6 апреля 2018 г. независимая общественно-политическая газета
Главная Общество К истокам (ч.4)
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

К истокам (ч.4)

6 апреля 2018 года
К истокам (ч.4)

     В более поздних «истоках» обращает на себя внимание своими последствиями «Из Указа от 19 ноября 1742 г. «Правительствующий сенат приказали: 1) все имеющиеся в Казанской губернии новопостроенныя за запретительными указами мечети, по силе Святейшаго Синода определения и посланного в Казанскую губернскую канцелярию указа, а наипаче в таких местах, где воспринявшие веру греческаго исповедания жительство имеют, сломать и впредь строить отнюдь не допущать, и того Казанской, Сибирской, Астраханской и Воронежской губерниям накрепко предостерегать; ежели же где оные татары жительство свое имеют в отдалении от новокрещенных жительств и особливыми от них селами деревнями стоят, а в них мечети есть же, оные описав, сколько где ныне таковых есть, а когда построены и в скольком одна от другой мечети разстоянии, и при скольких дворах, и должно ль им впредь быть, или кои разломать, или без разломки для неминуемой жителей татарской законной нужды оставить надлежит: о том всем тем губернским канцеляриям с епархиальными архиереи согласиться, и на мере постановя, в Правительствующий Сенат донести, и ожидать конфирмации…» // ПСЗ-I. Т. 11. №8664, с. 719. (А. Ногманов. Самодержавие и татары, стр. 108).
     «За менее чем два года, прошедших со дня выхода  указа от 19 ноября 1742г., стараниями духовных и светских властей из 536 мечетей Казани и Казанского уезда было уничтожено 418, из которых об одних объявлено, что построены еще до взятья под российское владение Казани, а другие назад тому лет от 200 и ниже…» ПСЗ-I. Т. 11 №8978, с. 157 - 159. (А. Ногманов., Самодержавие и татары, с. 111.)
     «…В начале 40-х гг. XVIII в. только в Тобольском уезде было сломано 66 мечетей и на 5843 души мусульманского населения их осталось всего 23. В Тюмени и уезде было сломано 19 мечетей, оставлено 13».
     Однако преследование мусульман после падения Казанского ханства носило перманентный характер. Относительно июльских 2016 года поправок в УК РФ в части миссионерства, думаю, уместно будет привести еще один отрывок из Закона 5333, 12 сентября 1728 года «Наказ губернаторам и воеводам и их товарищам, по которому они должны поступать», наказ 19: «… А ежели явятся такие магометане или другие иноверцы, которые тайно или явно кого из российских народов в свою веру превратят и обрежут, таких брать именно: казнить смертью, сжечь без всякого милосердия».  
     Но как оказалось на деле, мусульмане не только не могли кого-либо в свою веру превратить, но и сами не имели права оставаться мусульманами после формального крещения под давлением православных попов и государственной власти. Например, при царствовании Анны Иоановны 18 июня 1738 года в Екатеринбурге живьем сожгли на костре Тойгильде Жулякова за возврат в ислам. В том же году «…за переход в другую веру (в иудаизм) был сожжен капитан-лейтенант Возницын «вместе с совратителем своим жидом Борохом Лейбовым» (газета «Секретные материалы» №390, стр. 12; 2014 г.).
     30 апреля 1739 года живьем сожгли на костре 60–летнюю Кисэнбику Байрасову на основании указа, который довели до обреченной казни: «По указу Ее Императорского Величества …оной татарке за три побега и что она, будучи в бегах, крещенная обасурманилась, учинить смертную казнь – сжечь». На основании указа императрицы генерал Соймонов вынес свой приказ: «Пойманную… которая была крещена и дано ей имя Катерина, за три побега и что она, оставя Закон Христианский, обасурманилась, за оное извольте приказать на страх другим казнить смертию – сжечь, дабы впредь, на то смотря, другие казнились». (ГАСО. Ф. 24, оп. 1, д. 818, стр. 243 - 245).
     Характерно, что насильственное крещение и преследование иноверцев, прежде всего мусульман, продолжалось волнообразно в течение столетий по всей территории России, с небольшим перерывом согласно указу Екатерины II до ее кончины, вплоть до Октябрьской революции 1917 года, затем с новой силой и при советской власти.
