15 июня 2018 г. независимая общественно-политическая газета
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Абязов (ч.2)

16 февраля 2015 года
Абязов (ч.2)

     За прошедшую неделю Рустем Абязов провел в Казани с большим успехом «Абязов-фест» под девизом «Джаз в классике и классика в джазе». На нем выступили джазовое трио Миши Пятигорского из США, «Duo-Гурфинкель, папа&company» из Израиля с мозаикой для 3-х кларнетов, солист-скрипач Джамиль Щарифуллин, Елена Лось, Евгений Михайлов, Юрий Щербаков. Музыканты хвалили «La Primavera», говорили, что поражены атмосферой общей семьи в оркестре, благожелательностью, дружбой и высоким профессионализмом. 
     Спросил Мишу Гурфинкеля, смешение джаза и классики не есть ли дань моде, эксцентричные авангардные поиски. Классика концентрирует внутреннюю, духовную энергию человека, а джаз, пришедший из языческой Африки, более связан с внешней, земной энергией, сексуальной, эротической, и есть ли предел точки их совместимости? Возможно ли сочетание молитвы, религиозного храма и кабака? Классика все-таки относится к категории сверхсознания, сверх-Я, это почти религиозное действие, а джаз сосредоточен на подсознании, на инстинктах. Не зря в джазе одно из ключевых понятий – состояние «свинга». 
     «Папа» Миша Гурфинкель, «кларнетист экстра-класса», солист Израильского филармонического оркестра под управлением Зубина Меты, ответил, что возможности взаимодействия, взаимопроникновения джаза и классики, по его мнению, бесконечны. Суть джаза – импровизация, но одним из выдающихся импровизаторов был Бах. Играя на органе, он практически всегда импровизировал.   
     Пианист Миша Пятигорский третий раз в Казани и имеет феноменальный успех. Помимо того, что он яркий пианист с сочным, ласковым и свежим, молодым звуком, он и талантливейший композитор, может быть, поинтереснее Давида Тухманова. Вспомните ювелирно отточенный «День победы» Тухманова, так вот у Пятигорского особый феноменальный композиторский почерк. Это органическое смешение Тухманова, Пахмутовой и Богословского. Три в одном. Отсюда невероятная моцартовская легкость его мелодий, часто основанных на этнических корнях разных народов. Сам Пятигорский особенно любит бразильские мелодии, но удивительно, бразильская «солнечная» основа у него обогащается русской и еврейской этникой. Как говорит Пятигорский: «Я не работаю, я играю, мне безумно нравится сочинять и играть, для меня это наслаждение. Я человек идеи, а деньги не имеют для меня большого значения. Мы с Рустемом единомышленники  в этом. Если концентрироваться на деньгах, в музыке ничего не получится». Действительно, музыка над материальным миром, она окно в высшие миры. Пора бы делать «Абязов-фест» ежегодным, настолько он открывает совершенно новые горизонты в музыке, разрушает железные, деревянные, пластмассовые занавесы.   
     Вернемся к интервью Абязова:
     – То есть женщины не могут быть дирижерами? Это не мужской шовинизм?
     – Меломаны не ищут произведений, исполняемых женщинами-дирижерами. О чем тогда говорить? И что такое женская музыка? Французская?
     – Может, итальянская?
     – Я бы Россини не стал слушать в исполнении женщины-дирижера, а предпочел бы мэтров.  
     – Вам какая музыка нравится – немецкая, французская, итальянская?
     – Одно время увлекался французской музыкой. Мы с женой в 90-е году много ее играли. Я бы с удовольствием играл ее в оркестре, но ее очень мало для такого состава, как наш оркестр. Потом я увлекся музыкой английского музыкального возрождения. Это было такое открытие. У нас же Перселл и после этого английский композитор – это Бриттен. Однажды об этом я неосторожно заявил англичанке. Она обиделась и в следующий свой приезд в Казань привезла мне большую кипу партитур и записей. Я очень обрадовался. Открыл для себя совершенно новый мир с середины XIX века до середины XX века. Это в хорошем смысле слова эстетская интеллектуальная музыка. Красивая и с какими-то новыми интонациями, при этом архаично звучащая. У нас есть четыре программы английского музыкального возрождения.
     – На меня, помню, приезжал английский дирижер и произвел большое впечатление музыкой Уильяма Уолтона. Интересная музыка, мало исполняемая в России. Музыка начала ХХ века. 
     – Я играл с симфоническим оркестром в Казани еще до Сладковского Хофта. Это целая планета, хит, но в Казани музыка никогда не звучала. Играли мы концерт Элгара для виолончели. Потрясающая музыка, особенно в исполнении Жаклин Дюпре. Вот это музыка женская. Я его много слышал в исполнении мужчин, замечательно играют, но чего-то не хватает по сравнению с Дюпре. Поэтому исполнителей-женщин я признаю. 
     – Китайцы говорят, что гармония в произведении появляется тогда, когда есть баланс инь и ян, женского и мужского. То есть дирижер должен совмещать в себе баланс инь и ян, если не совмещает, гармония распадается. Это принцип китайской философии. Вы не пробовали «мужскую» музыку того же Бетховена исполнять более женственно?
     – Вы не обратили внимания, что я не исполняю Бетховена? 
     – Почему? Слишком жесткий?
     – Не в этом дело. Для меня Бетховен конструктивен. И еще, может, это к лучшему, он не написал музыки для нашего состава. Я же не буду переделывать Бетховена под наш состав, тем более что он мне не так уж и нравится. Мелодии у него есть прекрасные, и музыку Бетховен сочинял очень хорошую, но он мне не близок.  
     – Вы кто по гороскопу?
     – Овен, родился 29 марта. 
     – Для вас интуиция, наверное, в творчестве является главным. Из вашего гороскопа: «Овны – любители всего нового и рискованных предприятий. В них совмещаются первобытная сила и стремление доказать свое первенство. Они мастера начинать любые дела. Решения принимают практически мгновенно и мобилизуют свои силы для его воплощения».
