусских народов хорошо познакомился знаменитый писатель А. И. Герцен, когда он был в ссылке в Вятской губернии.

Герцен писал о чудовищном произволе и хищничестве чиновников и попов среди этих народов: «Настоящий клад для земской полиции — это вотяки, мордва, чуваши: народ жалкий, робкий, года через 2-3 исправник или становой отправляется с попом по деревням ревизовать, кто из вотяков говел, кто нет и почему нет. Их теснят, сажают в тюрьму, секут, заставляют платить требы»22.

В результате насилия за 1881-1894 гг. в православие было обращено 129 тысяч человек нерусской национальности23. Об усилении насильственного крещения говорили и на миссионерских съездах.

Первый съезд «темных инквизиторов», как называли миссионеров, состоялся в Казани в 1885 г. На этом съезде присутствовали архиереи всех тех губерний, где было нерусское население. Съезд имел одну цель: разработать меры по внедрению православия, подготовить к этому жандармов в рясах.

Второй миссионерский съезд, собравшийся в Москве в 1891г., отразил агрессивную политику духовенства по отношению к нерусским народам. Еще более воинственно было настроено духовенство на третьем миссионерском съезде (Казань, 1897г.). Этим съездом руководил помощник обер-прокурора Синода Саблер.
Он назвал православие «краеугольным камнем самодержавия».

На этом съезде «опричники духовенства» — миссионеры требовали усиления полицейских репрессий по отношению к тем, кто отказывался принять православие, кто пытался бороться за свободу совести. Духовные власти не могли больше сжигать на кострах и гноить в тюрьмах сторонников ислама и других религий, как это они делали раньше. Но на стороне этих опричников был административно-полицейский аппарат самодержавия, они использовали школу и печать, изгоняли национальный язык, пытались уничтожить национальную культуру.

Насильственная христианизация и русификация вызвали массовый протест народных масс. Этот протест выражался в различных формах: крестьяне не давали средств на содержание духовенства, не посещали церкви, не соблюдали церковных обрядов, они избивали и убивали особо ненавистных им священников и монастырские власти. Одной из форм протеста было массовое отпадение от православия, несмотря на репрессии со стороны духовенства и полиции.

Отпадение от церкви приняло особенно большие размеры в 80-х годах XIX в. в Казанской и других губерниях, населенных татарами. Обер-прокурор Синода Победоносцев вынужден был признать, что крестьяне, оставлявшие православие, по своему духу и обычаю с православием не имели ничего общего. Массовое отпадение от православия и отказ от выполнения церковных обрядов вызвали усиление репрессий со стороны правительства и церкви. В конце XIX и начале XX в. были организованы процессы против тех, кто не желал оставаться в рядах официальной церкви. У удмуртов вырубались их священные рощи, отбирались дети, которые затем помещались в монастыри для воспитания в православном духе; устраивались погромы, избивались те, кто хотел верить по-своему; крестьян подговаривали составлять приговоры о выселении из деревень неугодных духовенству лиц. Такая деятельность духовенства встречала сопротивление народа. Так, в 1901 г. по требованию сарапульского епископа Владимира полицией была вырублена в деревне Ерыксы священная роща. Местные крестьяне-марийцы оказали при этом сопротивление, обратили в бегство священников и полицейских. Для «усмирения» крестьян был послан полицейский отряд, в результате столкновения было ранено 25 человек, а одного крестьянина убили24.

Жестокие меры по насаждению православия среди народов нерусской национальности вызвали резкое осуждение со стороны прогрессивных элементов русского общества. В повести Ф. Решетникова «Подлиповцы» автор, рассказывая о пермяцкой деревне Подлипной, с негодованием говорит об инквизиторской деятельности православного духовенства.