     Так называемое «Секретное дело» №24, которое было начато по жалобе архиерея Билярского округа во исполнение указания казанского архиепископа относительно «крещенной татарской девушки Пелагеи», рассматривали Казанская консистория и земские суды в течение 10 лет, начиная с 1837 года по 1844 год. За то, что татарская женщина по имени Гулэйза не ходила в церковь и своих двух сыновей там не крестила, ее судили в Чистополе. Дело было в том, что часть населения деревни Кыр Шонтала предположительно в 1744 – 1747 гг. подвергалась насильственному крещению. Несмотря на это обстоятельство и отсутствие указной муллы, эти люди продолжали оставаться мусульманами. С 1830 года в Чистопольском уезде снова началось движение «возвращение в мусульманство» уже официальными обращениями к российским властям, что вынудило попов удерживать их в православии с помощью судов.  
     За время судебного преследования Гулэйза родила еще одного сына. Но беспрерывные допросы, оскорбления и преследования сильно истощили ее и грудного ребенка Гайнатуллу. Они, не выдержав такой жизни, в 1844 году скончались. Но двоих оставшихся сыновей Габделвахита и Габделджаббара, насильно отобрав от отца, крестили и отдали в христианские семьи.   
     Российский околополитический и околокультурный истеблишмент часто повторяет, что в России инквизиции не было: людей не сжигали. Однако, как пишут в справочниках и литературе, сжигали, возможно, не меньше, чем католическая церковь. «Период с начала XV до конца XVI века характеризуется крупными изменениями во всей системе русского уголовного права. Появляются Судебники 1497 и 1550 годов, предусматривающие более широкое применение смертной казни по сравнению с прежними правовыми актами.<…>. Еретиками были священнослужители, отрицавшие многие основополагающие каноны Православной церкви. <…>. В 1504 году одним из обличавших ересь жидовствующих был игумен Иосиф Волоцкий. <…>. В 1569 году плотники Неупокой, Данила и Михаил были сожжены за употребление в пищу запрещенной церковными правилами телятины, а в августе 1575 года сожжено 15 ведьм в Новгороде. Наказания в виде сожжения заживо в срубе за богохульство стало обычным при патриархе Иове (1589 - 1605), который сам в одном из своих сочинений одобрял казнь языческих жрецов. <…>. Патриарх Иов писал царю: «О великий государь, благовенчанный царь и великий князь Федор Иванович Всея Руси. Воистину еси ты равен явися православному первому в благочестии просиявшему царю Константину и прародителю своему великому князю Владимиру, просветившему Русскую землю святым крещением: они же убо каждый в свое время идолы поправшие и благочестие восприяша; ты же ныне великий самодержец и истинный рачитель благочестия, не единых идолов сокрушая, но и служащих им до конца истребляя. <…>. В 1681 году церковный Собор во главе с патриархом Иокимом (1671 - 1672) обратился к царю  с просьбой отсылать ко градскому же суду и по своему Государеву рассмотрению, кто чего достоин, указ чинит. Вскоре после этого 1 (11) апреля 1681 года были сожжены старообрядцы протопоп Аввакум и три его товарища по заключению: Федор, Епифаний и Лазарь. Кроме того, в сочинениях Аввакума сохранились сведения о сожжении еще около ста староверов. 22 октября 1683 года светские власти приговорили к сожжению старообрядца Варлаама». (Казнь через сожжение в истории России. - Википедия). Целью настоящей публикации не является перечисление всех случаев и количества казней через сожжение. Здесь важно понимание чрезвычайной жестокости церкви и светской власти, освободившейся к тому времени от «татарского ига» (1480) и разрушившей Казанское ханство (1552 - 1557), в отношении к инакомыслящим людям внутри государства. Примечательно, что при «татарском иге» светские и церковные власти Московии не могли позволить себе сжигать людей живьем за какое-либо инакомыслие, поскольку не позволяло законодательство Золотой Орды. Кроме того, и к крепостному праву как форме рабовладения Московское княжество возвратилось сразу же после «татарского ига».    
     Судя по последним поправкам в УК РФ, соавторами которых выступили Яровая и Озеров, суждениям некоторых общественно-политических деятелей в печати и на каналах ТВ, чувствуется, что церковная и светская власти шаг за шагом постепенно возвращают Россию к ее истокам. Конечно, в некотором смысле - в обновленной форме. Думаю, до сожжения живьем на кострах за инакомыслие не дойдет. Все-таки на дворе XXI век.

     Фаик ТАДЖИ.


Комментарии (0)