     – Да, я интуитивист. Я не отношусь к категории дирижеров, которые выстраивают концепцию. Сидя дома, схематично, точно знают, что нужно делать. У меня музыка рождается от первой ноты. Все вытекает оттуда, и я не могу заранее сказать, как это будет развиваться. Но я не импровизатор и не умею это делать. Это большое искусство, отдаться этому. Конечно, что называть импровизацией. Если импровизировать с музыкальным текстом, то это одно, если импровизировать эмоциями – это другое. С текстом я не могу импровизировать.
     – Получается, вы в какой-то степени со Сладковским антиподы.
     – Не в какой-то степени, а очень сильно.
     – У вас камерное, интуитивное восприятие музыки. А у Сладковского великолепно отлаженная «немецкая музыкальная машина». Но шахматисты говорят – «порядок бьет класс». Для Казани это очень хорошо. Люди имеют представление о разных творческих подходах. Удивительно, вы не приемлете женщин-дирижеров, но любите женщин-поэтов – Цветаева, Ахматова. 
     – Я люблю и женщин-исполнителей. Та же Шахмурзаева. Или Бочкова. Это потрясающие скрипачки. Я, когда услышал Шахмурзаеву в Большом зале Московской консерватории, был ошарашен. Концерт Шимановского в лучшем исполнении никогда не слушал. Это было нечто.
     – Самый удачный концерт помните?
     – Вот так конкретно трудно сказать. Замечательный был концерт в Красноярске в сентябре этого года. Это из той категории, которые запоминаются. 
     – Но ощущение, ай да Пушкин, ай да сукин сын, такое не оставалось?
     – Иногда хочется так воскликнуть, но если так скажешь, то можешь поверить, что добился уже всего. Я стараюсь этого не делать.
     – Какой вы осторожный человек.
     – Это не осторожность. Просто хочу развиваться. Концертов, которые остаются в памяти, было много. Всегда говорю об этом оркестрантам – сегодня вы играли выше головы. Хотя понимаю, что у них потенциал большой.  
     – Потолок у оркестра есть?
     – Потолок, конечно, есть.
     – Сейчас близко к потолку?
     – Надеюсь, что нет, потому что все молодые. Если бы оркестр был постарше и играл на этом уровне, я бы считал, что потолок близко. Но большинство молодые. Идет совершенствование мастерства. Оркестр – это бешеный комплекс всего необходимого, что должно быть к моменту исполнения. Каждый человек, который сидит в оркестре, должен это осознавать и уметь использовать. 
     – Сколько сейчас человек в оркестре?
     – 22 человека постоянный состав. Можно, конечно, меньше, но тогда это ансамбль. 
     – По рейтингу таких оркестров в Европе вы на европейском уровне?
     – Безусловно. Это говорят все музыканты, которые с нами играют. Лучший камерный оркестр в Европе всех времен и народов – оркестр Маринера. Я и не стремлюсь с ним соревноваться. Но если брать общую массу, то мы на хорошем уровне. Рейтинг трудно составить, потому что камерных оркестров в Европе очень много. Как-то мой друг Дмитрий Лисс, главный дирижер Уральского симфонического оркестра, который поднял этот оркестр на недосягаемую высоту, сказал: «Хороших дирижеров много, а степень их гениальности зависит от степени их раскрученности». 
     – Это не совсем так. Это, как говорят в нашем шоу-бизнесе, возьмем любого певца со средним голосом и дайте деньги, сделаем из него суперзвезду. Не получается, Битлз не получается.  
     – Но в этом есть большая доля правды. Мы тоже можем «звездить» где угодно, но не «звездим», потому что этим никто не занимается. Очень трудно прорваться. 
     – Понятно, что трудно. Но «медвежатники» говорят, что можно взломать любой сейф.  
     – Можно, мне это немного удалось, но не в той степени, в какой бы мне хотелось. 
     – Вы больше скрипач, дирижер или менеджер?
     – Сейчас больше дирижер. Менеджер я по необходимости. Скрипач по образованию и по призванию. У меня все в одном тонусе и работаю на оркестр.
     – Любите скрипку. У вас какая скрипка?
     – Француз, XIX век. Сколько стоит, не скажу, все начнут за ней охотиться. Но я не могу сказать, что это высший класс.
     – Лучший скрипач в России сегодня кто, по вашему мнению?
     – Я считаю, Александр Тростянский. В Европе, наверное, пока еще остается Максим Венгеров. Хотя он бросил скрипку под предлогом, что-то с рукой, занялся дирижированием, у него не очень получилось, он вернулся к скрипке. 
     – Вы вообще оптимист?
     – Если бы не был оптимистом, оркестром бы не занимался.
     – Скажите, у татарской музыки есть перспективы? Почему она прозябает на провинциальном уровне?
     – Перспективы есть у любой музыки. Провинциальность – много причин, во-первых, она очень молодая. Ей всего около ста лет. Во-вторых, она идет, по-моему, не в том направлении. Она не должна была ассимилироваться с европейской музыкой. Эти европейские гармонии, в которые обрамляется татарская музыка, они не соответствуют духу музыки. Но этот процесс, скорее всего, необратимый уже.
     – Неужели силы татарской музыки можно согнуть?
     – Согнули же. И согнули до такой степени, что, считаю, вернуть обратно уже невозможно. Уже нет истоков. Не из чего питаться. Вот «Тафтиляу» вы уже как мелодийное произведение слушать никогда не будете. Вам нужно, чтобы красиво саккомпанировали, с интересными пряными гармониями. Тем, что совершенно не соответствует татарской музыке. 
     – Я, помню, был поражен песней «Бабочка». Предлагал лидеру «Скорпионов» сделать ее обработку, очень мощная песня была бы, европейский хит.
     – Но это была бы уже не татарская музыка. 
     – Сейчас татарская музыка становится все более вторичной к европейской и московской. 
     – В татарской музыке еще не родилась личность, соответствующая Григу в норвежской, Шопену в польской. 
     – Говорят, нация создается музыкой. Говорят, что немецкую нацию создал Вагнер. 
     – В татарской музыке еще время не пришло, просто не хватило этого времени развития. 
     – А сколько еще нужно времени?
     – Я же только Воланд, а не Бог. 
     – Как воспринимается оркестр в Москве?
     – После каждого концерта приходят музыканты и говорят, такого уровня камерного оркестра в Москве нет. Потому что у них принято «крупным помолом», одной, двумя репетициями. Мы же тщательно все репетируем. Такое впечатление мы создаем в Москве. Мы серьезно относимся к своей работе.    