Он отмечает, что крестьяне приняли православную веру лишь тогда, когда последовали карательные меры, и что для них православный поп и становой в сущности одно и то же. При появлении того и другого они «прячутся в домах и запирают двери». В повести Н. Лескова «На краю света» и в очерке «Сибирские картинки XVIII в.», основанном на документальных материалах, автор показал миссионерскую деятельность сибирского архиепископа Нила, насаждавшего православие среди народов Севера.

После подавления революции 1905 г. гонения на неправославные и нехристианские религии, особенно на ислам и сектантство, усилились. Духовное ведомство расширило сеть церковно - приходских школ и попечительств, воинствующая пропаганда православия велась также через церковные собрания. В помощь жандармам в рясе были привлечены реакционные и черносотенные элементы, их организации возглавлялись духовенством. Духовенство боролось также с национально - освободительным движением и с этой целью усилило деятельность миссионерских организаций.

В 1910 г. совещание миссионеров, этих гонителей веры и душителей религиозной свободы, возглавил председатель совета министров Столыпин.

Совещание разработало целую программу по укреплению христианства и по борьбе с мусульманством. В том же году миссионеры собрались на очередной съезд в Казани.

«Темные инквизиторы» добились на этом съезде принятия суровых мер против неправославных. Административные органы содействовали им в подавлении свободы совести и стремления к национальной самостоятельности.
В свою очередь и представители мусульманской религии проявляли нетерпимость по отношению к тем, кто исповедовал другую религию, особенно к русским. ...

1. В. И. Ленин. Полное собрание сочинений, т. 24, стр. 59. 90
2. АИ, т. I, № 261
3. П. Буцинский. Крещение остяков и вогулов при Петре I. Харьков, 1893, стр. 71.
4. ПСЗ, т. VII, № 4254.
5. «Русская старина», кн. X, 1878, стр. 309 - 312.
6. С. И Викторовский. История смертной казни в России. М, 1912, стр. 204.
7. Е. Малов. О Новокрещенской конторе. Казань, 1878, стр. 172.
8. Е. Малов. Указ. соч., стр. 165.
9. Н. Б. Никольский. Распространение христианства среди нижегородских чуваш до 1764 г. — «Живая старина», вып. 1 - 2, 1915, стр. 127.
10. Е. Малов. Указ. соч., стр. 60.
11. И. Дубровин. Пугачев и его сообщники, т. I. СПб., 1884 стр. 364.
12. И. Дубровин. Указ. соч., т. I, стр. 50 - 56.
13. «Пугачевщина». Сборник документов, т. II. M. 1926 - 1931, стр. 3-5.
14. Там же, стр. 27.
15. Е. Малов. Указ. соч., стр. 203.
16. «Сборник отделения русского языка и словесности Академии наук», т. XV, 1876, стр. 14 - 16.
17. «Исторический вестник», т. XVIII, 1884, стр. 131
18. П. Н. Луппов. Христианство у вотяков. СПб., 1899, стр. 316, 320.
19. А. Трефилов. Очерки по истории дореволюционной марийской школы. М., 1951, стр. 198.
20. А. Базанов. Миссионеры и миссионерские школы на севере. Л., 1936, стр. 9.
21. А. Базанов и Н. Казанский. Школы на крайнем севере. Л., 1939, стр. 48.
22. А. И. Герцен. Сочинения, т. VIII. М., 1956, стр. 562.
23. «Обзор деятельности духовного ведомства православного исповедания за время царствования Александра III». СПб., 1894.
24. А. И. Бобрищев - Пушкин. Суд и раскольники - сектанты. СПб., 1902, стр. 106 - 1

Guest, 28.06.2013 в 19:26


Возвращение в ислам. Год 1905

Дмитрий (Ахмад) Витальевич Макаров,
публицист (Москва)

