15 июня 2018 г. независимая общественно-политическая газета
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Юлия Бек

12 декабря 2014 года
Юлия Бек

 27 октября в театре им. Тинчурина был осуществлен необычный и смелый проект, можно даже сказать, прорыв. Талантливый казанский композитор Юлия Бек (Бекбулатова, ей около 40 лет) представила пятидесятиминутный балет-спектакль «Небесный код», поставленный на грант Министерства культуры Татарстана в миллион рублей. Поэтический текст Артема Корнилова, хореограф-постановщик Кобул Амонов, художественный руководитель проекта декан факультета хореографического искусства университета культуры Диля Давлетшина, главный хореограф Гузалия Хузина, прекрасная оркестровая запись оркестра «La primavera», дирижер Рустем Абязов. Солисты: великолепная «чемпионка Европы по современной хореографии» Анастасия Фаттахова и в роли Ангела Григорий Кириллов, исполнители – хореографический коллектив «Mix Style». Кстати, не совсем отвечали своему названию, именно микшированности, смешения стилей XXI, XX, XIX века не было заметно, это так необходимо было в спектакле.
     Всех участников проекта приглашала сама Юлия Бек. Зал театра Тинчурина был переполнен ценителями, атмосфера была приподнятой, премьерной. Зрителей встречали студенты университета культуры на ходулях в ниспадающих сине-белых балахонах. Но можно было бы и пару хипстеров, рокеров и певцов с мандолинами и скрипками запустить, да и несколько солдат в боевой экипировке с автоматами, направленными на зрителей, согласно духу переживаемого страной момента, можно было представить. Обидно мало в казанских театрах используется фойе как средство погружения в действие спектакля. Кстати, в буфете продавали деревенский мед по 300 рублей банка, это сразу придавало театру душевность. Жалко не было свежего татарского каймака, а обслуживающий персонал давно нужно переодеть в национальные татарские одежды. Театральное пространство должно быть театральным сразу после входной двери. 
     Юлия Бек написала свое произведение под впечатлением фильма «Небо над Берлином» Вима Вендерса («Золотая пальмовая ветвь» в Каннах), в котором ангел, полюбив девушку, становится человеком, спускается с небес. Почти миф об Орфее. Ну, или о Золушке. Оба романтических мифа свидетельствуют, конечно, что композитор грезит о прекрасном принце и ощущает душевное одиночество. Именно это личное чувство, скорее всего, помогло ей создать талантливейшее произведение с философскими обобщениями и далеко поднимающееся над современным среднеевропейским уровнем симфонизма. И начало, и конец мощные, с ярко выраженным индивидуальным стилем, что всегда свидетельствует о силе таланта. Если соединить позднего Джона Леннона и ранние произведения группы «Двери», то возникнет что-то, напоминающее Бек. Конец показал, что в Казани появился композитор симфонических рок-опер, причем не в плане дешевых вторичных поделок под Запад, а со своим жестким «упрямым» стилем, с утонченным восприятием современной цивилизации и умеющий выразить «наркотическую», неестественную атмосферу нашего времени. Музыка, по существу, мужская, даже сумрачная, «северо-германская». Конечно, Бек еще только нащупывает свою дорогу, еще слышится в ней «низкопоклонство перед Западом», ученичество. Но то, что если, например, она дальше пойдет по пути создания современных рок-опер, ей Грэмми почти обеспечена, это чувствуется. Как говорится – видна птица по полету.  
     Довольно сильно затянуты темы и несколько угнетают однообразностью, даже повтором в середине произведения. Тут возникает эффект явной «инструментальной» бедности. Мне кажется, нужно было больше использовать скрипку Абязова, чтобы создать контрапункт между человеческим и небесным, чтобы были музыкальные «качели» – вверх, вниз. Очень удачно звучит у Бек рояль, она «фортепианнный» композитор, чувствует его звучание «кожей». Но его мало, наверное, потому что (собственно говоря – конец произведения это показывает) Юлия Бек – композитор, склонный к трагедийности и внутренне не верит в нисхождение небесного к земному, она подсознательно отрицает сама земной мир, для нее он тяжел, она отстраняется от него. Отсюда однообразность середины и «сумрачность» почти шизофренических повторов. Нареканий к Абязову нет, работа его оркестра сильная, «европейская», и он выразил душу произведения, да и композитора тоже. Да и свою мятежную душу вложил, наверное, поэтому звучание было столь утонченно философским. 
     Музыкальные экзерсисы по поводу «вкуса горячего кофе», силы ветра, дождя, холода, тепла лучей солнца, который начинает испытывать «очеловечивающийся» Ангел, не дают представления о потрясении перед реальностью человеческого бытия. Здесь, наверное, Юлии Бек нужно переноситься в детство, в сущности, сознание Ангела есть сознание ребенка. Кстати, в заставке на экране показан такой весьма «китчевый» ангел с крыльями в набедренной повязке (чуть ли не с «вьетнамского» рынка), и это вызывает просто смех. Большая, конечно, проблема – имеет ли ангел пол. Поэтический текст Корнилова безнадежно «отстает» от музыки. «Бог есть любовь», но что есть любовь божественная и есть любовь человеческая, в ритмике слова не выражено. Фразы довольно шаблонные, а нужна современная упругая парадоксальная образность. Костюмы странноватые, не в духе спектакля, девушки выглядят в них немного аляповато, и движения становятся сумбурными, костюмы интересны у двух главных героинь. И динамика хореографии не совсем попадает в динамику музыки. Мне кажется, хореография должна быть более замедленной. Но Анастасия Фаттахова просто потрясающа. Такие точные и гармоничные движения, с современной эстетикой. Тут не у одного Ангела крыша поедет. Кажется, Юлия Бек и Анастасия Фаттахова нашли друг друга. 
     Солнца и любви, конечно, в произведении мало, даже есть уверенность, что все плохо на земле и будет, вероятно, еще хуже. Но эта трагедийная искренность композитора и составляет силу произведения. Конечно, такое произведение необходимо ставить на сцене театра оперы и балета им. Джалиля. Роль Ангела словно создана для Нурлана Канетова. Именно «разность потенциалов» Канетова и Фаттаховой могла бы создать сильный контрастный пластический художественный эффект. А богатство симфонического оркестра – преодолеть однообразие середины. Произведение Бек, несомненно, будет звучать в Европе и будет востребовано. Очень интересно было бы его услышать в трактовке ГСО РТ Александра Сладковского. Он мог бы огранить этот алмаз до сенсации в Германии. Может, что не хватает Юлии Бек, так это невесомой вагнеровской ткани мистики, магии счастья, но произведение вполне в духе Вагнера. Композитор она, безусловно, интересный и крупный, и может, если она будет идти своей дорогой, концентрируя женскую и мужскую энергию, это как раз и будет творческое развитие «вагнерианы» в Татарстане. 

Рашит АХМЕТОВ.


Комментарии (3)
Алмаз улы, 14.12.2014 в 11:54

Красивая женщина! Еще и талантлива! Респект!

Guest, 15.12.2014 в 01:44

талантлив ракипыч.

Guest, 15.12.2014 в 17:44

одинокая в данный момент-
подходи алмаз улы!
если что.