Беседовал
Рашит АХМЕТОВ.

На снимке: Рустем Абязов.

Комментарии (7)
Guest, 18.02.2015 в 07:50

Уже нет истоков. Не из чего питаться. Вот «Тафтиляу» вы уже как мелодийное произведение слушать никогда не будете.
________________________________________
Ошибаетесь. Будем.
Сохранились и истоки, и то, из чего "питаться".
Но, для этого надо иметь способность их распознавания и иметь "незашоренное" самосознание.

Guest, 18.02.2015 в 07:54

татарская музыка становится все более вторичной к европейской и московской.
__________________________________________
Вторичное самосознание "творит" вторичную музыку.
Всё очень просто.
Освободи своё самосознание от своей собственной вторичности. Для начала.

Guest, 18.02.2015 в 08:01

Первичность может и должна быть соотнесена лишь с содержанием первичных, Универсальных категорий.
Судя по вопросу Р. Ахметова и ответу Р. Абезова , они не имеет об даже элементарного понятия.

Guest, 18.02.2015 в 08:11

В татарской музыке еще не родилась личность
_________________________________________________
Личностями становятся.
Личностью может стать каждый родившийся.
Потенциально.
Однако, вы стал теми, кем вы себя "сделали" или "делаете" себя, на протяэении своей жизнь.

Guest, 18.02.2015 в 11:44

салих сайдашев безусловно личность.
если бы не было сайдашева-
мы были бы вторичны сто пудов.
за сайдашевым-рустам яхин.
далеко не вторичен,хотя многие
считают его европейцем(что не истина!).
еще не успевший толком раскрыться
фарид яруллин,которого сгубили на войне
(сами отсиделись,ясен пень!).
еще-джаудат файзи первичен вполне.
первая половина двадцатого века
дала множество талантов в нашей музыке.
кто-то еще не оценен.
кого-то быстро позабыли.
ничего,вспомнят.
дайте только СВОБОДУ!

Guest, 19.02.2015 в 07:01

Судя по ответам, Абезов Руст. мнит себя "европейцем".
Какое убожество!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
Ты будь прежде всего ЧЕЛОВЕКОМ.
Если ты не осознаёшь свою первичную самодостаточность и самоценность, то можешь быть кем угодно,например, инопланетяном.
Однако, твоя рабская и зависимая ментальность всегда будет маркёром твоей БЫДЛОВОЙ СУЩНОСТИ.
Таким же быдловым будет и твоё "творчество".

Guest, 19.02.2015 в 09:22

оглянувшись-
приходится признать:
орхестра со звучным яуропейским названием
льа примавера и правда фториччен.
по существу-задворки.
понятно-никакое не национальное.
сам себя не похвалишь-...
РАКИПЫЧ-маэстро на такие интервью.
с удовольствием читаю его экзерсисы
на темы искутства.