После завоевания поволжских ханств войсками Ивана Грозного, проходившего под флагом распространения христианства, началась кампания по насильственному крещению коренных народов Поволжья и Приуралья: татар, башкир, чувашей, мордвы, удмуртов, марийцев. Потом, немного поутихнув, эта кампания возобновилась с новой силой при Петре Первом, который своим указом подтвердил запрет дворянам-мусульманам держать крепостных-христиан, подкрепив это требованием либо отдать своих крепостных, либо самим креститься. Период с 1738 по 1755 год считается для российских мусульман, по оценке Александра Бенигсена, “самым трагическим периодом за все время их существования”. Именно тогда наиболее сильно распространилось христианство среди мордвы, чувашей и удмуртов. И тогда же появилось немало крещеных среди татар. Собственно, основная тяжесть удара насильственной христианизации приходилась по татарам как по народу, доминировавшему в Волго-Уральском регионе, да и вообще в Восточной Европе, в недавнем прошлом и лишь недавно (прошло менее двухсот лет) утратившим свою государственность.

Кроме того, надо отметить, что в плане идеологии язычество не шло ни в какое сравнение с исламом. Среди татар же главной мишенью была феодальная аристократия, наравне с абызами (1) и ишанами (2) бывшая элитой нашего народа. Именно мурзы руководили организованным сопротивлением крещению, причем не только татар, но и черемисов (марийцев), остяков (хантов) и других народов. У татарских мурз, самоотверженно отстаивавших интересы государства на полях сражений, за отказ принимать чуждую веру отбирали крепостных, отбирали земли, которыми они владели по праву своих отцов и дедов, даже собственные усадьбы.

Доля феодалов и служивых татар среди татар была очень высокой – в некоторых регионах страны практически все мусульманское население состояло исключительно из них (ярославские, романовские, кадомские, шацкие служивые татары). Весьма красноречивой иллюстрацией попыток крещения татарских мурз было указание всем мурзам Курмышского уезда (куда входила и часть татарских аулов современной Нижегородской области) креститься в срок до 25 февраля 1682 года, в противном случае их лишали имущества и переводили в податное сословие... Указание было дано 17 февраля того же года. Методы, к которым прибегали миссионеры, отличались разнообразием: когда не дал ощутимого результата “пряник” – денежные выплаты новокрещеным и т. д., они применили “кнут” – заключение под стражу за нежелание креститься, освобождение от рекрутской повинности новокрещеных с переложением ее на “упорствующих”, выселение “упорствующих” со своих земель, уплата налогов за новокрещеных теми, кто остался в своей прежней вере. В результате одни из них принимали христианство под страхом смерти, другие – чтобы сохранить поместья и крепостных. Необходимо отметить, что если в результате кампании, предпринятой в первой половине XVIII века по массовому крещению “инородцев”, окрестилась практически вся мордва, подавляющая часть чувашей и удмуртов (надо отметить тот факт, что официально оставшиеся в язычестве чувашские и удмуртские села находятся в полностью татарском окружении), половина марийцев, то среди мусульман – татар и башкир – доля окрестившихся осталась сравнительно невысокой (12 тысяч из 400 тысяч крещеных “инородцев” за время существования Новокрещенской конторы). И хотя позже, при Елизавете (после разгрома восстания Батырши) и Екатерине Второй (после разгрома восстания Юлаева), и появились некоторые послабления для мусульман, но вернуться в ислам потомкам этих крещеных татар было уже запрещено. Подобный переход карался на определенном этапе законотворчества – смертной казнью, а после некоторой либерализации законодательства – вечной ссылкой с конфискацией имущества и детей. Созванная при Екатерине Второй комиссия по обсуждению законодательства нашла, что “отступников из христиан в магометанство... как опаснейших гонителей христианства, более опасных, чем сами природные магометане”.

Но тем не менее подобные возвраты были, в том числе и в нынешней Нижегородской области. Волн массового возвращения в ислам, а вернее сказать, подачи прошений об официальном возврате в ислам, крещеных татар было две: одна в 1866– 1869 годах, а другая – после царского манифеста о свободе совести 1905 года (в церковных документах этот процесс называется “отпадом”). В это время ранее крещеные татары, а точнее их потомки, целыми деревнями подавали прошения о переводе их в ислам. Профессор Казанской духовной академии Машанов в своем докладе на миссионерском съезде в 1910 году называет цифру в 50 тысяч «отпавших» в течение XIX века. Одной из самых красноречивых подобных историй является хроника семьи дворян Стулкиных из деревни Петряксы Курмышского уезда Симбирской губернии (ныне деревня Петряксы Пильнинского района Нижегородской области). (Тот самый уезд, мурзам которого было предписано креститься в течение недели в 1682 году.) В прилагаемом к прошению списке перечислены все 46 членов этого рода, включая жен и детей. Со времени подачи их первого прошения (15 сентября 1905 года) до удовлетворения их просьбы прошло три (!) года, и это несмотря на то, что, согласно их уверениям, ни они сами, ни их предки никогда православными не были, а с рождения были мусульманами. В качестве первой реакции на просьбу узаконить их пребывание в качестве мусульман появляется резолюция:

“Произвести надлежащее расследование в том: действительно ли принадлежат к числу отпавших из православия и только числятся православными, а на самом деле исповедуют магометанскую религию, составить на просителей подробную ведомость”.

Не замедлил себя ждать и ответ полицейского исправника:

“Полицейское управление доносит губернскому правлению, что все просители с их семьями со дня своего рождения исповедуют магометанскую религию и что обрядов православной веры они никогда не исполняли”.

Но даже несмотря на столь явный факт, вдобавок официально подтвержденный, в ответ на прошение Стулкиных, направленное на имя симбирского губернатора, их отправляли то в полицейское управление, то в духовную канцелярию, один ответ даже подписан ветеринарным инспектором. Наконец их дело просто клали под сукно, по-видимому, надеясь, что просители сами откажутся от своих требований. И наконец 21 сентября 1908 года, спустя три долгих года, законная просьба была удовлетворена.

С такими препятствиями сталкивались наши предки, когда им нужно было официально объявить себя мусульманами. Что же можно сказать про нас, если мы складываем лапки при самых малейших трудностях и неудачах!

Прилагаемое прошение не первое и не последнее в длинной череде документов по делу дворян Стулкиных:

Прошение

Умершие предки наши, по принуждению ли или просто по своим разсчетам, были новокрещеными в православие из татар мусульманского исповедания, как и мы, просители, но православной веры не исполняли, тяготея всегда к магометанской мусульманской религии, как и мы лично теперь, исповедуя ее в действительности исчисляясь новокрещеными или православными просто лишь только по записи и по имени может быть, а не более.

Желая быть действительно и формально причисленными к мусульманской религии мы, на основании изложенного и в силу Высочайше Утвержденного 25 ... сего 1905 года Положения Комитета Министров, а также циркуляра Министерства внутренних дел от 18 августа сего года за № 4628, предложения Департамента духовных дел иностранных исповеданий от 25 того же Августа за № 4801 ... Оренбургского Магометанского духовного собрания, по своему духовенству, от 12 сентября 1905 года за № 5071 имеем честь покорнейше просить Ваше Превосходительство сделать распоряжение, по возможности непродолжительным временем, о причислении нас с детьми нашими и семьями к мусульманской религии, которую только мы в действительности исповедуем и впредь всегда желаем исповедовать и исполнять ее, а также об исключении нас из православных метрических списков, если мы в них значимся, в последующем поставить объявить по месту нашего жительства, с вручением особого объявления о том на руки.

При этом считаем нужным... что по поводу сего нами было уже возбуждено ходатайство пред... ным собранием в... сего года, которое, как объявило нам собрание, передано им на распоряжение Господина Министра Внутренних дел, что было... сего года, на что последовало... нам неизвестно и не объявлялось.

Проживающие в деревне Петряксах Петряксинской волости Курмышского уезда Симбирской губернии неслужащие дворяне: Саляхетдин Айнетдинов, Низяметдин Аляутдинов, Аймалетдин Аляутдинов, Сейфетдин Якупов, Нежеметдина Якупов и Мухаммадъяр Аляутдинов Стулкины*.

Только вдумайтесь в эти слова: “об исключении нас из православных метрических списков, если мы в них значимся”,* они даже не знали о том, значатся ли они в метрических списках!

Другой образец обширной переписки по делу Стулкиных не менее красноречив. Это тот самый документ, на котором стоит подпись ветеринарного инспектора. Прошу обратить особое внимание на даты прошений и ответов на них – разница не менее 2–3 месяцев, кроме того, даже губернского чиновника возмутил факт игнорирования аналогичной со Стулкиными просьбы крестьян соседней деревни, и он просит даже не ускорить их дело, а просто начать его. Помимо этого, интересно здесь то, что из документа явно следует неединичность просьбы об официальном возврат в ислам, и это только в соседних волостях одного уезда. Еще интересен тот факт, что у людей, подающих просьбу о переводе в ислам, имена и фамилии – мусульманские (Хусаин, Закир, Хамидуллин, Абзанов, видимо, искаженное Афзалов). Причем это имена официальные, зафиксированные в документах. Это говорит о том, что и они сами, и их родители (фамилии – по именам отцов) на самом деле являлись мусульманами!

Резолюция первого стола. Входящие № 610 и 480

Настоящее отношение Симбирской Духовной Консистории за № 2342 и приложенну при нем переписку об исключении об исключении при нем переписку об исключении из числа православных неслужащих дворян Стулкиных препроводив в Курмышское полицеское управление, предписать оному, с возвращением приложений, доставить Правлению требуемые Духовной Консисторией сведения о Стулкиных, а равно немедленно исполнить предписание Правления, от 3-го Октября 1905 года за № 2505 о производстве дознания по прошению крестьян дер. Большой Рыбушкиной, Чембилеевской волости Курмышского уезда, Хусаина Хамидуллина и Закира Абзанова о нестенении их исповедывать магометанскую веру, ибо хотя Полицейское Управление, рапортом от 31 минувшаго Января за № 3699, и донесло Правлению, что дознание о них представлено в Губернское Правление Декабря 1906 года за № 3699, но при означенном рапорте поступила переписка лишь о дворянах Стулкиных. – Февраля 27 дня 1907 года.

За Советника Губернский Ветеринарный инспектор (подпись неразборчива) Вице-Губернатор (подпись неразборчива).

(1) Абыз – возможно, от искаженного “хафиз”, возможно, от тат. «абзы» (дяденька) абызы ходили по деревням, распространяя таким образом религиозные знания. Многих из них за это подвергали самым различным наказаниям (смертная казнь, каторга и т. д.).

(2) Ишан – суфийский наставник. Ишанизм был чрезвычайно распространен среди мусульман Поволжья и Приуралья и сыграл ключевую роль в сохранении Ислама в регионе.

Вил Мирзаянов, 06.07.2013 в 03:36

Когда читаешь эти заметки о зверствах русских колонизаторов, то буквально волосы становятся дыбом. Уверен, ни один татарин не может оставаться безразличным при знакомлении с этими документами. Они как раз ныне сидят в памяти народа и никогда не будут позабыты. Поэтому не следует удивляться тому, что к русским в Татарстане относятся как к оккупантам. Отчасти потому, память народа всегда освежалась действиями как царской, так и советской и постсоветских администраций по ассимиляции татар. После этого я с большим разочарованием прочитал во вчерашнем номере статью Рашита Ахметова, осуждающего тех, кто называет русских оккупантами и никак не желает первоспитаться. Вместо того, чтобы по-глубже изучить и постараться понять душу татарского народа, искать причины отрицательного отношения к колонизаторам в ультранационалистах, просто смешно. Боюсь, тов. Ахметов просто не понимает татарскую душу. Одним словом, интернационал.